fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

«Мастодонты» морских глубин




Американская субмарина «Огайо» имеет подводное водоизмещение 18 700 т. Она вдвое длиннее и в 10 раз тяжелее крейсерских лодок времен Второй мировой войны. Атомоход имеет длину 170,7 м, ширину 12,8 м и осадку 10,8 м. Численность экипажа 133–154 чел.

Этот подводный гигант, стоимость которого превысила 1,2 млрд долларов (без учета стоимости ракет), был заложен в 1976 году и встал в строй шесть лет спустя.


Ракетоносец «Огайо» имеет удлиненный каплевидный корпус, в котором располагаются ракетный, реакторный отсеки и машинное отделение, а также рубку с крылоподобными горизонтальными рулями. В хвосте лодки за крестообразным кормовым стабилизатором с концевыми шайбами на горизонтальных стабилизаторах расположен гребной винт.

Движение подлодки со скоростью 25 узлов обеспечивают атомный реактор мощностью 44,2 тыс. кВт, парогенератор и турбинная гребная установка. Продолжительность непрерывного пребывания под водой – 70 суток, а перезаряжать реактор надо раз в 9 лет.

Благодаря повышенной прочности корпус корабля не только выдерживает давление на глубине около 500 м, но и близкие взрывы. В нем и размещены основные механизмы, служебные и жилые помещения и оружие ракетоносца.

В центральном посту, под рубкой, сосредоточены главные системы управления кораблем. Здесь же расположены приборы системы навигации и пульты запуска ракет.

На четырех палубах расположены девятиместные кубрики купейного типа с трехъярусными койками для рядового состава, двух– и четырехместные каюты для офицеров. Имеются также салон для отдыха, библиотека, учебный кабинет и тренажерный зал.

Основное оружие «Огайо» – трехступенчатые твердотопливные ракеты «Трайдент», длиной 10,39 м, диаметром 1,88 м и массой 32 т каждая. Они имеют боевые части, разделяющиеся на 8 боеголовок, мощностью по 150 кт каждая, а также системы наведения на конечном участке полета каждой боеголовки на свой объект. Стоимость одной ракеты – 7,4 млн долларов.

В походном положении все 24 ракеты покоятся в вертикальных шахтах, двумя рядами протянувшихся вдоль ракетного отсека. Перед стрельбой лодка подвсплывает на глубину до 30 м и уменьшает скорость до 5 узлов. В пусковой трубе-шахте внутреннее давление выравнивается с забортным, для этого достаточно открыть крышку шахты. Теперь ракету отделяет от воды лишь заглушка из синтетического материала.

По команде «Пуск!» в нижнюю часть трубы подают водяной пар, и ракета, вытолкнув заглушку, взлетает на 20–25 м над поверхностью воды. Тут же срабатывает двигатель ее первой ступени, и она начинает полет по заданной траектории. Дистанцию 7800 км ракета «Трайдент» преодолевает за 40 минут.

Кроме ракетных шахт, лодка имеет четыре носовых торпедных аппарата. Управляемые по проводам торпеды калибром 533 мм – оружие самообороны подводного гиганта.

Гидроакустический комплекс имеет стационарную носовую и буксируемую за кормой протяженную антенны.

Отечественный подводный крейсер «Тайфун» (он же «Акула») снабжен межконтинентальными ракетами и в первую очередь предназначен для операций в Арктике. Конструкция атомохода позволяет ему не только ходить подо льдом, но и всплывать, взламывая лед своим корпусом.

Внутри легкого стального корпуса крейсера «Тайфун» заключены два прочных цилиндрических титановых корпуса, соединенных между собой тремя переходами через промежуточные отсеки. Главное вооружение «Тайфуна» – 20 межконтинентальных баллистических ракет, с 10 ядерными боеголовками каждая, способные поражать цель на расстоянии более 9000 км. Помимо того, в носу крейсера имеется 6 торпедных аппаратов с несколькими десятками торпед и ракет-торпед к ним.

Говорят, эта лодка была сконструирована как наш ответ США на реализацию у них программы «Трайдент», которая предусматривала создание новой твердотопливной ракеты, с дальностью полета более 7000 км, а также подлодки нового типа, водоизмещением 18 700 т, максимальной скоростью 20 узлов, способной нести 24 такие ракеты и обладающей повышенным уровнем скрытности. Ракетные пуски эта субмарина была способна совершать с глубины до 30 м.

Тактико-техническое задание на тяжелый ракетный крейсер стратегического назначения (ТРКСН) – проект 941 (шифр «Акула») – было выдано в декабре 1972 года. Проект разрабатывался ЦКБ «Рубин», возглавляемым генеральным конструктором И. Д. Спасским, под непосредственным руководством главного конструктора С. Н. Ковалева. Главным наблюдающим от ВМФ был В. Н. Левашов.

И вот 23 сентября 1980 года на судостроительной верфи города Северодвинска в Белое море была спущена первая советская подводная лодка этого класса. Когда корпус ее был еще на стапелях, на носу субмарины, ниже ватерлинии, была нарисована оскалившаяся акула, которая обвивала трезубец. И хотя после спуска акула с трезубцем скрылись под водой и больше их никто не видел, в народе крейсер уже окрестили «Акулой». А для экипажей и первой, и последующих субмарин этого класса была введена особая нарукавная нашивка с изображением акулы.

Название же «Тайфун» этой подлодке дали американские эксперты. Но даже для служивших на самой лодке это название до недавнего времени считалось секретным.

Как уже говорилось, эта лодка стала нашим ответом американцам, которые в апреле 1979 года спустили на воду первую из лодок нового класса – «Огайо». Затем последовали «Мичиган», «Флорида», «Джорджия» и другие.

Наш «Тайфун» был достойным ответом супостатам. И не только потому, что сама по себе субмарина была уникальна. Сама по себе она была лишь одним из компонентов грандиозной программы с тем же названием. Программа эта планировала небывало широкий размах военно-морского строительства в нашей стране.

На Севере, по всему побережью Баренцева и Белого морей, строились специальные причалы, мастерские, склады для хранения запчастей и механизмов; к ним прокладывались автомобильные и железные дороги. Строились и так называемые места погрузки – гигантские сооружения, прозванные среди острых на язык моряков «виселицами». На них и в самом деле подвешивались ракеты, торпеды и прочее оборудование, которое затем грузилось на борт субмарины.

Проводились также взрывные работы для углубления фьордов в местах базирования лодок, создавались в скалах убежища на случай ядерной атаки вероятного противника и т. д.

Программа эта, по словам одного из ее участников, капитан-лейтенанта А. И. Склярова, предусматривала и невиданный ранее распорядок эксплуатации подводных лодок. В Подмосковье, в городе Обнинск, строился по этой программе специальный учебный центр. Плюс к нему – жилье, детские сады, школы, медицинские учреждения. В этом центре, сменяя друг друга, должны были проходить подготовку экипажи подводников.

Для каждого подводного крейсера предполагалось иметь аж три экипажа: два боевых – для несения службы в море и один технический – для устранения неисправностей, текущего ремонта и подготовки атомохода к новому походу.

Режим работы экипажей должен был быть таким. Первый боевой экипаж находится два-три месяца в море на боевом дежурстве, во время которого на борту неизбежно накапливаются какие-то неисправности. По приходе на базу корабль поступает в распоряжение технического экипажа, которому передаются все дефектные ведомости. Сам же боевой экипаж тем временем отбывает в аэропорт, где грузится специально заказанный самолет и отбывает в Подмосковье. Отсюда, забрав свои семьи, все убывают в отпуска в разные концы страны.

К тому времени второй боевой экипаж, загорелый, отдохнувший и даже подуставший от семейного уюта, слетается вместе с семьями со всех концов страны в Обнинск. Здесь подводников – для освежения памяти и навыков – гоняют по всем тренажерам, они сдают зачеты и, подтвердив свою квалификацию, летят с вещами обратным спецрейсом в Мурманск. Из аэропорта экипаж прибывает спецавтобусом прямо к пирсу – к трапу своего крейсера, уже полностью готового к новому боевому походу. Принимают у технического экипажа лодку, убирают трап, и корабль уходит на боевую службу, управляемый вторым боевым экипажем.

Затем весь процесс, по идее, повторяется снова и снова.

Но, как говорится, гладко было на бумаге. Трудности начались уже при проектировании, когда встал вопрос о ракетном вооружении. Американцы оснащают свои субмарины ракетами на твердом топливе, которые менее капризны в обслуживании, чем жидкостные. У нас же долгое время таких ракет не было. А когда появилась первая отечественная морская баллистическая ракета на твердом топливе Р-31, оказалось, что вместить ее в ту же ракетную шахту, где раньше помещалась жидкостная, нельзя – габариты не те.

Благодаря отечественным технологиям 70—80-х годов ХХ века такая ракета оказалась не компактней, как можно было бы ожидать, а больших размеров и веса оружия. Плюс к тому массогабаритные характеристики нового радиоэлектронного оборудования, увеличившиеся по сравнению с приборами предшествующего комплекса в 2,5–4 раза.

В итоге пришлось проектировать оригинальный, не имеющий мировых аналогов тип подводной лодки с двумя прочными корпусами, расположенными параллельно (своеобразный «подводный катамаран»). Кроме того, подобная «сплющенная» в вертикальной плоскости форма корабля диктовалась ограничениями по осадке в районе Северодвинского судостроительного завода и ремонтных баз Северного флота, а также технологическими соображениями – требовалось обеспечить возможность одновременной постройки двух кораблей на одной стапельной «нитке»; так вроде бы выходило удобнее и дешевле.

Однако даже сами конструкторы признают, что выбранная схема являлась в значительной мере вынужденной, далеко не оптимальной. Это, кстати, привело к тому, что иногда подлодки 941-го проекта называют еще и «водовозы».

В то же время, как говорится, нет худа без добра – она позволила повысить живучесть тяжелого подводного крейсера за счет разнесения энергетической установки по автономным отсекам в двух раздельных прочных корпусах (это улучшило взрыво– и пожаробезопасность, (удалив ракетные шахты из прочного корпуса), а также размещения торпедного отсека и главного командного поста в изолированных прочных модулях.

В переводе с технического языка на обыденный это означает следующее. Чтобы разместить все вооружение и оборудование, конструкторам пришлось создать этакий подводный катамаран. Два прочных цилиндрических корпуса объединяются между собой тремя поперечными переходами – в носу, посредине и на корме. Между корпусами размещены пусковые шахты ракет и некоторое другое оборудование. А сверху все прикрыты легким обтекаемым корпусом, по форме смахивающим на приплюснутый хлебный батон гулливеровских размеров.

Таким образом, получается, что в одном общем легком корпусе размещены как бы две лодки. На практике их обычно именуют «левый борт» и «правый борт», подразумевая при этом левую и правую цилиндрическую сигару целиком. В этих прочных сигарах-бортах все дублировано: реакторы, турбины, все механизмы и даже каюты.

И если даже в одной половине откажет вдруг все оборудование, то другая позволит полностью выполнить боевую задачу и вернуться в базу. Ведь и всех специалистов в команде тоже имеется точно по паре, и называют их специалистами правого и левого бортов.

Чтобы различать правый и левый борта, принято нумеровать все, что находится слева, четными числами, а все, что справа, – нечетными.

Между легким внешним и прочным внутренним корпусами остается довольно большое пространство, где размещены цистерны погружения, всякие емкости и вообще все то, что можно не защищать от высокого давления и действия морской воды. И контейнеры с ракетами тоже размещены у «Тайфуна» в пространстве между бортами – в передней части лодки, перед рубкой. В итоге получилось, что «Тайфун» – единственный из подводных ракетоносцев, у которого ракеты расположены впереди рубки. Другие субмарины как бы «тащат» ракеты за собой, а «Тайфун» свои ракеты «толкает» впереди себя.

Прозвище же «водовоз» вот откуда. При погружении все пространство между бортами заполняется забортной водой, и всю эту массу воды лодка разгоняет и тащит вместе с собой. Что, в конечном итоге, повышает общую массу и отрицательно сказывается на маневренности лодки.

Впрочем, особой «вертлявости» от «Тайфуна» никто и не требовал. Главная его задача – как можно незаметнее доставить в указанный командованием район ракеты и при необходимости произвести их пуск по заданным целям.

Поэтому главное вооружение – разработанные в НПО имени В. П. Макеева межконтинентальные баллистические ракеты. Контейнеры, расположенные, как уже говорилось, между цилиндрами прочных корпусов, связаны коммуникациями с аппаратурой в отсеках прочного корпуса. И вот тут наблюдается некое нарушение симметрии. Аппаратура одного борта служит для проверки ракет, а другого – для подготовки и проведения пусков.

Каждая из 100-тонных ракет способна поразить цель на расстоянии до 9000 км, это значит, что с Северного полюса можно попасть в экватор. А уж до Америки-то этого хватит и подавно. Поэтому с самого начала «Тайфун» проектировался для плавания лишь в Северном Ледовитом океане. Ему нет надобности уходить далеко от своих северных баз. Для дежурства в Тихом и Атлантическом океанах, у берегов США у нас есть другие подлодки. Но о них – в свой черед.

Двухкорпусная конструкция «Тайфуна», кроме всего прочего, позволила разместить экипаж с небывалым для подводников комфортом. Такие условия, пожалуй, можно было бы ожидать от «Наутилуса» Жюля Верна, но никак не от настоящей лодки. За это, кстати, «Тайфун» получил и еще одно прозвище – «плавучая гостиница» или «подводный отель».

И то сказать: команда здесь живет в обшитых пластиком под дерево 2-, 4– и 6-местных каютах, с письменными столиками, книжными полками, шкафчиками для одежды, умывальниками и телевизорами.

Есть на «Тайфуне» и специальный комплекс для отдыха, включающий в себя спортивный зал со «шведской» стенкой, перекладиной, боксерской грушей, вело– и гребными тренажерами, беговыми дорожками.

Имеется и обшитая дубовыми досками сауна на пять человек. А еще есть на лодке небольшой бассейн: в длину – 4, в ширину – 2, в глубину – 2 метра. Бассейн можно заполнять либо пресной, либо соленой забортной водой – холодной или подогретой.

Нашли на «Тайфуне» место даже для солярия, но загар в нем почему-то получается с каким-то «инопланетным», зеленоватым оттенком. Поэтому подводники стараются ультрафиолетовыми ваннами не злоупотреблять, чтобы потом на берегу особо не выделяться.

Есть тут и четыре душевые, а также девять гальюнов, что тоже весьма неплохо.

В уютном и тихом зале для отдыха есть кресла-качалки и поющие канарейки, рыбки и комнатные цветы. А одна из его стен представляет собой большой экран, на котором по выбору демонстрируется любой пейзаж: лес, горы, степь, крымский пляж и многое другое – всего около трех десятков вариантов.

Отдельно от этого зала есть для любителей и комната с игровыми автоматами.

Имеются на «Тайфуне» и две кают-компании: одна – для офицеров, другая – для мичманов и матросов. Кают-компанией, как известно, на корабле именуют «помещение, служащее для коллективного отдыха, занятий, совещаний и общего стола». На борту принято четырехразовое питание.

Меню – самое изысканное по меркам советского строя; завтрак, обед и ужин обязательно содержали что-нибудь мясное. За обедом полагался и маленький стаканчик сухого вина (всего 50 граммов) – не пьянства ради, а для борьбы с авитаминозом. Вечерами – впрочем, понятие суток в субмарине, как в и в космическом корабле, весьма относительное – можно и попить чайку со сгущенкой, медом, печеньем, баранками.

Корабельные повара – коки вообще славятся своей выдумкой, а по мастерству ничуть не уступают своим наземным коллегам из лучших ресторанов. Кроме того, еда на подлодке относится в какой-то мере к числу развлечений. Так что приготовленные коками блюда съедаются обычно подчистую.

Тем более что недоеденные продукты, как и вообще все пищевые отходы, составляют на подводной лодке весьма серьезную проблему.

Мусорных ящиков на подлодке нет, поэтому пищевые отходы и всякий другой мусор на лодке упаковывают в пластиковые мешки и раз в трое суток «отстреливают» за борт из специального аппарата ДУК (для удаления контейнеров). На глубине, кстати, сделать это куда труднее, чем в космосе. Там при открытии люка переходной камеры космический вакуум все высасывает сам, а под водой – напротив – приходится преодолевать, «продавливать» забортное давление воды. «Отстреленные» мешки с отходами потом опускаются на дно, где их содержимое достается на корм морским обитателям.

Однако вернемся к боевым возможностям «Тайфуна» – ведь на самом деле он строился вовсе не как подводный санаторий.

При создании нового корабля заказчиком была поставлена задача – расширить зону его боевого применения подо льдами Арктики вплоть до полюса (и за него) за счет совершенствования навигационного и гидроакустического вооружения.

Энергетическая установка мощностью 100 000 л.с. выполнена по блочному принципу компоновки с размещением автономных модулей (унифицированных для всех лодок 3-го поколения) в обоих прочных корпусах. Принятые компоновочные решения позволили уменьшить габариты ядерной энергетической установки, увеличив при этом ее мощность и улучшив другие эксплуатационные параметры.

Она включает два водо-водяных реактора на тепловых нейтронах ОК-650 (по 190 мВт каждый) и две паровые турбины. Блочная компоновка всех агрегатов и комплектующего оборудования, помимо технологических преимуществ, позволила применить и более эффективные меры по виброизоляции, снижающие шумность корабля.

По сравнению с предшествующими атомными подводными лодками существенно изменилась система управления и защиты реактора. Внедрение импульсной аппаратуры позволило контролировать его состояние при любом уровне мощности, в том числе и в подкритическом состоянии. Безопасность обеспечивает механизм «самохода», который при исчезновении электропитания обеспечивает полное «глушение» реактора, даже при опрокидывании корабля.

На борту лодки установлены четыре турбогенератора по 3200 кВт и два дизель-генератора ДГ-750. В качестве резерва используются два электродвигателя постоянного тока, мощностью по 190 кВт, которые подключаются к линии главного вала посредством муфт.

Два малошумных семилопастных гребных винта установлены в кольцевых насадках. Для маневрирования в стесненных условиях корабль оснащен подруливающим устройством в виде двух откидных колонок с гребными винтами на носу и корме.

При создании «Тайфуна» большое внимание было уделено снижению его гидроакустической заметности. В частности, корабль получил двухкаскадную систему резино-кордовой пневматической амортизации, а также новые, эффективные звукоизолирующие и противогидролокационные покрытия. В результате по гидроакустической скрытности «Тайфун», несмотря на гигантские размеры, значительно менее заметен в океане, чем все ранее построенные отечественные подлодки, и, вероятно, вплотную приблизился к американскому аналогу – субмарине типа «Огайо».

Подводная лодка оснащена новым навигационным комплексом «Тобол-941», включающим систему спутниковой навигации «Симфония», боевой информационно-управляющей системой, гидроакустической станцией миноискания МГ-519 «Арфа», эхоледомером МГ-518 «Север», радиолокационным комплексом МРКП-58 «Буран», телевизионным комплексом МТК-100. На борту имеется комплекс радиосвязи «Молния-Л1» с системой спутниковой связи «Цунами». Цифровой гидроакустический комплекс типа «Скат», интегрирующий четыре гидролокационные станции, способен обеспечивать одновременное слежение за 10–12 подводными целями.

Выдвижные устройства, расположенные в ограждении рубки, включают два перископа (командирский и универсальный), антенну радиосекстанта, РАС, радиоантенны системы связи и навигации, пеленгатор.

Лодка оснащена двумя всплывающими антеннами буйкового типа, позволяющими принимать радиосообщения, целеуказания и сигналы спутниковой навигации при нахождении на большой (до 150 м) глубине или подо льдами.

Подумали и о том, как запускать ракеты в условиях Заполярья с минимальным риском для экипажа. Оптимально, конечно, осуществлять ракетный старт прямо из-под воды. Но, к сожалению, научить ракеты проламывать лед самостоятельно еще не удалось ни одному конструктору в мире. Так что для пуска ракет из-под арктического «ледового панциря» лодка должна была всплывать в полыньях, проламывая лед толщиной до 3 м.

Больше ни одна подлодка в мире не рассчитана на подобные «фокусы». Да и для «Тайфуна», несмотря на солидный опыт в этой области и специальное техническое оснащение, каждое всплытие во льдах – непростой и небезопасный процесс. Сначала ищут подходящую полынью. Полыньей вообще-то принято называть чистое от льда место, но их в Арктике мало. Зимой 90 % акватории покрыто дрейфующими льдами, летом – около 50 %. Лед очень толстый, бывают поля с толщиной льда до 35 м.

Поэтому довольно часто капитану и его команде приходится просто подыскивать место, где толщина льда не превышает трех метров. Делается это при помощи специальных приборов наподобие эхолота. Затем убирают носовые горизонтальные рули и медленно, очень осторожно «приледняются» – то есть притыкаются снизу к поверхности льда. А поверхность эта покрыта многочисленными наростами вроде сосулек или сталагмитов весьма значительных размеров. Так что места «приледнения» на лодке пришлось особо упрочнять.

Итак, прижавшись к ледяному потолку специально приспособленными для этого носом и рубкой, резко продувают цистерны главного балласта. В этот момент по всей лодке, помимо свиста воздуха в продуваемых цистернах, слышны треск и скрежет ломающегося льда.

На «Тайфуне», как уже говорилось, ракеты расположены спереди – перед рубкой. Это сделано как раз для того, чтобы крышки шахт оказались после всплытия свободными от льдин. После этого открывающиеся крышки шахт смахивают оставшиеся куски льда за борт, и можно производить ракетные стрельбы.

Старт всего боекомплекта может быть осуществлен двумя залпами, причем на чистой воде ракеты могут запускаться не только из надводного положения, но и с глубины до 55 м, без ограничений по погодным условиям на поверхности моря.

Ракетный комплекс Д-19 включает 20 твердотопливных трехступенчатых межконтинентальных баллистических ракет МБР Р-39 с разделяющимися головками Д-19 (РСМ-52, западное обозначение – SS-N-20). Их наведение осуществляется посредством инерциальной навигационной системы с полной астрокоррекцией, которая обеспечивает точность попадания в круг диаметром 500 м на дальности порядка 10 000 км.

Для комплекса Д-19 была создана оригинальная стартовая система с размещением практически всех элементов пусковой установки на самой ракете. Пуск выполняется с помощью порохового аккумулятора давления. В момент старта пороховые заряды создают вокруг ракеты газовую каверну, значительно уменьшающую гидродинамические нагрузки на подводном участке движения.

Для самообороны «Тайфун» имеет шесть 533-мм торпедных аппаратов с устройством быстрого заряжения. Типовой боекомплект – 22 торпеды 53—65К, СЭТ-65 и САЭТ-60М, а также ракетоторпеды 81Р «Водопад». Вместо части ракетно-торпедного вооружения на борт корабля могут приниматься мины.

Для обороны подводной лодки, находящейся в надводном положении, от низколетящих самолетов и вертолетов имеется восемь комплектов ПЗРК «Игла». Говорят также, что вскоре на вооружении появится зенитно-ракетный комплекс самообороны, способный применяться из подводного положения.

Первым «Тайфуном», вступившим в строй 12 декабря 1981 года, командовал капитан 1-го ранга А. В. Ольховников, удостоенный за освоение столь уникального корабля звания Героя Советского Союза. Вслед за головным кораблем предполагались строительство крупной серии тяжелых подводных крейсеров 941-го проекта и создание целой структуры для обслуживания новых модификаций этого корабля. Все эти планы полетели прахом в конце 80-х годов, когда СССР начал трещать по всем швам.

В результате было решено ограничиться строительством серии из шести кораблей проекта 941 (т. е. одной дивизии). Недостроенный корпус седьмого ракетоносца – ТК-210 – был разобран на стапеле в 1990 году. В какой-то мере сокращению программы способствовал и тот факт, что в середине 90-х годов прекратилась реализация и американской программы строительства подводных ракетоносцев типа «Огайо». Вместо планировавшихся 30 субмарин ВМС США получили лишь 18 атомоходов, из которых в строю к началу XXI века решено было оставить лишь 14.

Все шесть «тяжелых ракетных подводных крейсеров стратегического назначения» были сведены в дивизию, входящую в состав 1-й флотилии атомных подводных лодок. Корабли базируются в бухте Нерпичья. Реконструкция базы в Западной Лице для размещения на ней новых сверхмощных атомоходов началась в 1977 году и заняла четыре года.

За это время была построена специальная причальная линия, изготовлены и доставлены специализированные пирсы. Был также создан оригинальный комплекс средств погрузки ракет (КСПР). Специально для обеспечения «плавучего тыла» лодок 941-го проекта в Ленинграде на Адмиралтейском заводе в 1986 году была спущена на воду плавбаза «Александр Брыкин», полным водоизмещением 11 440 т, имеющая 16 контейнеров для ракет Р-39 и снабженная 125-тонным краном.

Однако уникальную береговую инфраструктуру, обеспечивающую обслуживание кораблей 941-го проекта, удалось создать лишь на Северном флоте, да и то не до конца. А на Тихоокеанском флоте ничего подобного соорудить так и не успели. Тем не менее «Тайфуны» все же сказали свое веское слово в подводной холодной войне.

Первый выход на боевое дежурство подлодка этого типа совершила в 1986 году, причем в ходе патрулирования при помощи ледокола была осуществлена замена экипажа. Десять лет спустя из-за нехватки средств часть подлодок была выведена в резерв. Однако оставшиеся продолжают нести боевую службу.

Ныне планы развития стратегических ядерных сил России предусматривают проведение модернизации кораблей проекта 941 с заменой ракетного комплекса Д-19 на новый. Если планы осуществятся, «Тайфуны» имеют шансы остаться в боевом строю еще несколько лет.

В дальнейшем возможно переоборудование части атомоходов 941-го проекта в транспортные атомные подводные лодки, предназначенные для перевозок грузов из Европы в Америку подо льдами Заполярья. Встроенный вместо ракетного отсека грузовой отсек будет способен принимать до 10 000 т груза.
Станислав Николаевич Зигуненко, «100 великих загадок истории флота», 2008г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments