fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Убийцы душители




В 1825 году на полуостров Индостан прибыла супруга генерала Уэллингтона. Гарнизон, которым командовал ее муж, находился в штате Банделкханда. В этот отдаленный район британцы еще не успели проложить железную дорогу, поэтому леди Уэллингтон ехала в обыкновенной повозке. Ее сопровождали пять верховых офицеров королевской армии и местный проводник. Путь шел лесом по довольно дикой местности, добираться до места предстояло несколько дней.


Леди Клер не появилась в гарнизоне в назначенный день, и генерал послал навстречу вооруженный отряд. В лесу на небольшой поляне военные нашли пустую повозку и саблю английского производства. Неподалеку виднелся свеженасыпанный холмик земли. Солдаты раскопали его и отпрянули в ужасе в свежей могиле лежали шесть совершенно обнаженных трупов. Это были леди Клер и пять офицеров.

Все жертвы были задушены. Очевидно, одежду, багаж женщины и лошадей забрали убийцы. Трупа проводника не было, что позволяло сделать предположение о его соучастии в преступлении. Вероятно, он сообщил разбойникам, какой дорогой и когда поедет жена генерала. Убитый горем военачальник был вне себя. Чтобы найти убийц, он поступил просто, захватил в плен местного раджу. Вельможе оказывали почести, но домой не отпускали. Уэллингтон заявил, что цена свободы раджи имена убийц. Узнав, что жертвы задушены, а вся одежда унесена, раджа заверил, что это дело рук тугов, поклонников богини Кали.

Кали одна из основных богинь индуистского пантеона, женская ипостась бога Шивы, изображается обычно в грозном, устрашающем облике. Кали повелевает разрушением, гниением, безумием, смертью.

Секта тугов (туги в переводе означает «люди петли») известна в Индии с XIII века, в ней проводятся ритуальные убийства в честь богини. При этом кровь убийцы не имели права проливать, поэтому душили своих жертв, используя для этого священный платок румал, который представлял собой желтую шелковую ленту длиной около метра. Обычно убийца подходил к человеку сзади и, перекидывая румал через его шею, затягивал сзади концы ленты. В один из концов платка был вшит груз, чтобы ломать хрящи гортани.

Секта тугов была тайной и ее члены себя никак не афишировали. Даже ближайшие родственники порой не догадывались, что они служат богине Кали. В секту принимали лишь физически здоровых, сильных юношей, которых пожилые наставники обучали приемам удушения. Туги во время своих смертельных рейдов соблюдали множество правил и запретов. Перед выходом «на дело» совершали молитву в храме. Если перед храмом оказывалась корова, которая в Индии является священным животным, рейд откладывался. Если убийцам, спешащим собрать страшную жатву, встречалась похоронная процессия, они также расходились по домам.

Туги имели право убивать лишь путешественников. При этом им запрещалось лишать жизни брахманов, неприкасаемых, беременных женщин, детей, плотников, рабочих по металлу, слепых, прокаженных, парий, калек, погонщиков мелкого и крупного скота.

Добыча, в основном одежда, вещи, принадлежащие путникам, предназначалась для пожертвований в храмах богини Кали. Брать что-либо из добычи себе убийцы не имели права. Исключение составляли лишь серебряные вещи и украшения. Когда их накапливалось достаточно, каждый член секты был обязан отлить серебряную ритуальную мотыгу — «зубы Кали». Замеченный в «крысятничестве» разделял участь своих жертв. Если кто-то из членов секты признавался кому-нибудь, что он туг, его также убивали, причем его же собственным румалом, который после этого сжигали.

Интересно, но туги с сомнительным милосердием усыновляли малых сыновей своих жертв, которых до этого зверски убивали и глумились над их трупами. Они обучали их тайному языку и знакам секты, стремились, чтобы юноша после торжественного обряда посвящения проходил весь путь тайного служителя Кали: ученик, искатель жертв, копатель могил и, наконец, убийца-исполнитель.

Туги большую часть года проживали в своих родных деревнях, занимаясь обычными мужскими делами и не вызывая ни малейшего подозрения со стороны добропорядочных граждан. Но с наступлением времени паломничества (обычно ноябрь-декабрь) они начинали осаждать дороги и убивать путешественников, стремясь при этом удалиться от дома на несколько сотен миль.

Действовали душители незатейливо. Один из тугов, находясь далеко впереди остальных, высматривал отряд путешественников. Потом к путешественникам приближались еще несколько разбойников. Они делали вид, что тоже путешествуют и идут тем же курсом, что и повстречавшиеся им путники. Вид у разбойников был вполне респектабельный. Мало того, чтобы усыпить бдительность потенциальных жертв, они предупреждали случайных попутчиков, что следует быть осторожными и опасаться тугов. Спустя непродолжительное время к путникам примыкало еще несколько тугов. Так продолжалось до тех пор, пока тугов не становилось больше, чем самих путников.

Убийство обычно совершалось вечером, когда путешественники сидели у огня. По сигналу возле каждой жертвы занимали свои места по три туга. Выбрав удобный момент, один из них душил путника, накидывая на шею румал. Второй убийца отрывал ноги жертвы от земли, а третий хватал его руки или становился коленями на его спину. Обычно все совершалось в считанные секунды. Если новичку не удавалось удушить человека и неумелый злодей пользовался ножом или камнем, его самого удушали более удачливые сотоварищи.

Затем, чтобы исключить опознание и ускорить процесс разложения, тела жертв уродовали, расчленяли и закапывали в землю.

После этого наступало время наиболее важной части ритуала, церемонии, известной под названием «тапони». Перед началом церемонии обычно возводили шатер. Возле могилы помещали «куси»— освященную кирку (своеобразный эквивалент христианского креста). Туги рассаживались вокруг. Их предводитель начинал молиться Кали, прося о здоровье и благополучии. Разыгрывалось символическое удушение. Потом все, кто принимал активное участие в убийстве, «причащались сахаром» (гур), а предводитель поливал могилу освященной водой…

Раджа не смог назвать генералу имена таинственных убийц. Однако с тех пор англичане объявили тугам войну. Сначала британцы пытались выведать их имена у местного населения, но индусы даже под угрозой пытки не соглашались помочь, так как сами до ужаса боялись жестоких душителей.

Успеха добился молодой офицер Уильям Слимен, установивший наружное наблюдение у храмов Кали. Таким образом были выявлены мужчины, которые периодически приносили в храмы одежду и ценные вещи.

Первым попался цирюльник, пожилой и уважаемый соседями индус. В его доме был произведен обыск, во время которого нашли военную форму солдата королевских вооруженных сил, явно снятую с убитого, а также серебряную мотыгу и небольшую скульптуру многорукой Кали.

Сохраняя верность законам тугов, цирюльник отказался назвать имена товарищей. Тогда Слимен пошел на хитрость и пообещал подозреваемому в ритуальных удушениях отпустить его домой, а вот сына индуса ждет казнь за убийство английского солдата. Родительские чувства пересилили, и индус признался, что он член секты и всего за свою жизнь убил 187 человек, в том числе и того солдата, чье обмундирование нашли при обыске.

Туга казнили посредством повешения, по его же собственной просьбе ведь Кали не терпит крови. Повешенный перед смертью выдал всех членов секты в обмен на обещание пощадить сына, который тоже был тугом.

Вскоре англичане переловили всех служителей Кали, оказалось, что некоторые жрецы тоже были душителями. Богиня с успехом собирала свою страшную дань! Свидетельство тому тот факт, что только в Центральной Индии с XVII по XIX век туги убили более миллиона человек. Но к началу XX века все преступники были казнены или закончили дни в тюрьме.

Казалось бы, с тугами покончено навсегда. Однако во времена Махатмы Ганди, боровшегося за независимость Индии, вновь заговорили о служителях черной богини.

После раздела в 1947 году Индии на два государства Пакистан и Индийский Союз в городах и в сельской местности часто вспыхивали междоусобицы между индуистами и мусульманами. Причем мусульман порой находили задушенными и раздетыми догола. Возможно, и ныне в густонаселенном Индостане действуют последователи древней секты, во всяком случае, храмы Кали до сих пор процветают.
«Идеальные преступники», Анатолий Сергеевич Бернацкий, 2008г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments