fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Великаны




Если собрать все упоминания о великанах в фольклорных и литературных традициях различных народов, то этот перечень вряд ли уместится в один том. Гиганты — почти такие же непременные персонажи мифологии, как и боги. Кроме того, у многих народов мира существовали мифы и предания о том, что в далеком прошлом землю населяли исполины — предшественники людей, либо соперники, либо соседи. Отголоски этого распространенного мифологического сюжета звучат и в Библии: «В то время были на земле исполины… Это сильные, издревле славные люди» (Бытие. 64). Речь в Священном Писании идет о времени до всемирного потопа. Другой устойчивый мифологический сюжет — о битве богов (иногда перволюдей) с гигантами и об уничтожении последних — можно символически истолковать как идею упорядочивания мира и победу над первобытным хаосом.


Мифологические исполины перекочевали в сказки и легенды, а оттуда — в рыцарские романы. Битва с великаном, а то и с полчищами великанов, ставшая почти обязательным событием рыцарского романа, воспринималась вроде посвящения в рыцари. Вспомним Дон Кихота и его сражение в мельницами-великанами в самом начале славного пути.

Не счесть рассказов о великанах и в средневековых космографиях, энциклопедиях, записках путешественников. На средневековых картах часто изображался населенный исполинами остров Тапробана. Так, на Каталонской карте от 1375 г. в пояснительной надписи возле острова Тапробана сообщается, что там в горах живут люди преогромного роста, достигающие двенадцати пядей, и «совсем чернокожие».

* * *
Естественно было ожидать что великаны обнаружатся на гигантских просторах Нового Света. И земля сбывшихся чудес не обманула этих ожиданий. Как вскоре выяснилось, в Америке обитало полным-полно великанов, и где их только не видели, и где только не встречали их следов на обоих материках!

Правда, Колумбу с великанами не повезло. Первым их узрел его случайный соперник Америго Веспуччи, когда в 1499 г. отправился в Новый Свет в составе экспедиции Алонсо де Охеды. Впоследствии Веспуччи писал: «На острове мы повстречали пять женщин огромного роста, а позже увидели тридцать шесть мужчин, намного превышавших тех женщин и очень хорошо сложенных. И потому тот остров мы назвали островом великанов». Как считают некоторые ученые, то был нынешний остров Кюрасао.

И посыпались сообщения об американских великанах одно за другим.

Самые впечатляющие и убедагельные сведения поступили из Южной Америки, там нашлись обширные земли, населенные великанами. Открыл эти земли Магеллан во время своего кругосветного путешествия в 1520 г. вместе с проливом, носящим имя великого мореплаватели. Предоставим слово итальянцу Франсиско Антонио Пигафетте — одному из тех немногих членов экипажа, кому посчастливилось вернуться в Европу Пигафетта оставил для потомков хронику беспримерного плавания. Вот что он пишет: «Так как наступила зима, то суда остановились в одном безопасном для зимней стоянке порту… Однажды мы вдруг увидали на берегу голого человека гигантского роста, он плясал, пел и посыпал голову пылью. Генерал-капитан[46] велел одному из наших сойти на берег и проделать то же самое в знак миролюбивых намерений. Таким образом ему удалось завести туземца на островок и представить его генерал-капитану, Когда гигант увидел нас и капитана, он чрезвычайно удивился и стал показывать пальцем вверх, как бы считая, что мы явились с неба. Он был такого роста, что наши головы достигали только до его пояса, и очень хорошо сложен. Его широкое лицо было расцвечено красной краской, около глаз — желтой, на щеках нарисованы два сердца. Скудные волосы были выкрашены белой краской. Одет он был в шкуры животного, сшитые вместе… Генерал-капитан велел накормить и напоить великана. Между прочими предметами ему показали большое стальное зеркало. Когда он увидел в зеркале свое лицо, он был страшно испуган и шарахнулся назад, опрокинув четырех наших матросов»[47].

Встречи с великанами стали постоянными; один из исполинов, повествует Пигафетта, даже прожил на корабле много дней и, окрещенный Хуаном, научился выговаривать «необыкновенно громким голосом» свое имя, а также слова «Иисус», «Отче наш» и «Аве, Мария». Отношения европейцев с великанами складывались мирно до тех порт пока Магеллан не решил захватить парочку великанов в плен — ввдимо, для того, чтобы впоследствии подивить просвещенную Европу. Понимая, что силой гигантов не одолеешь, он прибег к хитрости. Зазвав на борт двух исполинов, он надарил им столько ножей, ножниц, погремушек и стеклянных бус, что занял все их руки. А потом предложил каждому еще по одной восхитительной вещице — ножные кандалы, о назначении которых наивные туземцы знать не знали. Очень не хотелось великанам отказываться от такого подарка, но куда же его деть? И тут находчивый Магеллан знаками показал им, что может прикрепить подарки к их ногам, чтобы они унесли их с собой. Туземцы обрадовано кивнули в знак согласия, и в ту же минуту матросы наложили кандалы на обоих одновременно и закрыли замки. Поняв, как их обманули, великаны рассвирепели, но было уже поздно.

Пигафетта рассказывает, что пленные великаны ели крыс вместе с кожей, съедали каждый по корзине сухарей и выпивали залпом полведра воды. Об их дальнейшей судьбе он умалчивает. Нетрудно догадаться, что они умерли в пути, и просвещенной Европе не удалось поглазеть на диковинку.

Магеллан прозвал тех исполинов патагонами, что в переводе с испанского означает большелапые. А земля их обитания, соответственно, была названа Патагонией. Рассказы о великанах уцелевших участников знаменитой экспедиции стали широко известны в Европе. Не прошло и пяти лет, как сведения об исполинах Южной Америки получили еще одно бесспорное подтверждение.

* * *
В 1526 г. через Магелланов пролив прошла экспедиция рыцаря-монаха Гарсиа Хофре де Лоайсы, направлявшаяся по следам Магеллана к Молуккским островам («островам пряностей»). Случилось так, что суда экспедиции Лоайсы разделились и потеряли друг друга из виду. Тогда на берег высадили священника дона Хуана де Арейсагу и троих матросов, чтобы они отправились по суше высматривать флагманский корабль. Вот как описывает с их слов происшедшее хронист Гонсало Фернандес де Овьедо-и-Вальдес «И прошли они вдоль бухты Виктория еще одну лигу и обнаружили множество патагонских хижин, а патагоны — люди ростом в тринадцать пядей, и женщины у них такие же высокие. Как только завидели женщины христиан, всполошились, ибо мужчины их были на охоте, и стали кричать и показывать знаками, чтобы те ушли; но христиане уже знали, как надобно поступать, дабы с ними замириться: стали они кричать; „О-о-о“, руки же воздели кверху, а все оружие побросали наземь, и женщины тоже побросали луки наземь и замахали руками, а потом они побежали навстречу друг другу и обнялись.

Рассказывал этот самый священник дон Хуан, что, когда обнялись они, оказалось, что и сам он, и прочие христиане, с ним бывшие, головой не достают этим женщинам и до бедер, а священник был отнюдь не малорослый, но высокий и крепкий…

Замирившись вышеописанным образом с христианами, великанши отвели их к себе и разместили по одному в своих хижинах… Через полчаса, а то и ранее, вернулись с охоты мужья великанш и принесли лося;[48] лося нес на закорках один из этих великанов без всякого усилия, играючи, словно весил тот десять фунтов. Завидев мужей, вышли женщины навстречу и поведали, как пришли к ним иноземцы; и великаны обняли наших христиан и заключили с ними мир вышеописанным образом и разделили с ними добычу…»

На следующий день христиане продолжили путь вдоль берега. Вновь встретились им великаны. Поначалу они проявили к иноземцам доброжелательность, даже посадили их себе на плечи и пронесли с пол-лиги; но затем спустили испанцев наземь, раздели догола и принялись их ощупывать, дивясь малому их росту и белизне кожи. «И так при этом шумели и суетились, что испанцы наши, бедные грешники, заподозрили, что великаны собираются их съесть и хотят узнать, какова такая плоть на вкус и что у них внутри тела; и вот священник тот, дон Хуан де Арейсага, и спутники его в превеликом страхе поручили души Господу». Но тут, на их счастье, появился юный великан, видимо вождь, и прочие великаны как увидели его — разом сели на землю и виновато понурили головы. «И показалось христианам, насколько они могли уразуметь, что сей отрок-великан бранит своих, и тут взял он за руку священника дона Хуана и поднял на ноги; а на вид было тому властителю лет восемнадцать — двадцать, дону же Хуану двадцать восемь, а то и больше, и росту был он среднего, а то и выше, малорослым не назовешь, но головою сей падре достал едва по срамные части юного великана. Поставя священника на ноги, юный властитель поманил к себе рукою остальных двоих испанцев и жестом показал, что могут они все уходить». И ушли христиане нагишом, не осмелившись попросить, чтобы вернули им одежду. Выбрались они нагими на берег и увидели каравеллу, шедшую под парусами на поиски своего шлюпа.

Дон Хуан де Арейсага уверял, будто великаны эти так быстроноги, что их не догонит ни один скакун. О силе же их свидетельствует такой эпизод. Когда один из великанов из любопытства навестил корабль, матросы «отвели его на ночлег в закуток под палубой и, когда улегся он, люк задраили, сверху же поставили два не то три станка от больших бомбард и сундук тяжелый, набитый одеждою. И вскорости великан, каковому душно было внизу и не по вкусу оказалась запертая сия опочивальня, захотел оттуда выбраться, приналег на люк снизу, и поднял все, что стояло на нем, и вышел наружу»[49].

Надо признать, ученые с неохотой берутся комментировать свидетельства Пигафетты и Овьедо. Здесь остается ряд загадок Участники экспедиций Магеллана и Лоайсы встречались с индейцами племен инакен, составляющих южную группу племен техуэльче. В этом нет особых сомнений, поскольку опущенные здесь подробные описания образа жизни, одевды, жилищ великанов вполне достоверны и в точности соответствуют этнографическим данным. Есть только одно труднообъяснимое несоответствие — в том, что касается роста. Индейцы техуэльче (их сохранилось несколько сот человек), в том числе и племена инакен, действительно люди статные: их средний рост составляет около ста восьмидесяти пяти сантиметров. То есть они на голову выше среднего европейца. Но не в полтора же раза! Ведь по описаниям путешественников получается, что они достигали двух с половиной, а то и трех метров. Еще одно странное обстоятельство: с XVII в. Магелланов пролив превратился в магистральный путь между двумя океанами, и по нему ежегодно проходили сотни кораблей; однако о патагонских великанах больше не встречается упоминаний — как будто они разом повымерли. Эти факты позволяли предположить, что сведения о необыкновенном росте патагагонцев — результат сознательного преувеличения или бессознательного искажения зрительного восприятия. Но стоит еще раз прочесть вышеприведенные свидетельства, как такие объяснения сразу теряют свою убедительность. Указания Пигафетты и Арейсаги относительно роста великанов полностью совпадают, и непонятным кажется, как скрупулезная точность в деталях быта может сочетаться с вопиющими искажениями в описании облика туземцев. Так что завершим эти размышления знаком вопроса.

* * *
Североамериканский материк тоже не был обделен великанами, хотя здесь о них не сохранилось столь подробных и впечатляющих свидетельств.

В 1518 г. Алонсо Альварес де Пинеда открыл дельту реки Миссисипи и утверждал, что ее берега населены великанами. В первой половине XVI в. сведения о великанах постоянно поступали из Флориды и прилегающих областей североамериканского материка. В 1541 г. вице-король Мексики в письме Овьедо, будущему хронисту а в ту пору губернатору города Санто-Доминго, высказал мнение, что североамериканские великаны — родичи патагонов, описанных Пигафеттой, и Овьедо согласился с ним.

Одновременно великаны настойчиво подавали о себе вести из прошлого. Еще в 1519 г. завоеватель государства ацтеков Кортес обнаружил в мексиканском городе Тлашкала огромного размера кости — как он решил, останки великана — и отослал их в подарок императору Карлу V вкупе с другими подобными костями, найденными также в Койоакане (очевидно, это были кости доисторических животных). А потом останки исполинов стали находить в самых различных местах вице-королевства Новая Испания (так в ту пору называлась Мексика). По свидетельствам современников, под Теночтитланом в 1520 г. были обнаружены кости, «огромные, как алебарды швейцарцев»; в Пуэбле при закладке собора землекопы вскрыли целое захоронение великанов, а в Новой Галисии был найден череп «размером с кузнечный горн». Некоторые из этих раритетов вице-короли оставляли себе, другие отсылали в Испанию. В реестре королевского Совета по делам Индий указана кость великана, транспортировка которой, по причине ее тяжести, обошлась в сорок пять реалов.

Среди историков той эпохи утвердилось мнение, что в далекие времена Мексику, да и всю Америку населяли великаны. Историки из Новой Испании Херонимо де Мендиета и Хуан де Торкемада полагали, будто это были те самые великаны, о которых говорит Библия. Последний считал, что они стали «первожителями этих Ивдийских земель» и что их уничтожили ольмеки или иной древний народ, населявший Мексику до прихода ацтеков. Хронист Бернардино де Саагун (1500–1590) писал, что «в этих землях до всемирного потопа обитали исполины», а много позже, уже в XVIII в., его поправил фрай Пабло Бомон: «Великаны развратных нравов обитали на земле не только до всемирного потопа, но и после, как, например, Немврод; некоторые из них, потомки Иафета, перекочевали в Америку и стали первожителями Новой Испании». В том же XVIII в. фрай Хуан Хосе де ла Крус-и-Мойа утверждал, что Новый Свет населяли «исполины чудовищных размеров», а в качестве доказательства своей правоты демонстрировал коренной зуб одного из великанов размером с кувшин для вина. Архиепископ Мексики Лоренсана полагал «весьма вероятным, что в Америке и после всемирного потопа сохранялись люди исполинского роста».

Еще бы нет, если в начале XVII в. священник мексиканского города Гвадалахара свидетельствовал, что в местечке Тлала в восьми лигах от города жили двадцать семь великанов с тремя женщинами. Имели они прескверный и злобный нрав, совершали всякие гнусности и ежедневно поджаривали и съедали четырех индейских детей. Наконец, индейцы восстали против такой тирании, многих великанов убили, а оставшиеся в живых убежали в другие места. Даже в 1833 г. автор книги «Историческая память Халиско» заявлял, что вовсе не станет удивляться, если где-либо обнаружатся живые великаны. И доживи он до семидесятых годов XX в., то не удивился бы, когда бы прочитал в газетах сообщения о том, что некие исследователи видели в амазонской сельве горбатых и рыжеволосых великанов.
«Америка несбывшихся чудес», Андрей Федорович Кофман, 2001г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments