fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Снайпер Герой – Роза Шанина




За недолгий боевой путь старший сержант Роза Егоровна Шанина завалила более сотни фрицев, двенадцать из которых были снайперами.

В 14 лет разругавшись в пух и в прах с родителями, Роза прошла 200 километров по тайге, вышла к «ближайшей» железнодорожной станции и приехала учиться в Архангельск, где без проблем поступила в педучилище.

22 июня 1941 года Роза пришла в военкомат записываться добровольцем на фронт, но семнадцатилетней девушке посоветовали сначала подрасти.


Только в июне 1943 года военком устав от «хождений» упорной комсомолки Шаниной отправил ее учиться в подольскую «Центральную женскую школу снайперской подготовки».

Первый раз на «охоту» Роза вышла 5 апреля 1944 года, это было под Витебском. Через месяц она сделала на прикладе винтовки семнадцатую зарубку. Когда в конце июня 1944 года девушка узнала, что ее часть выводят во второй эшелон, Роза поехала командарму Крылову, пробилась к нему и добилась, чтобы ее оставили на передовой.

17 января 1945 года Роза написала подруге, что может погибнуть поскольку в последнем бою их батальон из 780 бойцов потерял 720 человек. Через десять дней Роза прикрыла собой командира артвзвода и получила осколочное ранение груди.
28 января 1945 года от полученной раны девушка скончалась.

Из дневниковых записей Розы Егоровны Шаниной:

12 августа 1944 года:
«Куда идти? Светает. Вижу, вдали маячит часовой. Но чей? По ржи подползла поближе. Наши! Спят, усталые, после боя. И часовой дремлет стоя. Напугала его. Он расспросил, кто я и зачем пришла. Посоветовал отдохнуть. Но тут передали по цепи, что ожидается немецкая контратака. Где уж тут спать. Заняла ячейку. Вскоре увидела метрах в ста немецкие танки с десантом. Тут ударила наша артиллерия. Стреляла и я по десантникам. Один немецкий танк прорвался на наши позиции. Рядом со мною, в нескольких метрах, раздавлены гусеницами танка старший лейтенант и боец. Тут у меня заклинило затвор. Села, устранила неполадку и снова стреляю. Вот прямо на меня пошел танк. Метрах в десяти уже. Ощупала ремень, где должны быть гранаты. Как назло, их не оказалось. Видимо, растеряла, когда ползла по ржи. Присела. Танк прошел мимо. Еще немного, и танки нарвались на плотный огонь «катюш». Повернули обратно. А многие так и остались на месте. Я стреляла по фашистам, вылезавшим из подбитых машин. После боя увидела, сколько за день было убито и ранено. Стало жутко. Но взяла себя в руки. Ясно дело - надо драться, мстить за погибших товарищей.
Немного отдохнула и пошла искать наш женский взвод, упрятанный где-то в тылу. Вышла на дорогу. Случайно взглянула в сторону оврага и вижу - стоит немец. Крикнула: «Хенде хох!» Поднялось шесть рук: значит, их трое. Один что-то пролепетал, я не поняла. Знай только кричу: «Быстрее, вперед!», а винтовкой показала - ползите, мол, ко мне. Выползли. Оружие отобрала. Прошли немного, смотрю, немец в одном сапоге. Значит, он просил разрешения надеть второй сапог. Подвела их к деревне. Один спрашивает: «Гут или капут?» Я говорю: «Гут» - и веду их дальше, в руке винтовка, за поясом гранаты и финка - ну как настоящий вояка. Пленных сдала кому следует».

27 ноября 1944 года:
«Вчера были танцы. Танцую неважно. А сегодня мылись в бане. Вспомнили, как немцы захватили в плен наших девочек. Это было в мае. Фашистские разведчики во время поиска на переднем крае схватили двух снайперов - Аню Нестерову и Любу Танайлову. Где они сейчас? Живы ли? В руках палачей...
Впервые видела немецких фрау. Мстить им за подруг? Нет. У меня к ним ненависти нет. А фашистов ненавижу и убиваю хладнокровно. И в этом вижу смысл моей жизни сейчас. А будущее у меня неопределенно. Варианты: 1) в институт; 2) не удастся первое, тогда я всецело отдамся воспитанию детей-сирот.
И чего мне только в голову не приходит! Решила здесь, в запасном полку, изучить связь, азбуку Морзе. Курсы связистов за стеной. Неплохо иметь несколько разных специальностей».

24 января 1945 года (последняя дневниковая запись):
«Давно не писала, было некогда. Двое суток шли ужасные бои. Гитлеровцы заполнили траншеи и защищаются осатанело. Из-за сильного огня приходится ездить в самоходках, но стрелять удается редко. Невозможно высунуться из люка.
Лишь несколько раз я выползала на броню машины и стреляла по убегающим из траншеи вражеским солдатам.
К вечеру 22 января мы все-таки выбили фашистов из имения. Наша самоходка успешно перешла противотанковый ров. В азарте мы продвинулись далеко вперед, а так как не сообщили о своем местонахождении, по нам по ошибке ударила наша же «катюша». Теперь я понимаю, почему немцы так боятся «катюш». Вот это огонек!

Потом ходила в атаку, а вечером встретила своих дивизионных разведчиков. Предложили пойти с ними в разведку. Пошла. Взяли в плен 14 фашистов.
Сейчас продвигаемся вперед довольно быстро. Гитлеровцы бегут без оглядки.
Техника у нас!... И вся армия движется. Хорошо!
Большой железный мост через реку прошли без помех. Около моста валялись срубленные деревья - немцы не успели сделать завал».

Перед смертью Роза сказала, что сожалеет, что ей удалось так мало сделать в жизни.

Tags: История
Subscribe

  • С фотоаппаратом и камерой

    Более трех тысяч прыжков совершил Роберт Иванович Силин. Он не только высококлассный парашютист, но и высококачественный фотограф и…

  • С предельной высоты

    Есть практическая необходимость и в совершении прыжков с предельно больших высот. Парашютисты наши прыгают с 15–16 и более километров,…

  • Секунды мужества

    Знаете, сколько их набралось на счету Ивана Ивановича Савкина? Около 300 000! Говоря по-другому, это означает, что он провел под куполом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments