fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Российская разведка в 1914–1917 годах





Подготовка к первой мировой войне (1914–1918 гг.) шла заблаговременно. В 1882 году оформился Тройственный союз Германии, Австро-Венгрии и Италии, который обновлялся пять раз, вплоть до 1912 года. Параллельно складывалась Антанта — коалиция Франции, Англии и России. В основе противоборства были схватки за колонии, рынки, сферы мирового влияния. К трагическому исходу ситуация продвигалась через отдельные кризисы (Северная Африка, Балканы), пока выстрелы в Сараево и убийство эрцгерцога Фердинанда не дали повода к объявлению войны. Италия, правда, к этому времени покинула Тройственный союз, а затем примкнула к Антанте. Так или иначе, конфликт охватил не только Европу, но и Азию (Япония, Турция), а на последнем этапе и США. Всего в войну были вовлечены 38 стран.


Русско-германский фронт был одним из основных. Здесь в 1915 году находились 107 из 268 дивизий германского блока. Германия готовилась к войне особенно тщательно. В разведывательной деятельности против России ей помогала Австро-Венгрия. Для этого обе страны располагали благоприятными возможностями. Много лиц немецкого происхождения находилось на русской, в том числе военной, службе, были близки к царскому двору, связанному родственными узами с германской монархией. Почти все предприятия электротехнической промышленности, химические, многие металлургические заводы принадлежали немецким фирмам. Германский капитал имел позиции также на железнодорожном и водном транспорте.

Основная сеть германской разведки была развернута в Польше, Литве, Петербургском военном округе. Руководство ею осуществлялось из германского и австрийского посольств столицы.

Это учитывала российская разведка и не оставалась в бездействии.

В канун войны в российской разведке были проведены существенные преобразования. Из состава Главного штаба — высшего органа военного управления России — было выделено Главное управление (ГУ) Генерального штаба (ГШ), в котором было сосредоточено руководство военной разведкой. В тот период именно она была основной формой разведывательной деятельности Российской империи. Конкретно же руководил разведкой с 1910 года отдел генерал-квартирмейстера (ОГЕНКВАР) Главного управления Генерального штаба (ГУ ГШ), ответственного за организацию самостоятельной разведки стратегического характера в сопредельных с Россией странах, равно как и за руководство разведывательной деятельностью окружных штабов.

Эти реформы, как и поставленные задачи, были закреплены в соответствующих документах военного ведомства России. При этом в разведке было ясное понимание того, что решение этих задач в канун неизбежной войны было возможно лишь в результате создания в странах будущего противника эффективной агентурной сети, способной обеспечивать получение необходимой информации по ключевым проблемам.

К началу первой мировой войны ОГЕНКВАР ГУ ГШ располагал некоторыми агентурными возможностями как в Германии и Австро-Венгрии, так и на Востоке (Китай, Корея, Монголия). Вместе с тем приобретение источников осуществлялось главным образом путем работы с доброжелателями, предлагавшими свои услуги. Штабы военных округов располагали своими источниками.

Связь источников с Центром осуществлялась путем переписки на условные адреса в закодированном виде.

В канун войны русская военная разведка добыла ряд важных документов мобилизационного и стратегического характера, в том числе по Германии (мобилизационный план, сведения о развертывании полевых и резервных войск, данные об укреплениях стратегически важных крепостей Бреслау, Торна и др.). Важные документы были получены через известного читателям полковника А. Редля. Разведка получала секретные материалы по Австро-Венгрии и по другим каналам. Но в то же время всесторонне и глубоко, в комплексе, вооруженные силы потенциального противника не изучались. Такое положение имело тяжелые последствия в ходе первых боевых действий.

К началу войны разведка не смогла полностью решить стоявшие перед ней задачи. Прежде всего, не была создана широкая, прочно законспирированная агентурная сеть в Европе, которая была бы в состоянии постоянно передавать упреждающую надежную информацию и бесперебойно работать в период войны.

Пожалуй, одним из наиболее существенных недостатков в работе русской разведки в канун войны были беспечность и пренебрежение конспирацией. Так, вновь приобретенных источников фотографировали для их личных дел в обычных фотоателье. Немцы, получив об этом информацию, принимали контрмеры к выявлению засылаемых в Германию сотрудников. Контрразведка действовала недостаточно эффективно. Жандармский корпус главные усилия направлял на борьбу с «внутренним врагом», в то время как вражеская агентура, по сути дела, беспрепятственно работала в районе предстоящих боевых действий.

Хотя многие разведывательные Данные поступали своевременно, но изучались они далеко не достаточно в силу слабой постановки информационно-аналитической работы. Нередко из верных данных делались ложные выводы.

В канун войны деятельность русской разведки была неоправданно сужена — преимущественное внимание уделялось в основном изучению будущей прифронтовой полосы, в то время как стратегический тыл потенциального противника был оставлен без должного внимания.

Свою роль сыграл и недостаток средств, отпускавшихся на организацию разведывательной работы.

Война внесла коррективы, но не все они давали нужный эффект. В действующую армию была переведена значительная часть офицеров ОГЕНКВАРа, что усилило разведку штаба Верховного главнокомандующего и штабов фронтов. Однако это обстоятельство, равно как и активизация контрразведки противника, привело к утрате части источников ОГЕНКВАРа В Восточной Пруссии, например, после отхода русских войск и потери связи между источниками и руководителями агентура самоликвидировалась.

Главной задачей русской разведки стало вскрытие военных планов противника, выявление группировок его войск и направлений главного удара.

Русские разведчики, действовавшие в Европе в условиях ограниченного времени, отводимого для решения поставленных задач, подчас были вынуждены прибегать к крайне неординарным методам для их решения. Один из представителей разведки в Италии, получивший задание в течение нескольких дней установить направление движения группы центральных немецких корпусов и не имевший для этого надежных источников, успел подобрать нескольких людей, которые были готовы выполнить разъясненные им задачи, и направил их в Германию по обусловленным маршрутам. В результате было установлено, что германские корпуса перебрасываются на Западный фронт для действий против Франции[104]. Однако далеко не все подобные экспромты, обусловленные утратой или ослаблением с началом войны оперативных возможностей, были удачны, и ряд важных перебросок немецких корпусов не был своевременно выявлен.

Но у разведки России были и успешные операции, связанные с получением важных политических сведений. В 1916 году она сумела выйти на высокие круги в Ватикане и Испании, располагавшие информацией стратегического характера о Германии и Австро-Венгрии. Разведка располагала источниками документальной информации в главной штаб-квартире Австро-Венгрии, в германском генеральном штабе, в штабах и корпусных округах Германии. Русская разведка сумела найти надежные подходы к французскому телеграфному агентству «Гавас» и опубликовала с его помощью ряд дезинформационных материалов.

В целом же в годы войны русские разведчики не отказывались ни от одной возможности, дававшей надежду на получение сведений о противнике. Вместе с тем бессистемность в использовании этих сведений существенно затрудняла работу по важнейшим проблемам, требовавшим быстрого и глубокого освещения.

Ставка, которая должна была быть центральным органом, направляющим всю разведку, не справилась с этой задачей. В результате разведывательная деятельность не была достаточным образом организована; зоны этой деятельности между штабами фронтов и армий не были строго разграничены, что в ряде случаев приводило к излишней, не скоординированной активности различных подразделений в одних и тех же районах, а отсюда — к нередким провалам. Поспешность в формировании агентурной сети нередко влекла за собой ее засорение случайными людьми и провокаторами, что служило причиной провалов в работе.

В ходе войны организация разведки поэтому совершенствовалась с учетом приобретаемого опыта. К началу 1917 года агентурная сеть военной разведки уже более четко разделялась по подготовке в зависимости от выполнения задач. Каждый делал свое дело, что повышало отдачу и усиливало конспирацию. Сведения направлялись по почте, телеграфу с применением шифров, кодов, симпатических чернил. Широко использовались «почтовые ящики», то есть вспомогательная агентура, в задачи которой входила только доставка уже полученных разведывательных донесений.

Работа разведки по мере накопления опыта в ходе войны все более и более приобретала свой привычный нам современный облик. Появились вспомогательные линии разведки: система связи резидента с источниками, оперативная фотография. Стали все шире применяться технические средства.

Большей целенаправленности работы разведки содействовала и координация усилий союзников по Антанте. В сентябре 1915 года представители Антанты договорились об образовании координирующего органа — Межсоюзнического бюро, в задачу которого входило объединять получаемые по различным каналам сведения о противнике, с тем чтобы они становились достоянием всех союзников. К концу 1915 года в Межсоюзническое бюро входили уже миссии Франции, России, Великобритании, Италии, Бельгии и Сербии.

Однако координация деятельности звеньев разведки реализовывалась медленно, с трудом. Проекты, подготовленные к концу 1916 года в Главном управлении Генерального штаба, фактически не были осуществлены. Несмотря на то что в системе ГУ ГШ был образован центральный аппарат разведки, она на деле продолжала действовать, как и прежде, оставаясь преимущественно в ведении Ставки и штабов фронтов.

К концу войны все еще так и не было центра, объединяющего различные виды разведки. Сбором информации занимались военные, дипломатические, промышленные, финансовые, торговые и другие ведомства. Ни в одном из генеральных штабов стран Антанты даже к окончанию войны не было четко сформулировано само понятие «стратегическая разведка», не был определен комплекс военных, политических и экономических проблем, подлежащих изучению[105].

Реорганизация разведки затянулась до лета 1917 года, когда в конце концов было принято решение передать всю заграничную сеть источников в ведение ОГЕНКВАРа Главного управления Генерального штаба. Эта работа была завершена к августу 1917 года.

С учетом приближения окончания войны русская разведка к лету 1917 года готовила планы развития агентурной сети за границей в мирное время. При этом ставилась задача освещения не только военных вопросов, а всех аспектов политической, экономической и общественной жизни представлявших интерес для России государств. К этому времени окончательно определился подход к созданию агентурных сетей, где исходным и главным моментом был подбор организатора-руководителя, обладавшего возможностями получения необходимых для оседания в данной стране документов, располагавшего необходимыми связями и широкими полномочиями по привлечению к сотрудничеству источников.

Существенным недостатком оставалась слабая постановка информационной аналитической работы Центра. Часто полученная серьезная информация глубоко не прорабатывалась, аналитические материалы были поверхностными. Нередко выводы и заключения подгонялись под настроения «наверху».

Конечно, первая мировая война завершалась в условиях неслыханных политических и социальных потрясений, приведших к двум революциям в России, к волнениям и революционным событиям в Германии, Венгрии, изменению политической карты мира.

Размах и сложность этих явлений, кризисные события в России, охватившие практически все слои общества, не могут не приниматься во внимание при оценке действий русской разведки в этот сложнейший переломный период.

С учетом этих обстоятельств недочеты в ее работе не заслоняют главного вывода — разведка в основном справилась с решением вставших перед нею задач. Сформировавшись в ходе войны к концу лета 1917 года в действенный инструмент государственного механизма, она, однако, не успела в полной мере реализовать свои возможности. Наступала новая эпоха, происходили смена строя, институтов государства, такие изменения, которые потребовали и принципиально новых разведывательных и контрразведывательных механизмов, отвечающих современным условиям.
«Очерки истории российской внешней разведки». Том 1,  Евгений Максимович Примаков, 1995г.

Tags: История
Subscribe

  • Исчезнувшие миллионы президента Крюгера

    Одиннадцатого октября 1899 года правительства Трансваальской Республики и Свободного Оранжевого государства объявили Великобритании войну.…

  • Сюрпризы, ждущие в пещерах

    В 1825 году доктор Эндрю Смит, первый директор Музея Южной Африки, напечатал в газете « Кейптаун газетт » такое объявление:…

  • Невыдуманные копи царя Соломона

    Историкам известно, что царь Соломон в Иерусалиме воздвиг храм-дворец, который поражал воображение современников. В Библии довольно подробно…

  • Сокровища бактрийских царей

    Пока нет статистики, которая позволила бы подвести итог многовекового соревнования между одержимыми искателями кладов и Его Величеством…

  • Сержант Щепотьев

    Модель-горельеф 4-пушечного шведского бота « Эсперн »… Трофей? Нет, « изготовлена русскими умельцами в…

  • Корабельный вож

    — Весь музей осмотрели, не нашли тех флагов… Перед дежурным консультантом стояли двое матросов из Архангельска. —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments