fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Происшествие на полигоне Уайт-Сэндс





«Вечером 4 июля 1950 года я отправился к старому испытательному стенду ракет ФАУ-2, который располагался в двух с половиной километрах от центра полигона». Так начинает свой рассказ американский исследователь Даниель В. Фрай в книге, посвященной необычному событию. В том году фирма «Аэроджет дженерал корпорейшн» поручила ему монтаж технического оборудования на ракетном испытательном полигоне Уайт-Сэндс вблизи Лас-Крусеса, штат Нью-Мексико. Его сообщение о якобы случившемся с ним вызвало небывалую сенсацию. Описывая свою вечернюю прогулку, Фрай продолжает: «По обыкновению разглядывая небо, я вдруг заметил, что довольно большая группа звезд неожиданно погасла.

Казалось, будто что-то крупное заслонило их. Наконец я разглядел тело овальной формы, которое, планируя, медленно спускалось; оно приземлилось в двадцати метрах от меня на удивление мягко и совершенно бесшумно, лишь кусты слегка зашуршали. Его высота была не более 8 метров, а максимальный диаметр примерно 9 метров. Я обежал вокруг сфероида, но не заметил ничего похожего на отверстия; не увидел я и швов, соединяющих листы металла. «Если внутри кто-нибудь есть, то он может выйти либо сверху, либо снизу», – размышлял я. Подойдя ближе, я осторожно прикоснулся к гладко отполированной, серебристой металлической поверхности с фиолетовым отблеском. Она была чуть теплее воздуха. Я ударил ладонью по металлу и почувствовал легкий, но явный зуд в кончиках пальцев и запястье. Тогда как бы из ниоткуда раздался ясный голос: «Вам лучше не касаться оболочки, дорогой мой. Она еще не остыла». Я резко отскочил в сторону, споткнулся и растянулся на песке. Меня поразил правильный английский язык говорящего, и я принял его за американца. Однако тот же голос продолжал: «Нет, я не американец, как Вы. Но моя задача сегодня вести себя как американец. И тот факт, что Вы приняли меня за соотечественника, свидетельствует о моих успехах в изучении вашего языка, которое продолжалось два последних года. Мне никогда не доводилось ступать на вашу планету. Пройдет еще добрых четыре года, прежде чем я приспособлюсь к земной атмосфере и гравитации и приобрету иммунитет к возбудителям земных болезней. Главная задача нашей экспедиции исследование адаптационных возможностей человека. В первую очередь мы хотим установить, способен ли он вообще воспринимать идеи, весьма далекие от его традиционного образа мышления. Наши предки уже несколько столетий организуют экспедиции на Землю, но, к сожалению, почти безуспешно. На этот раз мы надеемся найти более благодатную почву для достижения наших целей. Ведь мы хотели бы оказать жителям Земли помощь на их пути к прогрессу». Затем странный голос произнес: «Мне кажется, что Вам, вероятно, утомительно слушать мои рассуждения о науке и социологии, стоя там, на песке. Может быть. Вы войдете в корабль и мы вместе отправимся в короткое путешествие? Эта космическая капсула всего лишь дистанционно управляемое транспортное средство, но в ее небольшом пассажирском отсеке есть несколько мест. Я сам в Центре управления, или, как говорят на Земле, в корабле-матке, находящемся в 1450 километрах над вашей планетой».

Вскоре после этого часть нижней «стенки» капсулы, повернувшись, задвинулась вовнутрь. Через эту «дверь» я проник в кабину длиной примерно 3 и шириной 2 метра, где располагалось четыре сравнительно небольших анатомических кресла. Послышался новый вопрос: «Вы не возражаете против тридцатиминутного полета в Нью-Йорк и обратно?»

Я был крайне изумлен, но согласился. Инстинктивно уперся ногами в пол и прижался к сидению. Через несколько секунд Земля с невероятной скоростью исчезла подо мной. Я говорю «исчезла подо мной», потому что я не испытал никакого ускорения, а корабль казался неколебимым как скала. Мгновение спустя в левом нижнем углу «двери», ставшей прозрачным экраном, появились огни Лас-Крусеса. Я понял: за эти 2–3 секунды мы поднялись по крайней мере на 300 метров.

На мой вопрос, почему я не испытал ускорения во время взлета, мне ответили: «Сила, которая приводит в движение летательный аппарат, идентична полю гравитации. Она воздействует на каждый атом корабля и на любой атом вещества, находящегося в нем, то есть на пилота или пассажира в равной степени. Ускорение регулируется по нашему усмотрению. Так как эта подъемная сила пропорциональна массе, а поле тяготения Земли одинаково воздействует и на корабль и на пассажира, то первоначальная сила взаимодействия между креслом и сидящим в нем человеком остается постоянной. Однако упомянутая сила уменьшается с ослаблением поля тяготения Земли по мере удаления от планеты. В космических полетах, когда корабли находятся далеко от естественных источников гравитации, мы, руководствуясь практическими соображениями, считаем необходимым создавать искусственную гравитацию. Привычная для нас сила тяготения составляет чуть больше половины вашей земной».

Когда мы стали постепенно опускаться над Нью-Йорком с высоты 30 000 метров, огни города приблизились и уже можно было различить отдельные световые точки. Казалось, что подо мной россыпь миллионов молочно-белых бриллиантов, которые искрились на фоне бархатного черного ковра.

К сожалению, пребывание над городом было недолгим, меня доставили обратно, на этот раз с еще большей скоростью. Оказавшись снова на месте старта, я спустился на землю, как лунатик, прошел с десяток шагов по песку и лишь затем обернулся, чтобы взглянуть на корабль. «Дверь» уже закрылась, и примерно в средней части сфероида появилась опоясавшая его оранжевая светящаяся полоса. Затем корабль, как выброшенный из катапульты, резко поднялся вверх, а сильная струя воздуха, вызванная взлетом, толкнула меня в грудь, так что я едва не потерял равновесия. Некоторое время я еще следил за кораблем, светящаяся полоса на котором меняла цвет от оранжевого до фиолетового.

Корабль поднялся на несколько тысяч метров, а когда полоса стала фиолетовой, он исчез из поля моего зрения».

Так выглядит фантастическое событие в Уайт-Сэндс, которое Фрай, как утверждают, немедленно описал в подробном отчете со всеми техническими подробностями. Причина двенадцатилетней задержки публикации этого отчета объясняется тем, что ракетный испытательный полигон Уайт-Сэндс, где работал исследователь, рассматривался как особо секретная военная зона и находился на строгом режиме.

Что можно сказать об этом «таинственном контакте третьего рода», как теперь называют рассказы о встречах с инопланетянами? Правда это или вымысел? Позднее Фрай, будучи руководителем научно-исследовательского отдела, принимал активное участие в создании системы управления ракет-носителей «Атлас». Он способный инженер, служащих его бюро тоже не обвинишь в отсутствии трезвости и деловитости в работе. Это приводит к выводу, что Фрая нужно квалифицировать скорее как реалиста, чем как фантаста. Кто же он в действительности?
Все «чудеса» в одной книге, Хельмут Хефлинг, (перевод: М. С. Осипова), 1983г.

Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments