fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Его величество бесконечно сожалеет...




Быстрая испанская колонизация Центральной Америки, распространение колоний на новом континенте в северном и южном направлениях скоро пробудили интерес других европейских держав к территориям Нового Света. Причем "интерес" этот (особенно в те времена, о которых мы повествуем) выражался обычно в войнах и завоеваниях.

Кругосветные путешествия для ученых того времени и для потомства означали открытие неведомых частей Земли и умножение знаний человечества. Авантюристы видели в открытиях новый источник обогащения. Что же касается политических руководителей европейских государств, они полагали, что новые континенты открываются лишь для того, чтобы обеспечить им новые возможности завоеваний. Что очень скоро и подтвердилось.


Португалия, постоянно соперничавшая с Испанским королевством, пока еще не предпринимала крупных колонизаторских попыток на американской земле. Португальцы основали колонии лишь в нескольких местах на побережье нынешней Бразилии; это были тюремные колонии. Крупные португальские завоевания начались лишь во второй половине XVII века. Во время формирования Испанской колониальной империи в Америке португальцы все еще были заняты Восточной Индией, Островами Пряностей и проложением путей туда. Они совершили еще одну ошибку, подобную упущению из своих рук Колумба, ошибку тем более тяжкую, что на этот раз речь шла о португальце. Они не приняли плана кругосветного путешествия капитана Фернана Магеллана. Португалец Магеллан был вынужден поступить на службу к испанцам. Его флотилия под флагом извечного врага португальцев, Испании, впервые обогнула Землю как раз в то время, когда Кортес завоевывал Мексику (1519-1521).

Итак, с португальцами Испанскому королевству пришлось столкнуться в Америке лишь позже, в борьбе за колониальные владения. А пока что более серьезную и непосредственную опасность представляли два соперника испанской империи: Франция и Англия.

В начале XVI века французы попытались обосноваться в северной части Америки. Французский мореплаватель Жак Картье уже в 1534 году открыл берега современной Канады, реку Св. Лаврентия и ее устье. Однако из-за внутренней смуты в стране, гражданской войны под религиозными предлогами и т. д. энергичный захват французами крупных территорий начался лишь к концу столетия. Они стремились завоевать не только север: в шестидесятые годы XVI века флаг французского короля развевался уже на полуострове Флорида, находящемся гораздо южнее, по соседству с испанскими колониями. Именно тогда и именно здесь произошло первое вооруженное столкновение, первая колониальная война между двумя европейскими державами, не поделившими добычу. Испанцы и французы вели жестокие сражения исключительно беспощадными средствами. Захваченных в плен французских протестантов испанцы казнили "не как французов, а как еретиков", французы, в свою очередь, приканчивали испанских пленных "не как испанцев, а как убийц".

За сверкающими и огнедышащими пушками, под раздутыми парусами и горделиво развевающимися королевскими знаменами, за эффектным зрелищем батальных сцен стояли неприметные серые люди, о которых даже не упоминается в хрониках о жизни монархов. Рев пушек французских военных кораблей прославлял имя короля Франциска I, сам же король находился в это время в весьма неприятном положении. За несколько десятков лет вспыхнуло полдюжины войн между Францией и "Священной Римской империей", правил которой испанский король Карл V, и столько же раз подписывались договоры о мире или временном перемирии. Всякий раз одно из важнейших условий мирных переговоров состояло в том, что французы должны покинуть воды Нового Света! И если дела короля Франциска I обстояли плохо, ему приходилось подписывать такие договоры.

Однако богатые горожане французских портов, навигационные и торговые дома Нормандии и Бретани не желали отказываться от заокеанской прибыли. С одной стороны, следовательно, короля поджимали межгосударственные договоры, с другой - финансовая мощь городов. Половинчатое положение породило половинчатое решение. Французское королевство торжественно провозгласило, что оно отказывается от завоеваний земель в Новом Свете, а в то же время хорошо оснащенные и вооруженные флоты, отправлявшиеся из французских портов, свободно плавали в дальних запретных водах, нападали на испанские корабли и даже на центральноамериканские порты. Французский посол в Мадриде недоуменно разводил руками: нельзя же требовать от его величества, коронованного короля Франции, чтобы он брал на себя ответственность за действия своих непокорных подданных, авантюристов, известных под именем арматёры, или флибустьеры...

Посол извинялся. Арматёры сражались. Торговцы один за другим снаряжали частные пиратские флотилии. А испанцы и португальцы протестовали - и жестоко расправлялись с попадавшими к ним в плен французскими флибустьерами. В морском сражении у Баии, около бразильского побережья, были захвачены три французских корабля. Офицеров и команду крохотной флотилии высадили на берег, закопали по плечи в землю и стреляли в торчавшие из земли головы, как в мишени, пока не перестреляли всех. В ответ наемники французской торговой фирмы Анго в 1530 году напали на порт в Пернамбуку, устроили там массовую резню и разграбили склады.

Семья Анго играла ведущую роль в организации авантюрных экспедиций. Деловым центром фирмы был французский приморский город Дьепп. Эта богатая семья, занимавшаяся главным образом морской торговлей (и пиратством), была одним из движущих рычагов французских попыток завоевания колониальных территорий в Новом Свете. Эти люди, ворочавшие огромными деньгами, жили по своим собственным законам. Сохраняя внешние признаки почтительности, они ни во что не ставили королевские соглашения. В одном крыле дома Анго в Дьеппе писцы корпели над бухгалтерскими книгами, другое же крыло походило на дворец Генриха Мореплавателя: фирма Анго создала здесь целое собрание книг по географии и навигации, настоящий научно-исследовательский институт, где работали ученые различных национальностей, топографы, опытные мореплаватели, собирали и обрабатывали данные навигационной метеорологии, стремясь к научной организации и управлению торговым судоходством и пиратством.

В эти десятилетия протестантизм распространился и на французской земле. Многие католики порывали с римской церковью и присоединялись к французским протестантам, именовавшим себя гугенотами. Здесь произошло то же самое, что и в Германской империи, в Венгрии и в других странах: знать принимала новую веру лишь потому, что надеялась набить карман в смуте и неразберихе религиозных войн. Ибо экономическая и политическая борьба была неотделима от религиозных распрей.

Могущественные вассалы стали гугенотами, новая религия быстро распространялась и среди зажиточных горожан. В результате сложного переплетения интересов адмирал Колиньи, гугенот, один из крупнейших феодалов страны, и богатые горожане приморских портов, также в большинстве своем протестанты, дружно устремились к французским завоеваниям в Новом Свете.
Янош Эрдёди, «Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий», 1979г., (пер. Ксении Стебневой) 

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments