fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Посев и космос




Как я уже упоминал, книга Дэникена «Посев и космос» взволновала широкую публику. Вслух задавались вопросы:

вправду ли автор побывал в «гигантской системе туннелей» да и существует ли такая система с ее гипотетическими сокровищами? Осенью 1972 года в Эквадор в поисках истины отправились два репортера «Штерна». Они пришли к выводу: все, что Дэникен пишет в «Посеве и космосе» о пещерах Хуана Морича, – неправда.

Это в интервью подтвердили сам «открыватель пещер» и его адвокат доктор Пенья. Еще до опубликования соответствующей статьи в «Штерне», которое состоялось 1 октября 1972 года, Дэникен 17 сентября 1972 года обратился к одному из редакторов «Штерна»:


«Все же я просил бы Вас оказать мне любезность: встретиться со мной и получить от меня разъяснения, пока односторонне написанная статья не причинила мне неизмеримого ущерба, загладить который никогда не удастся. Известно ведь, что все опровержения и доказательства, обнародованные задним числом, никого не убеждают.

Господин Гааф (редактор «Штерна») взял у меня по телефону краткое интервью. Господа Пенья и Морич в Эквадоре якобы сказали, что я никогда не был в подземной системе туннелей и что снимки этой системы, опубликованные в моей книге «Посев и космос», сделаны Моричем.

Фотографии действительно сделаны Моричем, и в этих местах я не был. Но это и не утверждается в «Посеве и космосе». А в списке источников иллюстраций я четко указываю: фото Хуана Морича.

С другой стороны, я имел возможность через боковой вход (который, по словам Морича, обычно залит водой) осмотреть малую часть этих подземных сооружений. Когда я в августе посетил Эквадор, Хуан Морич сказал, что то, что я видел, это, собственно, «ничто». Это, сказал он презрительно, – «ерунда». Этими словами, «ничто» и «ерунда», он хотел подчеркнуть ничтожность увиденного мною по сравнению с гигантскими размерами всей системы. В этом смысле я могу признать, что не видел «ничего». Но, если мне говорят, что я не видел даже бокового входа и ничего из того, что описано в «Посеве и космосе», что все это фантазия, я раздражаюсь…

Но в конце концов весь спор о том, был ли я там и что я там видел, смешон. Главным вопросом должно быть: прав ли я? Существует ли эта система туннелей? Существует ли металлическая библиотека? Об этом Морич должен сказать ясно. Не думаю, что он сейчас сможет пойти на попятный и утверждать, что металлическая библиотека, «зоологический сад», стол, стулья и многое другое, что я еще не описал, – всего лишь выдумка…»

Дэникен снова и снова пытался получить подтверждение истинности описанного им от «первооткрывателя пещер» Морича и его юридического консультанта доктора Герардо Пенья. Он, кроме того, объявил, что его издательство пошлет экспедицию на вертолете, чтобы с участием ученых «удостовериться в существовании искусственных подземных сооружений, а также культурных и исторических ценностей».

Наконец, пришел ответ от доктора Пенья. Он, однако, был совсем иным, чем ожидалось. В письме к Эриху фон Дэникену от 26 января 1973 года Пенья среди прочего заявил, что Морич и он просят Дэникена как можно скорее приехать, чтобы получить от него «разъяснение по поводу опубликованных в этой книге, лежащих только на Вашей совести, фантастических измышлений об открытиях господина Морича, а также о том, как Вы решились опубликовать без нашего согласия фотографии и факты. Ведь на самом деле информация и фотографии были Вам переданы взамен за Ваше обещание вложить сумму в 200 000 американских долларов в финансирование экспедиции, которая должна ознакомить мир с открытиями господина Морича, и на условии, что Вы можете лишь кратко упоминать \ эти факты до тех пор, пока не состоится вышеуказанная экспедиция.

Ваши денежные обязательства от 4 марта 1972 года до сих пор не выполнены. Нарушая все законы, Вы публично использовали сообщенную Вам информацию, исказили ее, придав ей фантастический облик. Между тем Вас предупреждали, что г-н Морич с самого начала оставил за собой духовные и другие авторские права на это открытие, что доказывает известный Вам документ, под которым подписались все участники экспедиции…

Вопреки истине в своей книге Вы утверждаете, будто спускались с нами в подземный мир, ознакомились с ним и своими глазами видели эти несметные сокровища. Сначала мы не хотели губить Вашу репутацию писателя, но, уважая истину, мы никак не можем поддержать столь неверные утверждения. Подземелья действительно существуют. Действительно существуют лабиринты и система туннелей. Г-н Морич готов заверить любого, что он знает точное расположение пещеры, где находится тысячелетний клад, оставленный доисторическими жителями этих мест. Но в противоположность тому, что говорится в Вашей книге. Вы ни одной минуты не провели вместе с нами в наших исследовательских экспедициях.

Используя возбуждение и естественное любопытство, вызванное у публики историей фантастического открытия г-на Морича, Вы желаете оказать на нас давление множеством своих публикаций, чтобы заставить нас предпринять экспедицию, все плоды которой пожнете Вы один. Вы забываете, что первоначально эта экспедиция планировалась, чтобы ознакомить мир с открытиями Морича, а не для того, чтобы из чистого альтруизма доказать, что г-н Дэникен сказал в своей книге правду. Вы совершенно непозволительно возбудили у своих читателей интерес к открытию, сделанному не Вами. А теперь Вы хотите извлечь из него пользу для себя, доказать справедливость своих теорий. В таких обстоятельствах я считаю чересчур смелой Вашу надежду, что г-н Хуан Морич снова поверит Вашим обещаниям и согласится поддержать Ваши планы. Мне известно, что г-н Морич вернулся к своему первоначальному намерению самостоятельно финансировать и осуществить намеченную экспедицию…»

В своем ответе от 1 февраля 1973 года Дэникен еще раз подчеркнул, что с его точки зрения совершенно не имеет значения, видел ли он металлическую библиотеку, стол, стулья и металлических зверей. «Для меня существенно одно: чтобы мир поскорее узнал о существовании всего этого». В планирующуюся экспедицию вообще должен был отправиться сам Хуан Морич, а не Эрих фон Дэникен. «Вопрос о том, видел ли я через боковой вход малую, «мизерную» долю сокровищ или не видел, не имеет никакого отношения к делу. И вообще важен вопрос не о том, прав ли Эрих фон Дэникен, а лишь правду ли сказал Хуан Морич». Дэникен признал, что в первое издание его книги «вкрались некоторые ошибки и преувеличения касательно подземного мира и предметов, хранящихся у патера Креспи. Все эти ошибки мною затем были исправлены. Исправления будут учтены в следующих изданиях. Например, там больше не будет говориться, что Вы, дорогой г-н Пенья, были вместе со мной в этом боковом проходе. Я выбросил также слова почтенного патера Креспи: «Золото, золото, золото, много золота!» Мучительные признания!

Через две недели в письме от 15 февраля 1973 года доктор Пенья как адвокат Морича предложил организовать в середине марта личную встречу. «Если Вы еще не отказались от намерения приехать, чтобы по-хорошему уладить разногласия и заплатить г-ну Моричу причитающуюся ему сумму процентов от тех финансовых прибылей, которые Вы получили за счет г-на Хуана Морича и сделанных им открытий (зафиксированных в Эквадоре законным образом), использовав в своей книге «Посев и космос» его имя, его фотоснимки, исследования, теории и другие права». А чтобы придать вес своим недвусмысленным финансовым требованиям, адвокат добавил, что он посоветовал Моричу, если достичь соглашения не удастся, возбудить в западногерманском суде дело о возмещении убытков.

Для тех, кто раньше этого не понял, теперь должно стать ясным, из-за чего разгорелся весь сыр-бор: из-за больших денег. Дело в том, что к тому моменту («Шпигель» от 19 марта'1973 года) Эрих фон Дэникен получил свыше трех миллионов марок за «пещерные тайны», в которых, как пишет журнал, «нет ничего таинственного, зато прибыль эта химера приносит неплохую».

К последней фразе требуются некоторые разъяснения. В них мы будем опираться на данные того же номера «Шпигеля». Через четыре месяца после выхода своей книги Дэникен признался двум редакторам «Шпигеля», что никогда не был в упоминаемой им местности Эквадора. На этот раз он сказал, что вошел в пещеры через боковой вход вблизи города Куэнка, в ста километрах от «секретного» входа в пещеру, и пробыл там шесть часов. Он пошел на уступки еще в одном пункте и признал, что вопреки тому, что сказано в книге, в описанный им район никак нельзя доехать на джипе за сутки. Но на своем описании зала с металлической библиотекой, с этим «священным писанием», он продолжает настаивать. Итак, в этом месте на него снизошло «космическое откровение», поскольку именно здесь находится центральный пункт его религии, или, как выразилась газета «Зюддойче цайтунг», «материнская утроба», в которой он мечтает скрыться, катакомбы, где никто его не найдет.

Хорошо, но тогда, может быть, Хуан Морич видел все то, о чем с такой выгодой для себя поведал Дэникен?

21 июля 1969 года Морич положил на хранение в нотариальной конторе документ – заявление на имя министра финансов Эквадора, в котором он утверждает, что открыл систему пещер и нашел в ней «ценные предметы великого культурного и исторического значения для человечества». Он подчеркивает, что «факт открытия… согласно закону обеспечивает мне право собственности на металлические таблицы и остальные предметы, найденные в пещерах… Но, поскольку эти драгоценные изделия, имеющие невообразимую ценность для человечества, я нашел на земле, мне не принадлежащей, я не могу считать себя единственным владельцем и должен разделить собственность на эти находки с государством».

Заметим, однако, что по страницам эквадорской печати вот уже полвека бродит сказка о металлической библиотеке и золотом зверинце в недоступной пещере. Полагают, что первым рассказал ее некий душевнобольной, бывший армейский капитан по имени Арамильо. Может быть, Морич решил нотариально обеспечить себе права на эти мифические сокровища заранее, еще до того, как он или кто-нибудь другой найдет их? Или он просто хотел создать легенду, зная на самом деле, что такой пещеры не существует? Кто он, Хуан Морич, – обманщик, мошенник, аферист?

Именно так говорит о нем Эрнан Креспо Тораль, директор археологического института в Кито. Он называет его жуликом, авантюристом. Тораль охотно принял бы в свой музей сказочные металлические книги и золотых зверей, если бы Морич их туда доставил. Но как этот «открыватель» может доставить сокровища, которых на самом деле не существует? Ведь, проведя расследование, редакторы «Шпигеля» пришли к выводу, что сам Морич в глаза не видел всего этого точно так же, как и Дэникен. Но в отличие, по-видимому, от Дэникена аргентинский «кавалер удачи» Морич никогда и не верил в их существование. Этим объясняется и поведение Морича в переговорах с американским продюсером Джеймсом Мобли. Мобли хотел снять фильм о пресловутых сокровищах пещеры, и Морич потребовал у него 500 000 долларов на организацию экспедиции и 1000 долларов за каждый ее день, а когда Мобли согласился, он все-таки отказался раскрыть свою «тайну».

Итак, Дэникен стал жертвой комедии обманов, а его читатели и почитатели, хоть он это и отрицает, попались на удочку его измышлений.
Все «чудеса» в одной книге, Хельмут Хефлинг, (перевод: М. С. Осипова), 1983г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments