fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Мучительная смерть слепого орудия заговора




В Средние века человек нередко превращался в орудие заговора, сам того не подозревая. Так случилось и с Жаном Равальяком, ставшим исполнителем чужого замысла, направленного против одного из самых известных французских королей Генриха IV Наваррского (1553-1610).


Получивший корону в 1589 году Генрих IV, гугенот по убеждениям, сумел победить оппозиционную Католическую лигу и овладеть Парижем. Но, разумеется, противники Генриха IV не сдались. Заговоры против короля возникали один за другим. За годы правления Генриха на него было совершено 10 покушений. Так, иезуиты отец Гиньяр и отец Гере, подчинив своей воле юного фанатика Жана Шателя, подослали его с кинжалом (классическое орудие покушения тех времен) к королю в день, когда он принимал поздравления в связи с очередной победой над Лигой (27 декабря 1595 года). Шатель сумел приблизиться к королю и нанести удар, но именно в этот момент Генрих, согласно церемонии, наклонился, поднимая с колен одного из придворных, поздравлявших его. Удар Шателя оказался ослабленным и попал в рот. В итоге Генрих потерял зуб, а Шатель и отец Гиньяр — свои жизни.

Прошло почти 15 лет, и очередной фанатик завершил-таки дело Шателя.

Жан Франсуа Равальяк родился в 1578 году в Тувре, близ Ангулема. Детство у него было тяжелое, хотя кому тогда было легко? В зрелом возрасте Равальяк, хорошо сложенный, крепкий рыжеволосый детина, поменял много занятий. Он служил лакеем, стряпчим у прокурора, школьным учителем, а потом стал послушником у монахов ордена фельянов. Впрочем, монахи скоро изгнали неофита по причине его психической неуравновешенности. Даже им претил исступленный фанатизм Равальяка, граничивший с сумасшествием.

В 1598 году во Франции был принят Нантский эдикт, даровавший определенные права гугенотам. Франсуа Равальяк, истый католик, остался этим страшно недоволен. Чувства его подпитывались из массы анонимных памфлетов, в которых повторялись идеи времен «Священной лиги», оправдывающие убийство монарха из религиозных соображений. Католическое ego Равальяка требовало решительных действий. В 1610 году экс-монах дошел до «кондиции». Он пешком отправился в Париж, захватив с собой хорошо заточенный кинжал. Поначалу, правда, Равальяк пытался попасть на прием к королю, чтобы раскрыть ему глаза на его неправильную политику в области религиозных меньшинств. Но к Генриху его не пустили, и тогда Равальяк стал ждать случая, чтобы совершить собственный суд над королем. Такой случай представился 14 мая 1610 года. В этот чудесный майский день Генрих отправился на прогулку по городу в открытой коляске. Выехав из Лувра, он велел вознице сделать крюк, чтобы завезти своего сына Цезаря де Вандома к молоденькой певице Поле. Карета ехала медленно, со скоростью шага. Эскорт короля был малочисленным и состоял лишь из нескольких всадников и выездных лакеев.

Когда королевский эскорт выехал с улицы Сент-Оноре на улицу Ферронери, то ли случайно, то ли благодаря действиям заговорщиков возникла пробка из повозок, телег и карет, преградившая путь королевской карете. Она оказалась зажатой между фурами, груженными вином и сеном. Улица Ферронери была чрезвычайно узкой из-за лавок, теснившихся вдоль стены кладбища Сент-Инносан.

Дальше события, согласно Пьеру де Л'Этуалю, автору «Журнала Генриха IV», развивались так:

«В создавшемся замешательстве большинство выездных лакеев перелезли через стену кладбища, чтобы быстрее добраться до конца улицы и там встретить королевскую карету. Возле кареты остались лишь два лакея. Один из них прошел вперед, чтобы освободить проход. А другой наклонился, чтобы освободить повязку, когда появился этот негодяй, это исчадие ада по имени Франсуа Равальяк, который, пользуясь сутолокой, успел заметить, с какой стороны сидел король. Он вскочил на колесо кареты и вонзил свой обоюдоострый нож в короля, попав чуть выше сердца. Король вскрикнул: "Я ранен!" Но это не испугало негодяя, который нанес королю второй удар уже прямо в сердце, от которого он умер, испустив глубокий вздох. За вторым ударом последовал третий, настолько сильна была ненависть убийцы к своему королю...»

Равальяк, нанеся королю удар, легко мог бы бежать, перебравшись через кладбищенскую стену. Но, находясь во власти внушенных ему идей и будучи уверенным, что на его стороне — все королевство, остался на месте и был арестован.

На первом допросе Равальяк назвал только свое имя и более ничего. На дальнейших допросах он сказал, что давно вынашивал идею убить короля, поскольку его убедили в том, что французский народ хочет этой смерти, и только дожидался, когда будет коронована Мария Медичи, жена Генриха. Она была коронована как раз накануне убийства.

Равальяк был приговорен к смерти и четвертован 27 мая 1610 года. Перед тем он выдержал пытки раскаленными щипцами, расплавленным свинцом и кипящим маслом, которое лили на его раны на правой руке, предварительно обожженной серной кислотой. Но и во время пыток, и на эшафоте Равальяк утверждал, что совершил убийство в одиночку, что у него не было иных сообщников и вдохновителей, кроме собственной воли.

Вероятно, только на месте казни Равальяк понял, что заблуждался относительно чувств французского народа. У эшафота его встретила разъяренная толпа. А когда он осмелился попросить успокоительные капли, чтобы иметь мужество вынести предстоявшие ему смертные муки, ответом убийце был яростный вопль собравшихся здесь людей.

Мучительная казнь длилась целый час.
«Знаменитые убийцы и жертвы. От Каина до Чикатило», Александр Павлович Лаврин, 2011г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments