fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Пиратское заклятье




«Призываю Вельзевула и всех его демонов сохранить тайну этого клада. И пусть тот, кто дотронется до моего золота, знает, что обратный путь его будет не длиннее лезвия ножа» - так, если верить легендам, звучало пиратское заклятье. Оно якобы произносилось над тем местом, где зарывались сокровища, и, как сказали бы теперь, попав в единое информационное поле Земли, затем надежно охраняло спрятанный клад. Именно пиратским заклятьем многие объясняли неудачи, которые преследовали кладоискателей на «Острове сокровищ» - острове Кокос, затерянном в Тихом океане в трехстах милях от Галапагосов. На этом крошечном осколке суши - четыре на две мили - побывало больше пятисот экспедиций, но ни одна из них не нашла никаких ценностей.

Впервые о Кокосе заговорили в сороковых годах прошлого века, когда Америку облетела весть, что на нем спрятаны так называемые «сокровища Лимы». Их история уникальна даже для того времени, когда людей трудно было удивить самыми фантастическими приключениями. Седьмого сентября 1820 года в перуанском порту Кальяо на шхуну «Дорогая Мэри» было погружено огромное количество драгоценностей: золотые слитки и усыпанные брильянтами распятия, сабли, эфесы которых переливались драгоценными камнями, и жемчужные ожерелья, тяжелые платиновые браслеты с рубинами и изумрудами, огромные золотые сосуды и прочая утварь многочисленных католических храмов Лимы. Особенно выделялась отлитая из чистого золота, почти двухметровая статуя Пресвятой Девы Марии с Младенцем на руках. Все эти сокровища собрала лимская знать, чтобы переправить в Испанию, поскольку к столице вице-королевства подходила повстанческая армия генерала Хозе де Сан-Мартина.


Но капитан шхуны Томпсон сговорился с командой: ночью часовые, охранявшие ценности, были перебиты, а «Дорогая Мэри» ушла из Кальяо. На четвертый день плавания она достигла Кокоса. Раньше Томпсон никогда не был там, но слышал, что на острове обитают лишь ядовитые змеи да москиты. Лучшего места, чтобы спрятать сокровища, даже не придумать. Однако осуществить задуманное оказалось не так-то просто. С моря Кокос выглядел неприступной темно-зеленой скалой. Из кипящего белой пеной прибоя, словно крепостные стены, вздымались отвесные береговые обрывы. Томпсон долго кружил вокруг острова, прежде чем рискнул зайти в одну из двух бухт под названием Чатам. Три дня ушло на то, чтобы переправить со шхуны на берег многие тонны драгоценностей и укрыть их. Когда работа была уже закончена и «Дорогая Мэри» готовилась к выходу в море, в бухту ворвался испанский фрегат. Его командир догадался, что наиболее вероятным местом, куда могла направиться ускользнувшая из Перу шхуна, был находящийся в стороне от торговых путей Кокос.

После короткой схватки преступники сдались. Испанцы не стали тратить время на суд - всю команду «Дорогой Мэри», кроме капитана и штурмана, вздернули на реях фрегата. Этих двоих оставили с расчетом, что под пытками они выдадут место, где зарыли сокровища. Фрегат снялся с якоря и взял курс на Панаму, куда бежали правители вице-королевства. Пленников же заковали в кандалы и бросили в канатный ящик. Вскоре штурман, заболевший на Кокосе желтой лихорадкой, умер. А Томпсону по прибытии в порт удалось каким-то чудом бежать. Впоследствии он поселился на Ньюфаундленде, где прожил двадцать лет. Все эти годы его не оставляла надежда вернуться на Кокос и забрать клад.

Эта надежда была близка к осуществлению, когда беглец познакомился с капитаном английского брига Джоном Киттингом, готовившимся к плаванию из Ньюфаундленда в Вест-Индию. В обмен на тайну клада капитан согласился отправиться с ним на Кокос. Во время перехода к Веракрусу Томпсон слег. Перед смертью он передал Киттингу карту острова, на которой крестом было помечено место, где зарыты сокровища, а также сообщил направление и расстояние от последнего ориентира до потайного входа в «золотую» пещеру.

Перед Киттингом встала дилемма: поделиться тайной с командой или же действовать в одиночку? После долгих размышлений он выбрал третий вариант - пригласил в компаньоны своего старого приятеля капитана Боуга, которого случайно встретил в Мексике. Вдвоем они всегда смогут держать матросов в повиновении. За многомесячное плавание вокруг мыса Горн, когда бриг трепали жестокие штормы или держал в своих цепких объятиях мертвый штиль, Киттинг не раз подумывал, не отказаться ли от сомнительной затеи, но успевшая завладеть им одержимость, эта неизбежная болезнь всех кладоискателей, брала верх.

Наконец судно подошло к острову. Первыми на берег были отпущены матросы, истосковавшиеся по твердой земле. Лишь на следующий день туда под видом охоты сошли капитаны. По карте они быстро отыскали потайной ход и оказались в пещере среди сказочных богатств Лимы. И тут ими овладел страх: если команда узнает о сокровищах, она наверняка взбунтуется и потребует своей доли. Поэтому из осторожности Киттинг и Боуг ограничились тем, что набили карманы драгоценными камнями, и вернулись на судно. На следующее утро они повторили вылазку, через день опять.

Странное поведение капитанов вызвало подозрение у матросов. На кого можно охотиться на этом Богом забытом крошечном клочке суши, где кишат ядовитые змеи, ящерицы, пауки, крылатые муравьи, а воздух звенит от москитов? Матросы решили выяснить истинную цель их вылазок и тайком отправились за капитанами. Но те заметили слежку и изменили маршрут. К сожалению, это не помогло. Когда к вечеру Киттинг и Боуг взошли на палубу брига, их окружила разъяренная толпа матросов. Предъявив своему капитану мешочек с брильянтами, обнаруженный в его каюте, они поставили ультиматум: или клад будет разделен на всех «по справедливости», или… На размышление командиру дали десять часов. Однако ночью пленникам удалось бежать: они отвязали шлюпку, доплыли до берега и спрятались в зарослях. Поиски беглецов и клада продолжались целую неделю. Потом, никого и ничего не обнаружив, матросы поделили между собой бриллианты из капитанской каюты, подняли паруса и покинули остров.

Через месяц к Кокосу подошло американское китобойное судно, чтобы запастись свежей водой. Когда посланные за ней высадились на берег, их встретил истощенный, обросший бородой человек с безумным блеском в глазах. Это был Киттинг. Он рассказал, что его команда подняла мятеж, захватила бриг, намереваясь заняться пиратским промыслом, а к нему проявила «великодушие», оставив на острове умирать голодной смертью. О своем компаньоне Боуге капитан даже не упомянул. Предполагают, что Киттинг убил его в пещере при дележе клада.

С китобоями он вернулся на Ньюфаундленд. По слухам, ему удалось тайком провести лишь горсть драгоценных камней. Впрочем, их хватило Киттингу на целых семь лет, до конца его жизни. Перед смертью капитан поведал о всем случившемся своему другу Фицджеральду. Но тот, не имея средств, так и не сумел организовать экспедицию за сокровищами. В конце концов тайна острова Кокос получила в Америке огласку, и туда потянулись охотники за золотом.

Теперь уже трудно сказать, что заставило Фицджеральда раскрыть историю Киттинга. Достоверно одно: все, кто после этого капитана искал пещеру, уезжали с Кокоса ни с чем. Подводила карта Томпсона. Возможно, перед смертью Киттинг раскаялся в убийстве Боуга и изменил ее, чтобы запутать будущих претендентов на клад. Ведь «сокровища Лимы», обрекшие на гибель экипаж «Дорогой Мэри», не принесли счастья и ему. Пусть же другие избегнут соблазнов и преступлений, - примерно так мог рассуждать Киттинг. Со временем развелось великое множество «карт Томпсона». Ловкие дельцы нажили капиталы на их продаже. Причем на одних копиях пещера была обозначена у горы в глубине острова; на других - на самом берегу, среди высоких скал; на третьих место клада указывалось не в пещере, а под землей.

Шли годы, история Томпсона, Киттинга и Боуга стала восприниматься просто как увлекательная легенда. И вот, когда интерес к «Острову сокровищ» почти угас, в Америке распространились слухи, что на Кокосе есть еще один клад, зарытый знаменитым пиратом Бенито Бонито, вошедшим в историю под кличкой Кровавый Меч.

Все началось с приезда в Сан-Франциско из Австралии некоего Джона Уэлча с женой Мэри, которая будто бы была подругой Кровавого Меча. В интервью репортерам скандальной хроники она заявила, что тридцать три года назад, когда ей только минуло восемнадцать лет, в Панаме ее похитил Бенито Бонито - пират, чье имя вселяло ужас в сердца всех, кто жил в тех «страшных местах». Причем Бенито Бонито, по ее словам, вовсе не испанец и не португалец, а английский «джентльмен удачи», его настоящее имя Александр Грэхам. Да, тот самый Грэхам, который при Трафальгаре командовал бригом «Девоншир» и отличился в сражении, принесшем громкую славу адмиралу Нельсону. Поскольку при раздаче наград Грэхама обошли, он обиделся и самовольно отплыл в Вест-Индию «поохотиться на флибустьеров». Однако, выйдя в открытое море, недавний герой объявил команде, что сам решил стать пиратом. Большая часть матросов предпочла остаться с ним, а тех, кто отказался, высадили на берег при заходе на Азорские острова. Близ мексиканского порта Акапулько Грэхам, который взял себе новое имя Бенито Бонито, встретил пять испанских судов и, не раздумывая, атаковал их. Три были потоплены огнем пушек «Девоншира», два захвачены в жестоком абордажном бою. Правда, бриг Кровавого Меча тоже получил множество пробоин. Тогда Бенито Бонито со своим экипажем перебрался на галеон «Релампаго», перебив всю его команду.

Добыча пиратов была огромной. Чтобы не рисковать ею, «Релампаго» взял курс на остров Кокос. Там, в бухте Уэйфер, сокровища выгрузили на берег. Затем по приказу Грэхама - Бонито матросы вырыли шахту, со дна которой десятиметровый коридор вел в подземную пещеру. В ней и было спрятано отнятое у испанцев золото. Четырнадцать человек из шайки Бонито, получившие ранения, остались на Кокосе под присмотром судового хирурга и Мэри. Сам Кровавый Меч вышел в море на очередную охоту. И опять ему сопутствовала удача. Через полгода он вернулся с новой добычей, не меньше первой.

Третий пиратский рейд Бонито, в который он взял и Мэри, оказался последним. Два королевских фрегата настигли «Релампаго» у берегов Коста-Рики и загнали его на отмель. Пираты были схвачены. Зная, что его ждет, Грэхам передал Мэри план местности с указанием, где спрятаны сокровища. В тот же день на глазах юной красавицы королевские эмиссары повесили Бонито вместе с двадцатью тремя его сообщниками. Тех из его шайки, кто раскаялся, включая Мэри, привезли в Лондон. Королевский суд заменил им смертную казнь каторгой. Мэри сослали в Тасманию. Там-то она и вышла замуж за Джона Уэлча, который, отбыв срок наказания, стал старателем и после золотой австралийской лихорадки 1852 года приехал в Сан-Франциско состоятельным человеком.

В рассказанную Мэри Уэлч романтическую историю поверили несколько богатых предпринимателей, согласившихся финансировать экспедицию на остров Кокос. В Сан-Франциско была создана компания кладоискателей, закупившая все необходимое снаряжение. В начале 1854 года из бухты Золотые Ворота - это сочли добрым предзнаменованием - отплыл пароход «Фрэнсис Эл Стил», на борту которого находилась со своей картой бывшая подруга пирата.

Высадившись на остров и осмотрев берег, она заявила, что не может точно определить, где должен быть вход в пещеру, поскольку за тридцать четыре года местность сильно изменилась. Тогда начали искать клад по предполагаемым ориентирам. Прорыли больше десятка тоннелей, множество шахт-колодцев, но так ничего и не обнаружили. А поскольку кончилась провизия, экспедиция была вынуждена вернуться в Сан-Франциско. Синдикат лопнул, однако Мэри Уэлч сумела дорого продать пиратскую карту и безбедно дожила свой век в Калифорнии.

Впрочем, неудачное предприятие имело неожиданные последствия. Как это ни парадоксально, но тот факт, что на «Острове сокровищ» никакого золота не нашли, был воспринят как доказательство его существования. «Ведь дельцы - люди умные, они не станут бросать деньги на ветер. Раз искали, значит, золото там есть. Просто не повезло, пиратское заклятье помешало», - примерно так рассуждала широкая публика.

Новый ажиотаж вокруг острова Кокос, захвативший не только Америку, но и Европу, вызвал немец Август Гисслер. В 1894 году он подписал с правительством Коста-Рики соглашение о предоставлении ему права на колонизацию острова. При этом Гисслер заявил, что намерен разыскать третий, дотоле никому еще не известный клад - сокровища инков. По его сведениям, древние жители Перу, когда их страну нещадно грабил Франсиско Писарро, перевезли сюда часть храмовых сокровищ, которые им удалось спасти от алчных конкистадоров. В случае успеха половина найденных ценностей переходила в казну Коста-Рики.

Немец прибыл на Кокос со своей женой. Действовал он с чисто немецкой педантичностью. Сначала построил дом, развел огород, наладил ловлю и заготовку впрок рыбы. Потом, тщательно изучив остров, приступил к поиску клада по заранее намеченному плану: копал в ста различных местах, пока его заступ не упирался в скалу. Гислер оказался человеком упорным, о чем свидетельствует хотя бы то, что он добровольно занимался этим каторжным трудом… двадцать лет! На двадцать первом году немец все же нашел золото - в траве блеснул испанский дублон чеканки 1788 года. После этого одержимый землекоп забросил свой заступ в море, ибо пришел к выводу, что никаких кладов на острове нет, а золотая монета могла выпасть из кармана его предшественников.

Это был удар, которого не перенесла жена кладоискателя. Ну а сам он в конце 1914 года покинул Кокос на американском пароходе, доставившем очередную партию охотников за сокровищами. Перед отплытием немец продал налаженное им за долгие годы хозяйство. Он искренне старался убедить американцев не тратить зря силы и время. Ведь кроме него за двадцать лет на острове побывало немало кладоискателей, в том числе большая англо-французская экспедиция, и все тоже уезжали ни с чем. Увы, вновь прибывшие не вняли доброму совету старожила и остались на Кокосе. Правда, их энтузиазма хватило всего на полгода.

В 1926 году на острове появился знаменитый автомобильный гонщик Малькольм Кэмпбелл с картой. Томпсона в руках и с верой в успех. Надеясь добраться до «сокровищ Лимы», он вложил в экспедицию сорок тысяч фунтов стерлингов. Однако уже через месяц самонадеянный смельчак в панике бежал с Кокоса. Его прогнал страх. В первый же день, когда Малькольм улегся спать в своей палатке, его пес зарычал и выскочил в темноту. Кэмпбелл выглянул наружу. У входа, поджав хвост, жалобно, скулила собака. Англичанину стало страшно. Он почувствовал, что из зарослей за ним зорко следят чьи-то невидимые глаза. Где-то совсем рядом с лагерем раздался отвратительный странный вой, постепенно перешедший в пронзительный свист, от которого заломило в ушах. Причем такая какофония стала повторяться каждую ночь. Кэмпбелл не верил ни в Бога, ни в черта, ни тем более в пиратское заклятье или в то, что души погибших здесь кладоискателей сторожат сокровища. Но ведь кто-то же скрывался в ночном мраке? И тут он вспомнил о старом предании, которое гласило, что еще в начале XVI века несколько инков, спасаясь от испанских конкистадоров, нашли убежище на Кокосе. Побывавшие здесь за три года до него члены другой экспедиции рассказывали, будто бы они чуть ли не сами видели индейцев, живущих на острове. Можно только гадать, ищут или охраняют потомки инков клад. Во всяком случае, при приближении к Кокосу любого судна эти люди тушат свои костры и уходят на гору, покрытую непроходимыми зарослями. На приезжих индейцы не нападают, но зато насылают на них порчу. И если те вовремя не покидают «Остров сокровищ», то болезнь сводит их в могилу. Кэмпбелл здраво рассудил, что своя жизнь дороже любых богатств, и решил не испытывать судьбу.

Тем не менее паломничество на Кокос не прекращалось. Некоторые кладоискатели побывали там по нескольку раз. Так, некто Форбз, фермер-цитрусовод из штата Калифорния, предпринял пять попыток отыскать «сокровища Лимы». Изучив по документам свою родословную, он установил, что Томпсон приходится ему прадедом. Поэтому достоверность хранившейся в семье Форбзов карты острова с пометкой, где зарыт клад, не вызывала у фермера сомнений. И лишь пятая и последняя экспедиция на Кокос в 1950 году убедила цитрусовода в том, что он сделал непростительную глупость, продав свою ферму в расчете на наследство предка. Англичанин Альберт Эдвардз трижды безрезультатно пытал счастье в «Мекке кладоискателей». По возвращении из последней экспедиции в 1953 году он заявил газетчикам: «Я рад хотя бы тому, что остался жив. Ведь далеко не всем так повезло. Одних настигла смерть в бурунах при попытке высадиться на берег, другие пали от рук убийц, третьи умерли от укусов ядовитых змей или стали жертвами тропической лихорадки».

Неужели над «Островом сокровищ» действительно тяготеет пиратское заклятье? Иначе чем объяснить бесконечную цепь неудачных экспедиций? Рано или поздно ученые-историки не могли не заинтересоваться этой загадкой и попытались найти ответ. И начали они с главного: а был ли вообще спрятан клад на острове Кокос?

Одним из первых, кто усомнился в достоверности легенды о капитане «Дорогой Мэри», был американец Гарри Ризберг. Вместе с историками Лимского университета он тщательно изучил ход событий, связанных с освобождением генералом Хосе де Сан-Мартином Аргентины, Чили и Перу от испанского владычества. Оказалось, что ни в одном из архивов нет письменных свидетельств вывоза ценностей из городского собора Лимы и погрузки их на какое-либо судно в порту Кальяо. Действительно, в момент наступления армии повстанцев знать и представители высшего духовенства бежали из столицы к морю, но историки не нашли никаких подтверждений тому, что они намеревались отправить свои ценности в Испанию. Чтобы не оставалось сомнений, Ризберг поехал в Лиму. В кафедральном соборе, в нише над алтарем, он увидел золотую статую Девы Марии. Целая и невредимая, она стояла с Младенцем Христом на руках в окружении двенадцати золотых апостолов. Один из самых старых служителей собора заверил американца, что с момента основания храма статуя из него не выносилась и что армия Сан-Мартина не покушалась на нее.

Не менее тщательную проверку истории «сокровищ Лины» провел британский вице-консул в столице Перу Стенли Фордхэм. По его просьбе был собран обширный материал, который говорил о том, что никогда каких-либо кораблей, тем более за похищенными ценностями, на Кокос не посылалось.

Но, может быть, существует клад Бенито Бонито? Ведь о нем поведал не кто иной, как сама подруга пирата! Увы, в рассказе Мэри Уэлч слишком много неувязок, чтобы можно было ей поверить. Достаточно сопоставить две даты. Грэхам-Бонито якобы стал пиратом вскоре после Трафальгарской битвы, то есть в 1805 году. А юную красавицу он похитил, когда ей исполнилось восемнадцать лет, - в 1820-м. Причем это якобы произошло в начале его пиратской карьеры. Следовательно, сенсационное интервью авантюристки не более чем красивый вымысел, чтобы выманить деньги у легковерных. Во всяком случае, английские историки так и не смогли разыскать в британских архивах судебное дело по процессу подружки Кровавого Меча и доставленных в Лондон других членов экипажа «Девоншира». Более того, ни в одном документе, относящемся к делу пирата Александра Грэхама, имя «Мэри» не упоминается. Так что клад Бенито Бонито столь же призрачен, как «сокровища Лимы».

Казалось бы, изыскания историков должны были раз и навсегда отвадить охотников за сокровищами от острова Кокос. Но так уж устроен человек, что ему трудно расставаться с красивыми легендами. «Ладно, пусть «сокровища Лимы» и клад Кровавого Меча не более чем вымысел. Но ведь на Кокосе зарывали свое золото флибустьеры Тортуги - Вильям Дампир, Эдвард Дэвис, Генри Морган», - не сдаются искатели кладов и приключений, которые опять едут на злополучный остров. Причем помимо разочарований некоторые находят там свой конец.

…Летом 1962 года с коста-риканского сейнера, занимавшегося ловлей тунца в Тихом океане, заметили столб дыма на Кокосом. Это был явно сигнал бедствия. Капитан остановил судно. Действительно, от острова сразу же отчалила надувная лодка, в которой, как удалось разглядеть в бинокль, греб похожий на скелет человек, весь в лохмотьях. Едва рыбаки подняли его на палубу, как он потерял сознание. Когда беднягу привели в чувство, его первыми словами было: «Они все погибли». Спасенным оказался француз Робер Берн, известный спелеолог, не раз ходивший в опасные экспедиции с группой знаменитого исследователя вулканов Гаруна Тазиева. Что же произошло? За три месяца до этого он с двумя товарищами - журналистом Жаном Портеллем и писателем Клодом Шарлье, широко разрекламировав свои планы поиска пиратского клада, прибыл на Кокос. Путешественники рассчитывали, что если они и не найдут на острове сокровищ, то по возвращении во Францию издадут книгу о своих приключениях и выступят с серией рассказов по радио и телевидению. Но их затея обернулась трагедией.

Вот некоторые выдержки из дневника Робера Верна:

«В пятницу мы поплыли в бухту Чатам осмотреть выходящий в море грот. День был серым и унылым, большие волны плевались брызгами и пеной, разбиваясь о рифы. Посмотрев на них, Клод сказал: «Может, лучше подождем, пока успокоится…»

Лодка была нагружена доверху. Все же мы благополучно вышли из бухты и стали огибать мыс, держась подальше от берега, чтобы нас не бросило на рифы. Не знаю почему, но я поглядел на мыс и сказал: «Если что-нибудь случится, надо плыть туда».

Нас здорово болтало. Вдруг мотор чихнул и заглох. Я закричал: «Быстрей за весла!» Но они оказались придавлены палаткой. Набежавшая сбоку волна опрокинула лодку. Я услышал чей-то крик. Следующая волна подхватила меня и швырнула на камни. Я цепляюсь за скользкую поверхность и ползу, ползу вверх. Вылезаю, сорвав ногти и в кровь ободрав ладони. Оглядываюсь: «Жан! Клод!» Ответа нет. Только грохот волн. Мне делается страшно, особенно за Жана: ведь он едва держится на воде. Снова кричу им - бесполезно. Огромная волна чуть не смывает меня. Нашу лодчонку выбросило чуть подальше, метрах в пятидесяти. Может, они выбрались на берег с другой стороны мыса? Лезу наверх, не обращая внимания на ссадины и синяки. Рубашки на мне нет, все вещи утонули. На берегу никого нет. Туча крылатых муравьев облепила меня со всех сторон. Помню, я долго кричал, плакал. Несколько раз срывался с камней. В лагерь добрался глубокой ночью. Пусто. Все кончено: они погибли. Я вытащил бутылку со спиртом, пил, потом лил на искусанное тело».

Берн остался один. Два месяца он каждый день до рези в глазах вглядывался в горизонт. Один раз видел какое-то судно, но оно скрылось раньше, чем Верн успел зажечь облитое бензином походное снаряжение. Последние дни француз был на грани безумия, и если бы не сейнер…

Хотя число кладоискателей, встретивших смерть на этом проклятом острове, перевалило за сотню, нельзя поручиться, что скорбный список не будет расти и дальше.
«Сокровища, омытые кровью: О кладах найденных и ненайденных», С.И. Демкин, 1997г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Привидения российских императоров

    Помимо американских президентов призраки российских императоров тоже иногда проникают в наше пространство и время. Самый знаменитый из них…

  • Призраки американских президентов

    Самые известные призраки государственных деятелей прошлого – это, безусловно, призраки американских президентов. Правда, не всех, а…

  • Аккорды небесной музыки

    22 марта 1832 года в своем доме в Веймаре умирал 83-летний Иоганн Вольфганг Гёте. У изголовья умирающего собрались родственники и друзья.…

  • Двойники предвещают беду

    Предсказать скорую смерть могут и призраки-двойники. В Германии даже существует поверье, что если человек встанет около церкви вечером 24…

  • Блуждающие огни

    Предвестниками смерти могут стать и блуждающие, или «бесовские», огни. Такое суеверие, например, бытует в Великобритании. Поэтому…

  • Корабли науки

    Американские эксперты полагают, что, если к концу XXI столетия запасы нефти, газа, меди, олова, золота и других полезных ископаемых на суше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments