fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Выбор между жизнью и бесчестьем




Родился в с. Петровка Хохольского уезда Воронежской губернии. Русский. Окончил 7 классов средней школы (1936), Воронежский аэроклуб в 1936 г., Тамбовскую школу ГВФ в 1938 г. В Красной Армии с 16.01.1939 г. Окончил Борисоглебскую ВАШП им. В.П. Чкалова (5.11.1939). Направлен пилотом И-16 в 12-й запасной авиаполк, мл. лейтенант (с 30.01.1940). С 16.12.1940 г. — младший летчик 42-го иап (Прибалтийского ВО), затем — пилот, комэска 287-го иап 6-го иак ПВО, лейтенант (с 25.03.1942), штурман и зам. командира 482-го иап 322-й иад, штурман 937-го иап 322-й иад 2-го иак 15-й BA Брянского фронта, капитан (28.05.43). Кандидат в члены ВКП(б) с сентября 1943 г.


За 15 сбитых лично и 1 в группе самолетов противника 2 сентября 1943 г. присвоено звание Героя Советского Союза.

10 декабря 1943 г. был сбит и взят в плен. Перешел на сторону противника. После войны за измену Родине осужден судом военного трибунала и расстрелян.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1947 г. в связи с осуждением был лишен звания Героя Советского Союза и орденов.

Был награжден советскими орденами Ленина (2.09.1943), Красного Знамени (1942,1943) и немецким знаком отличия «За заслуги» 3-го класса (4.02.1945).

Начало биографии Семена Бычкова ничем не отличается от судьбы его сверстников. В 16 лет начал трудовую деятельность: с июня по август 1934 г. работал коногоном на руднике Бокчеевка Воронежской области, затем по июнь 1935 г. — водосливщиком на руднике «Стрелица». В 1936 г. окончил школу и одновременно Воронежский аэроклуб, где до июня 1938 г. работал инструктором-летчиком-планеристом. С сентября 1938 г. — рейсовый пилот Воронежского аэропорта.

В Красную Армию пошел добровольно и стал военным летчиком. Перед самым началом войны окончил курсы командиров звеньев Конотопской военной школы летчиков-истребителей.

После неудач первых дней войны остатки авиационной части, в которой служил Бычков, влились в 43-ю иад, которой командовал Г.Н. Захаров[13]. Среди летчиков, отличившихся в первых боях с 22 июня по 2 августа 1941 г., встречается и имя Бычкова. За первые полтора месяца войны он сбил четыре самолета противника.

Вскоре он попадает в 287-й иап, который входил в состав 6-го иак ПВО г. Москвы. Участвует в обороне Москвы на Западном и Северо-Западном фронтах. Части корпуса в марте выполняли задачи по прикрытию войск, железнодорожных перевозок и объектов тыла. 7 марта 1942 г. мл. лейтенант С. Бычков в районе Юхнова сбил истребитель Хе-113.

20 июля 1942 г. Бычков был назначен заместителем командира эскадрильи. Однако карьера летчика чуть было не прервалась в том же году. За поломку самолета Бычков был осужден и приговорен к пяти годам лагерей. Срок был заменен отправкой на фронт в особую «штрафную» группу летчиков. Довольно быстро за отличия в боях, отношением Военного совета № 037/44 от 1 октября 1942 г. судимость была снята.

В дальнейшем летчик продолжал успешно воевать. Участвовал в обороне Сталинграда. Однажды над Волгой группа истребителей Ла-5, в которой он находился, встретила 12 «юнкерсов», летевших на бомбардировку советских наземных войск под прикрытием 7 истребителей. Летчики смело атаковали армаду врага, расстроили боевой порядок бомбардировщиков и заставили их повернуть назад. Бычков сражался с четверкой «фоккеров». Он не только успевал вовремя уходить из-под скрещивающихся трасс вражеских снарядов и пуль, но и сам атаковал врага. Вот его самолет круто взмыл вверх и оказался в хвосте «фоккера». Две короткие очереди — и самолет противника вспыхнул, как свеча. Три дня спустя Бычков, будучи ведущим девятки Ла-5, вступил в бой с 34 бомбардировщиками, которых прикрывали четыре истребителя. По команде Бычкова «лавочкины» быстро перестроились и вслед за ведущим ринулись в бой. В том бою немцы потеряли семь самолетов, один из них был записан на боевой счет летчика Бычкова.

В 937-м иап Бычков быстро сдружился с командиром полка А.И. Кольцовым, который оказался его земляком. К тому же Кольцов окончил ту же авиашколу, но на два года раньше. Вместе они не раз участвовали в воздушных боях. К лету 1943 г. Бычков совершил 130 успешных боевых вылетов и в воздушных боях лично сбил 13 самолетов противника: 5 бомбардировщиков, 7 истребителей и 1 транспортный самолет.

В период ожесточенных боев на Курской дуге летчик увеличил свой боевой счет на 3 самолета. 14 июля 1943 г. в группе из 6 Ла-5 в бою против 10 Ю-87, 6 ФВ-190 он лично сбил Ю-87, который упал в районе Речицы. Командование 248-го сп в тот же день прислало подтверждение. На следующий день пятерка Ла-5, возглавляемая Бычковым, перехватила и сбила вражеский самолет-разведчик Ю-88, который упал в районе Мосальского.

В середине августа командир полка майор А.И. Кольцов подписал наградной лист на присвоение Бычкову высокого звания Героя Советского Союза. В нем отмечалось: «Участвуя в ожесточенных воздушных боях с превосходящими силами авиации противника… с 12.7 по 10.8.43 г., проявил себя отличным летчиком-истребителем, у которого отвага сочетается с большим мастерством. В бой вступает смело и решительно, проводит его в большом темпе, навязывает свою волю врагу, используя его слабые стороны. Летчики полка, воспитанные его повседневной кропотливой учебой, личным примером и показом — произвели 667 успешных боевых вылетов, сбили 69 вражеских самолетов, причем вынужденных посадок и потерь ориентировок не было ни разу».

15 августа 1943 г. в газете «Правда» было опубликовано групповое фото отличившихся в боях лучших летчиков-асов. Рядом с Героями Советского Союза стоит и С. Бычков. Невысокая полноватая фигура, немного одутловатое (видимо, от постоянного недосыпания) лицо. На груди два ордена Красного Знамени. Спустя две недели в газетах будет опубликован указ о присвоении ему и майору А. Кольцову звания Героев Советского Союза.

Золотые Звезды летчики-земляки из 937-го иап получали в Кремле из рук М.И. Калинина 10 сентября 1943 г. вместе с другими прославленными асами. Среди них: Б. Ковзан — летчик, четырежды таранивший вражеские самолеты, легендарный А. Маресьев, который добился после ампутации ног права сражаться с врагом в бою. Сохранились кадры кинохроники, где в группе военных, получивших высокую награду Родины, стоит Семен Бычков. Ему была вручена Золотая Звезда за № 1117 и Грамота о присвоении № 14766, а А. Кольцову — № 1118 и № 14767 соответственно.

Военная доля переменчива. 7 ноября 1943 г. при штурмовке вражеского аэродрома погиб А.И. Кольцов. 10 декабря того же года огнем зенитной артиллерии был сбит в районе Орши и самолет Бычкова. Летчик совершил вынужденную посадку в болотистом месте и с тяжелым ранением головы оказался под обломками самолета в бессознательном состоянии. Самолет упал на захваченной врагом территории, и летчик был пленен.

Он прошел тот же путь, что и Антилевский: лагерь в Сувалках, затем лагерь в Восточной Пруссии. Бычков был завербован в Вооруженные силы КОНРа еще до начала формирования там авиачастей. В своих показаниях на следствии бывший полковник Красной Армии, власовец В. Мальцев рассказывал, что в марте 1944 г. он выезжал в лагерь военнопленных в городе Морицфельде (Восточная Пруссия), где «был завербован в РОЛ Герой Советского Союза капитан Бычков, которого я длительное время обрабатывал в антисоветском духе…».

Сам Бычков на допросе в ГУКР СМЕРШа 8 марта 1946 г. подробно рассказал, как проходила «обработка», которая началась еще в конце 1943 г.: «Явившись к Мальцеву, я застал его за выпивкой с уже служившими в то время у немцев бывшим старшим лейтенантом Красной Армии Антилевским и капитаном Вараксиным. Мальцев поинтересовался моей службой в Красной Армии и обстоятельствами, при которых я попал в плен. После моих объяснений Мальцев в резкой форме высказал свое враждебное отношение к советской власти и руководителям партии и Советского правительства. При этом он заявил, что намерен вместе с немцами вести борьбу против советской власти и что по поручению немцев он формирует авиационные части из пленных летчиков Красной Армии для использования их в боях против Советского Союза. Мальцев сказал, что им уже сформирована так называемая «Восточная эскадрилья», дислоцированная в городе Двинске, которая ведет борьбу против советских партизан, а отдельные подразделения занимаются перегонкой самолетов с заводов на немецкие военные аэродромы… Мальцев особенно подчеркивал, что мне, если я останусь в лагере военнопленных, придется погибнуть голодной смертью… Поговорив со мной в таком же духе, Мальцев сделал мне предложение вступить в РОА. Я отказался и тут же заметил, что Мальцев разозлился на меня.

Считая разговор законченным, я вышел на улицу, но у самой двери меня догнали Антилевский и Вараксин. Последний крикнул мне: «Мы из тебя коммунизм выбьем!» — и сильным ударом по голове сбил меня с ног, а затем ногой ударил по лицу… После избиения Вараксин возвратился к Мальцеву… Выйдя от него, Вараксин заявил Антилевскому: «Мы его стащим в нижний лагерь за проволоку!» Таким способом мне дали понять, что, если я не соглашусь служить в авиачастях РОА, меня ожидают большие неприятности. После избиения… я две недели болел. При этом Мальцев заходил ко мне, а по выздоровлении неоднократно вызывал к себе».

Мальцев убеждал Бычкова, что его как летчика, попавшего в плен, якобы считают изменником Родины, и если он какими-либо путями вернется из плена, то органами советской власти будет расстрелян. В то же время Мальцев каждый раз подчеркивал, что отказ от службы у немцев будет расценен как враждебный немцам акт и что Бычкова ждет концлагерь, где он, несомненно, погибнет.

Бычкова трижды посещал бывший генерал Красной Армии А. Власов и советовал ему брать пример с него. Одновременно Власов также не забывал пугать Бычкова концлагерем.

Как это ни горько признать, но в конце концов Бычков сломался и дал свое согласие. Дальше был путь предателя. Вместе с Мальцевым и Антилевским в марте 1944 г. он посетил ряд лагерей в окрестностях Берлина, где сам склонял военнопленных вступать в ряды Русского освободительного движения. Одновременно Антилевский и Бычков выступили по немецкому радио, называя себя полностью по имени и отчеству, перечисляя свои звания и награды, заслуженные в боях с фашистами, и заявили следующее: «Мы узнали, что сотни тысяч русских добровольцев, вчерашних красноармейцев, сегодня воюют плечом к плечу с немецкими солдатами против сталинского правления. И мы тоже стали в их ряды».

Это выступление предателей было передано по радио дважды. 29 марта 1944 г. в газете «Доброволец» было опубликовано следующее заявление подписанное Антилевским и Бычковым: «Сбитые в честном бою, мы оказались в плену у немцев. Нас не только никто не мучил и не подвергал пыткам, наоборот, мы встретили со стороны германских офицеров и солдат самое теплое и товарищеское отношение и уважение к нашим погонам и боевым заслугам».

Полмесяца спустя немецкие самолеты уже разбрасывали над линией фронта агитационные листовки с этим же текстом.

По окончании двухмесячных подготовительных курсов Бычков принял присягу в верности германскому рейху, после чего в составе немецкой эскадрильи, базировавшейся в Хильдесхайме, он перегонял самолеты с заводских площадок на полевые аэродромы Восточного фронта.

В начале декабря 1944 г. в г. Мюнзинген (Германия) началось формирование первой дивизии РОА. Одновременно генерал А. Власов, по указанию фашистского командования, приступил к созданию спецчастей, в первую очередь авиации. По этому вопросу Власова вызывал к себе Г. Геринг, который 19 декабря 1944 г. подписал приказ о создании ВВС КОНРа.

Бычков при формировании 1-го иап возглавил 5-ю истребительную авиаэскадрилью имени полковника A.A. Казакова. В ее состав вошли как русские эмигранты, так и пленные советские летчики. Она стала первой летной эскадрильей ВВС КОНР. В начале февраля 1945 г. формирование эскадрильи (16 самолетов Мб-109) было закончено. 4 февраля 1945 г. генерал A.A. Власов на аэродроме в г. Эгер (ныне Хеб) устроил смотр частей своей авиации. В этот день среди отмеченных в приказе генерала был и Бычков, которого наградили «боевым орденом»[14]. Он «засветился» на фотографии рядом с руководителями КОНР. На следующий день он получил звание майора КОНР.

В конце февраля эскадрилья Бычкова была переброшена на аэродром в немецком Броде (ныне Гавличков Брод в Чехии). Здесь летчики заступили на боевое дежурство.

Отличиться в боях против своих бывших товарищей или союзников летчики эскадрильи Бычкова не успели. Фронт стремительно приближался. Перегнать машины на запад они не могли, так как их неминуемо перехватили бы союзники, господствовавшие в воздухе, а при попытке сесть на американские аэродромы — сбили бы зенитчики. Поэтому 20 апреля части ВВС КОНРа из Хеба и Марианске Лезна пешим порядком отправились на юг, оставив технику и самолеты на базе. 27 апреля на дороге между Цвизелем и Рогенсбургом они разоружились под личное обещание бригадного генерала армии США АА Ральфа-Канаяна не выдавать их советским властям…

В сентябре 1945 г. из лагеря, расположенного вблизи французского города Шербур, Бычков в числе первой группы из 200 человек, был выдан советским репатриационным властям. В 1946 г. он выступал на процессе против А Власова и других предателей как свидетель обвинения. В том же году, 24 августа, он сам был приговорен за измену Родине к расстрелу. Хотя формально он не совершил ни одного боевого вылета против советских войск, тот факт, что он дал врагу использовать свое имя Героя в пропагандистских целях, не оставлял ему ни малейшего шанса остаться в живых. И 16 сбитых немецких самолетов были не в счет. Казнен все же он был Героем, так как Указ Президиума Верховного Совета СССР о лишении его наград был подписан лишь 21 марта 1947 г.

Примечательно, что у С. Бычкова было четверо братьев, которые доблестно сражались в годы Великой Отечественной войны.
«Герои без Золотых Звезд. Прокляты и забыты», Владимир Николаевич Конев, 2008г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Тяжесть угрожает

    Голос в наушниках произносит: — Внимание! Петля Нестерова! Летчик берет ручку на себя, и горизонт встает дыбом. Земля, обычно…

  • Верные помощники пилота

    С земли уже давно не видно взлетевшей ракеты — она скрылась из виду, растворилась в ночной темноте. В почти космической пустоте,…

  • На пути к космическому кораблю

    Самолет на старте. Заняли места пассажиры. В окна видно уходящее вдаль летное поле, крыло и пока неподвижные воздушные винты. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments