fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Исчезнувшие миллионы президента Крюгера





Одиннадцатого октября 1899 года правительства Трансваальской Республики и Свободного Оранжевого государства объявили Великобритании войну. Кризис, прежде чем перерасти в войну, длился несколько недель, в течение которых владельцы золотых приисков свернули все работы и выехали в безопасные районы (в основном в район мыса Доброй Надежды). Всего около шестидесяти тысяч человек.

Так началась война, ставшая известной под именем англо-бурской и продлившаяся до 1902 года.

Несмотря на то что англичане надеялись на завершение военных действий к Рождеству, лидеры буров заявили о затяжном характере будущей войны и стали искать средства на ее финансирование. Для решения этой проблемы на правительственном совете, куда был вызван государственный смотритель шахт, было решено направить огромные массы рабочих, как белых, так и черных, в золотодобывающую промышленность, что привело бы к увеличению столь необходимого золотого запаса.


Это был разумный шаг. За год до начала войны добыча золота в Трансваале возросла до такой степени, что перекрыла продукцию России, Америки и Австралии, вместе взятых. Таким образом, Южная Африка стала крупнейшей золотой державой в мире. Эксперты ожидали увеличения продукции золотых приисков до суммы, равной двадцати миллионам фунтов стерлингов, из которых около пяти миллионов составляла бы чистая прибыль для золотодобывающих компаний.

Немного времени прошло с тех пор, как первые золотые слитки были отправлены на Монетный двор в Преторию. Вот что рассказывает об этом в своей статье «Правда о миллионах Крюгера» Густав Преллер, артиллерист, отозванный в Преторию главой департамента горной промышленности господином Кляйнхансом для службы в администрации Трансвааля: «Слитки золота были взвешены, зарегистрированы Хендриком Мунником и отправлены заведующему Монетным двором господину Перрину, который, вместе с двумя ассистентами-немцами, расплавлял их, очищал, прокатывал и изготовлял монеты. Затем деньги шли в казначейство, откуда производилось их распределение по воинским частям. Деятельность Монетного двора позволяла сохранить армию».

Работа на приисках успешно продвигалась, чего нельзя было сказать об успехах на фронте. Войска буров отступали, теряя города и территории. К концу мая 1900 года англичане, одержавшие ряд побед, угрожали Претории, что вынудило правительство Крюгера покинуть столицу и переехать в местечко Машадодорп вдали от опасных районов. Там было организовано так называемое «правительство на колесах» - все государственные учреждения находились в железнодорожных вагонах.

Несмотря на то что золотые прииски были покинуты еще в начале мая, когда англичане начали операцию по окружению Претории, Монетный двор продолжал работать до тех пор, пока английские войска не вступили в город.

Золото хранилось в городе в трех местах: в Нидерландском банке, откуда господин де Брааль, управляющий, уже начал вывозить его, на Монетном дворе, а также в огнеупорном подвале Дворца юстиции. -Вначале опустошили сейфы Нидерландского банка, затем - Монетного двора и, наконец, подвалы Дворца юстиции. К тому времени, как дело было сделано, в Претории не осталось ни грамма золота, принадлежавшего Трансваалю. Стоимость же всего золота, вместе с уже вывезенным в Машадодорп, составляла порядка полутора миллионов фунтов.

Интересный факт: если бы «летучие отряды» англичан, посланные впереди основных сил для окружения отходивших из города буров, проявили сообразительность и проверили бы железную дорогу, то эшелон с золотом не пришел бы в Машадодорп…

В августе 1900 года полковник Денис Райц, автор книги «Команда», прибывший в Машадодорп навестить своего отца, указывал на то, что дворы и склады вокруг железнодорожной станции «охраняются день и ночь с огромным усердием», о чем также свидетельствовали его сослуживцы, которым случалось бывать там. Он даже решил, объединившись с несколькими своими друзьями, немного увеличить собственный капитал, но потом передумал.

Через несколько лет Райц узнал от генерала Боты, что в этих вагонах был якобы груз оружия, предназначавшийся для малых отрядов, готовившихся для ведения партизанской войны, и будто бы из-за этого вся операция была крайне засекреченной. Неизвестно, как все обстояло на самом деле, ведь даже не весь бурский генералитет мог быть информирован о настоящем грузе вагонов.

В книге Лоуренса Грина «Странное богатство» рассказывается о том, как Джеймс Грей, редактор «Новостей Претории», провел детальное изучение затрат на военные действия и установил, что ко времени наибольшей активности на фронте от всего трансваальского золота осталась лишь малая часть - шестьдесят тысяч фунтов стерлингов. За неделю до начала войны Рандские рудники переслали груз золота на сумму в 462 853 фунта, поэтому золотой запас Трансвааля составлял около полумиллиона фунтов стерлингов. К этому надо также добавить золото, добытое с ноября 1899 по май 1900 года, которое, согласно документации правительства Трансвааля, составляло около двух миллионов фунтов, и к тому же еще триста тысяч фунтов, взятых в Нидерландском банке (вспомним рассказ Преллера). Итак, до начала военных действий золотой запас правительства Крюгера составлял свыше трех миллионов фунтов.

Если вычесть военные расходы, получится, что существовало около полутора миллионов неистраченных денег.

Хроническая нехватка денег вынудила правительство Трансвааля продать часть золотого запаса, и скоро покупатель был найден. Им стала немецкая фирма «Вилькен и Акерман» в Лоренсу-Маркише. Золото продавалось по цене 3,10 фунта за унцию. Соглашение предусматривало оплату либо в английской, либо в трансваальской валюте.

Одиннадцатого сентября 1900 года, когда англичане вступили в Машадодорп, Крюгер пересек границу с Мозамбиком, взяв с собой тридцать ящиков неотштампованных монет, и отправился к морю. 64 142 унции золота были погружены на немецкий корабль «Бундесрат» и отправлены в Гамбург в конце октября. На этой сделке буры получили 224 497 фунтов прибыли. В это же время Крюгер с ближайшими своими друзьями отплыл в Европу для решения некоторых политических проблем, захватив с собой сто пятьдесят тысяч фунтов. Согласно Преллеру, эти деньги использовались для покупки «одежды, провизии, спичек и других подобных товаров», которые затем были отправлены в расположение частей буров, а около двадцати пяти тысяч из этой суммы были отштампованы на немецких заводах в монеты Республики Трансвааль.

Деньги уходили на содержание армии, огромные суммы утекали с головокружительной быстротой, поскольку война обходится недешево. Согласно расследованию Джеймса Грея, около шестисот тысяч фунтов слитками были посланы в Европу в качестве платы за амуницию. Триста пятьдесят тысяч монетами заплачены президенту Штейну и другим лидерам Оранжевого государства за предоставление Трансваалю ресурсов и территорий, и двести тысяч - другим странам, дававшим Трансваалю кредиты. Грей утверждает, что от всех денег Трасвааля к этому времени оставалось около ста пятидесяти тысяч фунтов - хорошая сумма по тем временам, но не имеющая ничего общего с легендарными «миллионами».

Одни люди считают, что сокровища, называемые «миллионами Крюгера», захоронены где-то в Трансваале, другие - что президент Крюгер предусмотрительно вывез свои деньги в Европу. В 1925 году, когда со времени окончания войны сменилось целое поколение, в газете «The South African nation» от 10 октября появилась статья, в которой говорилось, что в то время, когда был заключен договор о военном сотрудничестве между президентами Штейном и Крюгером, вся доля золота Трансвааля составляла только лишь двадцать тысяч фунтов и именно эта доля была затем отправлена в Мозамбик. «Точно определить, сколько слитков золота оставалось в республике после президента Крюгера, сколько необработанного золота было продано «Вилькену и Акерману», какова доля этого золота от всего золотого запаса и хранилось ли что-либо помимо официально зарегистрированного количества золота в подвалах казначейства? - вот те вопросы, на которые еще предстоит дать ответ…»

Ответы на эти и другие вопросы были найдены только спустя шесть лет, после опубликования документов, принадлежавших доктору В.-Дж. Лейдсу, представителю правительства Трансвааля в Брюсселе. В бумагах Лейдса было обнаружено описание погрузки золота в вагоны, а также его воспоминания о разговоре на эту тему с президентом Крюгером: «Я могу подтвердить, что ни до, ни после отъезда президента из Претории золото не было захоронено где бы то ни было, президент лично говорил со мной об этом…»

Благодаря постоянным заявлениям правительства Трансвааля о беспочвенности слухов о пресловутых «миллионах Крюгера» эта история все больше и больше обрастала сплетнями и легендами…

В то время как Крюгер был в Лоренсу-Маркише и обговаривал условия продажи золота в Германию, из провинции Наталь в Голландию отправился парусник «Доротея» с грузом цемента на борту. До сих пор ходят слухи о том, что именно этим кораблем и было вывезено золото Трансвааля. Говорили, что «Доротея» потопила встретившееся ей судно «Св. Люсия», погубив одиннадцать человек.

Эта история выглядела бы вполне правдоподобно, если бы «Доротея» не потерпела крушение еще в… 1898 году, то есть за год до начала войны, что делает эту заманчивую историю совершенно невероятной.

Другое известное лицо того времени, чье имя фигурировало в слухах о захороненных сокровищах, был некто Филипп Шварц, закончивший свои дни на виселице.

Согласно Лоуренсу Грину, бравшему интервью у полковника Трева (дававшего разрешения на поиск сокровищ на территории предполагаемого местоположения «миллионов Крюгера»), Шварц с тремя своими компаньонами, одного из которых звали Ван Никерк, отправился в Лоувельд, недалеко от местечка Фалоборва, для того, чтобы найти золото президента Крюгера, которое, как утверждал Шварц, он помогал прятать во время войны.

Однако вскоре после прибытия группы на место, указанное Шварцем, загадочно исчез Ван Никерк, и экспедиция вернулась, практически не начав раскопок. Шварц рассказал вдове Ван Никерка свою версию смерти ее мужа, но не убедил ее, и женщина обратилась в полицию. Вскоре один из патрулей обнаружил изгрызенный шакалами труп с перстнем-печаткой «CvN», а еще через некоторое время был найден и сам Шварц, больной малярией. Его отправили в питерсбургский госпиталь, где он и провел свои последние дни. В госпитале его посетил один высокопоставленный английский офицер, явно заинтересованный в выяснении правды о золоте Крюгера, но Шварц ничего не ответил и через несколько дней был осужден йоханнесбургским судом и повешен. Секрет золота умер вместе с ним. Правда, все тот же полковник Трев утверждает, что Шварц рассказал что-то о сокровищах охранникам, приставленным к нему в госпитале.

Что ж, вполне возможно, что это всего лишь выдумка, рассказанная Шварцем в надежде сохранить себе жизнь, но вот другая сторона этой истории: по словам адвоката Шварца, задаток за его защиту был вручен ему глубокой ночью каким-то незнакомцем, причем это была крупная сумма золотом. Все бы ничего, но монеты эти производили впечатление… пролежавших многие годы в земле.
«Сокровища, омытые кровью: О кладах найденных и ненайденных», С.И. Демкин, 1997г.

Tags: История
Subscribe

  • Горсть земли

    Голос командира полка, обычно такой твёрдый и раскатистый, звучал из телефона возбуждённо и незнакомо: — Доложите обстановку. Скорее!…

  • Гвардии рядовой

    Майор — человек, по всей видимости, бывалый, собранный и, как все настоящие воины, немногословный — рассказывал о нём с…

  • Последний день Матвея Кузьмина

    Матвей Кузьмин слыл среди односельчан нелюдимом. Жил он на отшибе от деревни, в маленькой ветхой избёнке, одиноко стоявшей на опушке леса,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments