fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Рыцарский титул пирату




У Гаукинса во время первых его экспедиций служил молодой морской офицер Фрэнсис Дрейк. Он недолго оставался подчиненным; вскоре его имя стало известно не только на американском побережье, но и в Англии и Испании - он молниеносно пробился в первые ряды английских пиратских капитанов, прозванных "морскими волками".
Первый его подвиг состоял в том, что он всего с двумя кораблями и командой из восьмидесяти человек на палубах легких парусников захватил и разграбил порт Номбре-де-Дьос. Пираты потрудились столь основательно, что в карманах живых и мертвых не осталось ни единого мараведи, в пакгаузах порта - ни единого гвоздя; за собой в Англию они буксировали испанский корабль с ценным грузом.


Это немедленно вызвало интерес заправил английской торговли и даже королевского двора. На этого способного молодого человека стоит обратить внимание, решил сэр Томас Грешем, богач, титулованный "торговец королевы", кредитор государственной казны, основатель лондонской биржи В качестве первой пробы Грешем финансировал и первую, имевшую столь бурный успех экспедицию Дрейка. Теперь же он видел в Дрейке человека незаурядных способностей.

Грешем и его компаньоны предоставили в распоряжение Дрейка достаточные средства для оснащения первоклассных кораблей и найма опытных, хорошо оплачиваемых моряков. К предприятию присоединился и сэр Фрэнсис Уэлсингем, начальник королевской тайной канцелярии. На совещании торговцы, государственный деятель и моряк-пират разработали смелый план, суливший огромные прибыли.

В определенные промежутки времени, раз или два в год, так называемые "серебряные флотилии" под усиленной охраной доставляли в Испанию награбленное в колониях золото и серебро. Место и время сбора кораблей, срок отплытия и курс держались, разумеется, в строжайшей тайне. Фрэнсис Дрейк взялся отыскать и захватить этот караван. В его ловкости и смелости финансисты не сомневались, они вложили в это рискованное предприятие огромные деньги. С помощью Уэлсингема Дрейк получил даже королевский патент: ее величество уполномочивало капитана Дрейка нападать на вражеские корабли и захватывать их где бы то ни было в океане; в документе точно указывалось, какая доля добычи должна отчисляться в сокровищницу королевы.

Ни королеву, подписавшую патент, ни уполномоченного на пиратские действия капитана не смущало то, что как раз в это время Англия и Испанское королевство не находились в состоянии войны... И то сказать: откуда простому капитану, скитающемуся по бесконечному океану, знать, не началась ли война между его королевой и Филиппом II, с тех пор как он покинул родные берега?.. Правда, если предоставится случай напасть на испанские берега, Дрейк может "предположить", что между Англией и Испанией идет война. Если же маневр раскроется, то что ж, английский посол в Мадриде извинится и с британским хладнокровием снесет взрывы гнева испанских министров.

Предприятие удалось, вложенные капиталы окупились сторицей. Быстроходные парусники Дрейка, похожие на плавучие арсеналы, обрушивались на испанские корабли и порты не только в Карибском море, но и в Тихом океане. После продолжительного кругосветного путешествия флагманский корабль Фрэнсиса Дрейка "Золотой лось" вернулся к родным берегам с богатой добычей: его трюмы были набиты слитками серебра, драгоценными камнями, пряностями, шелками. Каждый акционер общества получил на вложенные 100 фунтов стерлингов по 4700 фунтов, другими словами, прибыль составила сорок семь к одному, не считая отчислений в пользу королевы и капитана!

Королева Елизавета оказала удачливому капитану торжественный прием, посвятила его в рыцари. В следующий пиратский поход капитан отправился уже как сэр Фрэнсис Дрейк.

В первой половине восьмидесятых годов Дрейк совершил еще несколько удачных экспедиций; не каждая из них приносила столь щедрые прибыли, но, во всяком случае, испанские торговые дома несли огромные потери. В середине 1580-х годов почти ни один "серебряный флот" не достигал невредимым испанских портов.

Дрейк вскоре стал адмиралом и одним из важнейших лиц в английском морском флоте.
Человеку, родившемуся позже, в эпоху других общественных отношений и моральных норм, трудно понять, что, собственно, происходило в те годы, когда министр королевы европейской страны и сама королева были компаньонами, поручителями, почти подстрекателями морского пирата, принимая участие в дележе его добычи ...

Вопрос действительно не так прост. Для верной оценки исторических событий и давно минувших дел необходимо знать образ мыслей людей той эпохи, вжиться в него и с этих позиций рассматривать их поступки. Мы не должны забывать, что в те времена люди жили в других условиях и подход к различным вопросам у них был другим.

В XVI веке уже распались религиозно-моральные нормы раннего средневековья, разрушился вековой и жесткий государственный и общественный порядок; изменились границы между странами, изменилась группировка общественных слоев внутри отдельных стран по их месту, значению и авторитету в обществе. Возникновение независимых национальных королевств и их борьба друг против друга порождали постоянное движение на арене международной борьбы; в отдельных странах городская буржуазия благодаря своей экономической мощи добивалась для себя власти за счет феодалов и дворянства, несущих военную и придворную службу. В этом постоянном брожении, в обстановке непрерывных изменений стерлись четкие границы между войной и миром, союзничеством и враждой, верностью и предательством, военными действиями и простым разбоем. В каждом крупном авантюристе той эпохи уживались черты торговца и разбойника, воина и мародера, моряка и пирата.

Рассматривая только одну из характерных черт сэра Фрэнсиса Дрейка, нельзя правильно оценить его личность. Точно так же во всей сложности характера и обстоятельств нужно оценивать и его современников, чтобы иметь о них верное представление. Во время англо-испанской борьбы не на жизнь, а на смерть королева Елизавета и ее правительство самым важным считали любой ценой нанести ущерб противнику. А если при этом удавалось еще и принести ощутимую прибыль Англии, ценность этих действий удваивалась.

Так сэр Фрэнсис Дрейк, пират и военный моряк, стал одним из национальных героев зарождающейся Британской империи.

Он не был одинок. История той эпохи пестрит подобными ему личностями. Вспомним хотя бы некоторых главных героев нашего краткого повествования: Кортес и Альварадо, Альмагро и Писарро и многие другие - почти все они были типичными представителями рыцарей-авантюристов, воинов-разбойников своей эпохи.

Только теперь, во второй половине XVI века, на смену испанцам пришли англичане.

В знаменитой сказке об ученике заклинателя духов запертый в кувшин и затем освобожденный джинн крепнет, берет верх над своим повелителем и начинает угрожать уже и своему господину... Королевским дворам не была известна эта притча, когда они патентами, деньгами, военными отрядами поддерживали отважные и кровавые пиратские предприятия.
Не прошло и нескольких десятков лет, как состоящие на королевской службе пираты превратились в новую грозу морей -самостоятельных морских разбойников, действовавших на свой страх и риск, не признававших никаких ограничений и правил игры, никакой дисциплины, государственных или военных целей и заботящихся лишь о том, чтобы набить собственный карман. Эти пираты без разбору набрасывались на любую добычу, захватывали и грабили корабли, плавающие под чужим флагом или под флагом их собственной страны.
Янош Эрдёди, «Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий», 1979г., (пер. Ксении Стебневой) 

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments