fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Жемчужные слезы





Как летит время! Ведь почти сто лет прошло с тех пор, когда взвился занавес парижской «Гранд-опера» и многочисленная публика восторженными аплодисментами встретила талантливое произведение молодого Жоржа Бизе. Это была опера «Искатели жемчуга». Вы, наверное, помните ее содержание?

...Зурга, искуснейший на Цейлоне ловец жемчуга, и его друг охотник Надир любят одну девушку. Во имя дружбы они решают отказаться от любви. Им удается сдержать обещание: девушка находится в далеком монастыре и выполняет обязанности жрицы.

Но вот наступает время лова жемчуга. По древнему обычаю старейшины приводят в святилище молодую жрицу: своими молитвами должна она заклинать злые силы, успокаивать бури. Она дала обет чистоты, и ни один мужчина не смеет приблизиться к ней. Однако Надир, услышав напевы таинственной жрицы, узнает голос любимой им Лейлы. И юноша забывает обо всех обетах и запрещениях...

Композитор уже после первого акта оперы был награжден овацией зрителей. Занавес поднялся снова закончен лов жемчуга, жрица сидит на одинокой скале, ее привезли сюда, чтобы она помнила о своем обете.

Чудесное произведение создали Бизе и либреттисты Карре и Кормон! Но сама жизнь написала другую, еще более драматическую историю об искателях жемчуга Я привез вам ее с японского острова Татоку. Ее музыка - зловещий шум морских волн. Действие продолжается десятилетия - и по нынешний день

КОРОЛЬ ЖЕМЧУГА

Остров Татоку называют «жемчужным островом», а господина Кокичи Микимото - «королем жемчуга». Но мне не привелось видеть этого «короля». «Незабвенный господин Микимото» умер в 1954 году, прожив на свете 95 лет. Я побывал в его родном селении на берегу залива Тоба. Сейчас господин Микимото, улыбаясь, стоит на высоком пьедестале, одетый в кимоно, но с... европейским котелком на голове. Он смотрит на снующие вдоль берега лодки. В них девушки, одетые в белое. Они возвращаются с лова. Господин Микимото довольно улыбается: он имеет определенные заслуги в жемчужном промысле.

Вы слышали, конечно, о том, что жемчуг производят особые моллюски, живущие в крепких раковинах. Но подобная работа - отнюдь не излюбленное занятие моллюска. Зарождение жемчужины связано с проникновением в его тело какой-нибудь инородной частицы, например песчинки.

Когда такое несчастье обрушивается на моллюска, тот оказывается буквально в безвыходном положении - ведь он не может выкарабкаться из своей раковины. А потому он начинает «плевать» на непрошеного пришельца, окружая его особой оболочкой. Так с течением времени образуется твердая жемчужина.

Но только одна из четырех тысяч, повторяю, одна из четырех тысяч раковин содержит жемчужину. Таков средний коэффициент. Совсем другой коэффициент лишь на жемчужном промысле господина Микимото. Правда, и выловленные там жемчужины отличаются от обычных. Лучи рентгена открывают в них крупинку субстанции, искусственно введенную внутрь трехлетней раковины. Последующие три-четыре года моллюск работает на фирму «Микимото», обволакивая эту крупинку известковым слоем.

Кокичи Микимото был одним из первых, кому пришла мысль получить жемчуг путем искусственного выращивания. В сентябре 1888 года нанятые им в окрестностях Тоба рыбаки стали собирать раковины и накапливать их в специально охраняемых и загороженных морских бассейнах. Кокичи часами бродил по мелкой воде, осматривая новую «ферму».

В 1890 году Микимото познакомился с доктором Иоисикичи Мицукури. Ученый и предприниматель провели вместе много дней в исследовательской лаборатории Токийского университета. И все же первые опыты Микимото, по существу, были блужданием в потемках. Сначала он безуспешно пытался ввести в раковины крохотные осколки стекла, потом - обломки скорлупы, чешуйки. Не дала положительных результатов и его попытка обволакивать ядрышко будущей жемчужины в мясные ткани моллюска и затем вводить все это внутрь другой раковины, где должна была формироваться жемчужина. Кокичи старался определить, в каком возрасте моллюск может перенести операцию. Наконец, он пробовал установить влияние морской воды на образование жемчужины.

Короче говоря, потребовалось 10 лет, прежде чем Микимото собрал на своих подводных пастбищах обильную жатву - 4 200 драгоценных жемчужин. С ними к небогатому еще недавно торговцу пришли известность и деньги, он сразу открыл собственный магазин в самом центре японской столицы.

По тем временам Микимото тонко разбирался в могуществе рекламы: он пригласил к себе на остров принца Комадзу, кузена тогдашнего императора. Комадзу получил в дар от «короля жемчуга» двенадцать овальных и пять круглых жемчужин. Следующую партию жемчуга, добытого Микимото, принц купил для себя и повез на коронацию английского короля как подарок от японского императора. Этот жемчуг возбудил любопытство парижских и лондонских ювелиров. Занялась им и пресса.

Заграничные газеты писали в 1904 году, что в Японии собираются выращивать жемчужины, словно овощи, на специальных морских фермах. А господин Микимото благосклонно разъяснял корреспондентам, что «в живой организм моллюска вводится особым способом жемчужная крошка, затем раковину снова бросают в море на четыре года, в течение которых моллюск покрывает своими выделениями эту крошку, в результате чего и образуется настоящая жемчужина».

В это время на подводных пастбищах господина Микимото насчитывался уже один миллион раковин и в них все чаще находили наиболее ценные круглые жемчужины. Микимото сам разрабатывал «технологию производства», диктовал цены. Его изделия демонстрировались на выставках во всем мире.

В 1924 году Микимото стал «поставщиком жемчуга и драгоценностей императорского двора». Его избрали в палату пэров, так как он платил очень высокие налоги. Тогда же Микимото отправился в США. Он нанес там визиты некоторым «королям» промышленности и торговли. Сам Эдисон поведал ему, что тоже пытался создать жемчуг... в пробирке, но потом забросил это дело.

Однако пребывание Микимото в Америке не ограничилось визитами. Весьма практичным занятием оказалось собирание раковин с моллюсками в реке Миссисипи. Эти пресноводные раковины до сих пор являются подсобным материалом для выращивания японского жемчуга.

Вообще «король жемчуга» всегда был трезвым человеком. Особенно ярко его практицизм проявился в 1945 году, когда японское радио сообщило народу о том, что война проиграна. На мачте возле дома Микимото, члена палаты пэров и поставщика императорского двора. тотчас взвился звездно-полосатый американский флаг. «Король» поспешил надеть самое лучшее кимоно, чтобы с достоинством встретить представителя американской армии.

Вскоре «жемчужный остров» превратился в объект частых прогулок сановников из штаба оккупационных войск США. Прежние работники начали возвращаться из плена, в котором оказались после поражения императорской армии и флота. Девушки в белом снова начали нырять в воды, очищенные от японских и американских мин...

ДЕВУШКИ В БЕЛОМ

В открытом море неподалеку от маленького островка, где высится изваяние богини Хитотузукеканнон - покровительницы девушек-ныряльщиц - идет лов. Девушки прыгают с палубы суденышек в глубь моря и достают оттуда раковины для фирмы «Микимото».

Говорят, что молодежь этой местности чувствует себя в волнах океана так же хорошо, как и в своих маленьких бумажных домиках. Говорят, что особенно подходят для роли искателей жемчуга женщины: у них больший объем легких и чуть ли не прирожденный иммунитет к холоду. Но я думаю, что дело не в объеме легких.

Ороку Китамура, сорок пять лет нырявшая в море, говорила другое: «Нам, женщинам-ловцам, приходится нырять всегда. Но, разумеется, у нас более короткое дыхание, и мы не можем слишком долго оставаться под водой, когда находимся в положении...»

Дело в том, что женский труд в Японии очень дешев и женщины выполняют здесь самую тяжелую работу. Только они, например, до сих пор переносят в гостиницах багаж клиентов. А к профессии ныряльщиц их приучают с малых лет. Девочка 11-12 лет уже зарабатывает себе на миску риса.

Сначала детей пускают на небольшую глубину, потом заставляют погружаться все ниже и ниже. Семнадцатилетние девушки могут собирать раковины на дне моря в течение 2-3 минут. Прежде девушки опускались в воду нагими. Теперь для них шьют специальные белые костюмы. Зачем? Белый цвет якобы отпугивает акул, которым нравится охотиться как раз там, где ныряют в поисках раковин люди. Но акулы не подтверждают теорию о страшном для них белом цвете. Не оказывают на акул влияние и угрозы богини, покровительствующей ныряльщицам. В 1957 году акулы утащили двух девушек. Никто их так больше и не видел, море выбросило на берег только корзинки для сбора раковин...

Туристы не знают об этих коротких подводных драмах. Туристам предлагается зрелище с берега. Они наблюдают за тем, как подхватывает вода красивые женские фигурки, как рабочие открывают поднятые с глубин моря раковины и достают из них жемчуг. Туристы не знают, что эти раковины доставлены сюда еще накануне. Они не догадываются, что девушки, ныряющие возле самого берега, ничем не рискуют. Им просто приказали оставить на несколько дней подруг, которые опускаются на дно в открытом море - там, где можно найти подлинную жемчуженосную раковину и встретиться с акулой.

В открытом море девушки в белом - их называют коротко «ама» - ныряют с помощью балласта, прикрепленного на шнуре. Ныряют, как правило, прямо с лодки и движением веревки сигнализируют, когда их надо поднимать наверх. На лодке же они сбрасывают с себя белые костюмы и, дрожа от холода, жмутся одна к другой, чтобы хоть как-то согреться. Лов происходит в любое время года и при любой погоде. Но когда идет дождь или клубится туман, они неохотно отправляются на дно: в это время резко уменьшается видимость.

Дирекция фирмы «Микимото» предпочитает брать на работу замужних женщин. Девушки более рассеянны - так по крайней мере утверждают господа, которые управляют работой ныряльщиц из хорошо отапливаемых кабинетов на взгорье у Тоба. Эти господа считают, что лучшими ловцами являются женщины в возрасте 25-40 лет.

Странными кажутся этим господам некоторые «прихоти» тружениц моря. Они не любят опускаться на дно из лодок, если гребут не их мужья. Они говорят, что подаваемые при помощи веревки сигналы может почувствовать лишь человек, сердцем заинтересованный в судьбе той, которая ищет раковины на глубине нескольких десятков метров под лодкой...

«Незабвенный господин Микимото» наказал своим рабочим жить в строгих правилах. Праздники и выходные он назначал сам.

Девушки в белом работали круглый год и то и дело спасали имущество своего хозяина. Он призывал их всякий раз, когда «красная волна» (1)  угрожала подводному царству жемчужин. По его приказу они прыгали в «красную воду», часто ледяную, чтобы собрать раковины в корзинки, сплетенные из побегов бамбука. За ними на лодках следовали мужчины, они принимали корзинки с раковинами, отвозили на берег и снова возвращались за ценным грузом. Девушки не выходили из воды по двое суток! Лишь после того как все раковины оказывались на берегу, смертельно усталые ныряльщицы получали право свалиться на землю.

Однажды орды спрутов двинулись на штурм подводных богатств Микимото. Море закипело от этих отвратительных чудовищ. Их щупальца ловко открывали раковины и вытаскивали оттуда тело моллюска. Были расставлены ловушки, но они не поймали ни одного спрута. Нападение осьминогов продолжалось.

(1) «Красные волны» - результат чрезвычайно сильного развития крошечного жгутикового животного - обитателя теплых морей. Поверхность моря в местах скопления колоний жгутиковых окрашивается в красный цвет. От «красных волн» гибнут моллюски и другие обитатели морей. Подробнее об этом явлении см. «Вокруг света» № 10 за 1959 год, «Красные волны»

Тогда «король жемчуга» послал против страшного врага девушек с копьями. Целыми днями до полного изнеможения ныряли они на дно моря, держа в руках длинные железные прутья. Вода бурлила, когда осьминоги набрасывались на странные создания в белом, наносившие им болезненные уколы. Но девушки проиграли эту подводную битву. Ведь даже у самых ловких было только две руки против восьми щупалец спрута...

* * *

Каноны репортерского жанра побуждают меня вернуться в зал парижской «Гранд-опера» и досказать вам либретто «Искателей жемчуга». Но мне не хочется этого делать. Старой мне кажется сейчас опера Бизе, не чувствуется дуновения моря в душных от жара прожекторов закоулках парижской сцены. А когда охотник Надир выводит тенором свою арию: «Я в памяти храню воспоминанье», - я мысленно возвращаюсь к моим ныряльщицам на «жемчужный остров».

...Дует морозный февральский ветер. Моторный катер дрожит, подбрасываемый тугой волной. Вдали появляется островок с изваянием богини Хитотузукеканнон, которая должна уберечь девушек от всяких напастей.

Мотор постепенно умолкает, и я готовлю фотоаппарат, чтобы сделать снимок. Но в это время один за другим раздаются два всплеска: я прозевал, обе девушки уже вошли в ледяную воду. Еще мгновение, и их пятки исчезают под водой, белые тени расплываются в глубине. Спустя некоторое время девушки всплывают в другом месте, снова исчезают, и опять над водой показываются их лица.

И снова их нет. Я тщетно всматриваюсь в то место, где они погрузились в воду. Проходит, вероятно, около трех минут, прежде чем обе появляются в нескольких десятках метров от меня. Словно тюлени, они неуклюже карабкаются на скалистый берег. Пытаясь согреться, девушки бегают вокруг статуи своей богини. Богиня, конечно, не сочтет это за признак неуважения к себе и не лишит их своей милости...

«Вокруг Света», №2 – 1961г.
Люциан Воляновский, польский журналист
Перевод - Я. Немчинский

Tags: Изречения
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Любя свое, русские ценят и чужое

    Осенью не позабыли вырядиться в багрянец леса, скрипят обозы, и малыши, как магическую шкатулку, раскрывают первую книгу. Страда страны…

  • Они не удержали Париж

    Свершилось! Знамя вольности снова поднялось над дымчатым Парижем. Город, который, как корабль, пересек века, пробил льды и снова вышел в…

  • Пепел и кровь

    В городах Белостокской области на стенах домов, где помещались немецкие власти, можно увидеть следующее объявление: «В последнее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments