fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Японская мафия




Термин «якудза» появился гораздо позже, чем возникла сама организация. Самые ранние упоминания относятся к 1612 году и касаются они «кабуки-моно». Это были весьма эксцентричные люди, которые резко выделялись своей одеждой, стрижкой и поведением. Несмотря на самурайское происхождение, а большинство из них были самураями, они поступали вразрез с постулатами кодекса чести бусидо. Вместо предписываемой воинам сдержанности, кабуки-моно вели себя развязно и нередко терроризировали окружающих ради собственного удовольствия. Им ничего не стоило зарубить ни в чем не повинного человека. Со временем кабуки-моно стали объединяться в банды, в которых существовали определенные нормы поведения. Например, между собой кабуки-моно общались на малопонятном непосвященному человеку сленге. Члены банд активно защищали и поддерживали друг друга. Однако, несмотря на то, что кабуки-моно сыграли важную роль в появлении якудза, вовсе не они являются их предшественниками. Скорее даже наоборот.


Современные якудза возводят свою историю к трем группам полукриминальных сообществ средневековой Японии: городским стражам мати-екко, коробейникам тэкия и профессиональным игрокам бакуто.

Начало было положено в начале XVII века, когда после прихода к власти Токугавы в стране наступил долгожданный мир. Однако далеко не все были этим довольны. Полмиллиона самураев, воинов с боевым опытом, оказались на улице в результате сокращения численности армий сегуна и дайме.

Не имея других средств существования, многие стали организовываться в банды и нападать на мирных путников и торговцев, грабить деревни и даже города. Сами они издевательски называли себя хатамото-якко («слуги сегуна»), но народ дал им прозвище кабуки-моно («клоуны, сумасшедшие») — за странные костюмы, прически и густой военный сленг.

На плохо вооруженную и обученную полицию, умеющую только утихомиривать пьяных, надежды у простых людей было мало. Спецслужба клана Токугава также занималась другим боролась с настоящими и вымышленными врагами государства. Крестьяне и горожане остались с распоясавшимися бандитами один на один.

Как это часто бывает, лечение оказалось немногим хуже болезни. Началось создание отрядов самообороны мати-екко («городские стражи»), призванных бороться с кабуки-моно. Проблема заключалась в том, что в эти отряды шли отнюдь не самые доблестные и честные люди. Их костяк составили вчерашние и нынешние городские хулиганы, задиры, игроки только такие люди могли решиться бросить повседневные дела и взять в руки оружие.

Хотя мати-екко действительно одержали несколько побед над кабуки-моно и пользовались за это большим уважением народа (о них даже слагались песни и легенды), большую часть времени они играли в азартные игры, пили и совершали преступления под стать бесчинствам самураев. Однако простым людям жаловаться было уже некому…

Коробейники тэкия начинали менее воинственно. С давних времен по Японии бродили люди, продававшие сначала зелья и снадобья, затем всякую всячину, от еды до ксилографий. Первоначально они назывались яси («знахари»), а затем, когда их бизнес расширился, тэкия («коробейники»). В бизнесе тэкия руководствовались знаменитым «Не обманешь не продашь». Они торговали всем, но очень редко качественными товарами. Чтобы спасаться от грабителей и разгневанных клиентов, во времена Токугава тэкия начали организовываться в большие группы. Именно среди них родилась классическая схема власти якудза: оябун («шеф»), вакагасира («второй человек, заместитель»), офицеры, рядовые и ученики.

Тэкия в основном торговали на рынках и ярмарках. Чтобы обеспечить себе лучшие условия, они начали брать эти рынки под свой контроль и обеспечивать там порядок.

С лавочников и торговцев собирали дань за торговлю и предоставление защиты. Хотя все очень походило на банальный рэкет, это была вполне легальная деятельность, поддерживаемая властями.

С середины XVIII века организации тэкия были признаны властями оябуны получили должность «управляющих рынками» и самурайские права: иметь фамилию и носить два меча.

Это право, дарованное текия феодальными лордами, было проявлением высшей чести. Ведь в прошлом подавляющее количество японцев не имели собственной фамилии. Их звали по именам с добавлением названия города или села, в котором они жили. Фамилии были только у самураев и феодалов. Они же имели право носить сразу два меча: большой и малый. Все остальные могли носить только малый меч. Однако со временем деятельность текийя постепенно стала приобретать явно криминальный оттенок.

В отличие от созданных снизу организаций мати-екко и тэкия, организации профессиональных игроков бакуто своим рождением обязаны Эре Токугава и с самого начала создавались под контролем сверху.

В это время правительство Тогукава финансировало значительные объемы работ по восстановлению разрушенных в течение войн городов и крепостей. Все это стоило больших денег, и для того, чтобы отчасти компенсировать урон, причиняемый казне, активно нанимались профессиональные карточные игроки. В их задачу входило зазывать рабочих и играть с ними, отыгрывая часть денег, выплаченных за работу на строительстве. Хотя большая часть выигрыша возвращалась в казну, игроки тоже не оставались внакладе. Из всех трех групп, бакуто были наиболее криминализованы.

Во-первых, многие из них совершали преступления и имели соответствующие татуировки (например, за каждое нарушение закона на запястье татуировался черный круг). Со временем большие татуировки стали для якудза испытанием силы воли полная цветная татуировка спины занимала около 100 часов.

Во-вторых, именно бакуто придумали обряд юбицумэ — «отрезание фаланги пальца». Провинившийся бакуто отрезал себе фалангу мизинца в знак того, что уже не может так твердо, как раньше, держать меч или карты. За последующие преступления либо отрезалась следующая фаланга мизинца или первая фаланга другого пальца. Чаще же провинившегося просто выгоняли из банды.

В-третьих, слово «якудза» пришло именно из жаргона бакуто. Основной игрой, в которую они играли, была ойте-кабу аналог нашего «очка» или американского «блек-джека». Игроку сдавались три карты, и набранные им очки считались по последней цифре суммы значений карт. Комбинация «я-ку-са» (8–9–3) давала в сумме 20, а по очкам — 0. Это был худший результат и одна из худших комбинаций. Поэтому на сленге бакуто «якудза» значило «нечто избыточное, ненужное, бесполезное». Со временем это слово начало использоваться и в отношении самих бакуто.


* * *

В основе организации якудза лежит традиционная для Японии мужская клановая организация: «отец дети» и «старшие братья младшие братья». Глава клана называется оябун (шеф) или кумите (старший начальник). Он начальник всех и над всеми.

Далее в иерархии следуют сайко комон (старший советник), со-хомбуте (глава штаб-квартиры), вакагасира (второй человек, заместитель), фуку-хомбуте (помощник шефа). Все они командуют несколькими бандами, и их влияние определяется количеством подотчетных штыков. Если кумите погибает, один из подчиненных занимает его место. Также кумите подчиняются комон (советники), сингиин (консультанты), кумите хисе (секретари) и кайкэй (бухгалтеры).

Непосредственно банды состоят из старших бригадиров сятэй («младшие братья»), младших бригадиров вакасю («юнцы») и простых якудза. В каждую из них входит примерно от 20 до 200 человек. Соответственно, в клан могут входить десятки тысяч якудза. Такой клан может контролировать несколько городов.

Существуют и независимые банды, не входящие в кланы. Однако создать такую банду исключительно трудно вся территория уже поделена. Одинокий же якудза выжить не может вообще.

При приеме в клан совершается обряд сакадзуки шеф и новый член клана пьют из одной чашечки сакэ. Так они становятся членами одной семьи.

Для узнавания друг друга и отличения от толпы якудза часто носят значки с «даймон» — эмблемой, гербом клана. Якудза-руководители имеют право носить золотые даймон.

* * *

Они выступают за традиционные семейные ценности, за возвращение политики милитаризма, за возрождение самурайских традиций.

Для якудза очень важно разделение на якудза и катаги — «лохов», всех, кто не якудза. Поскольку якудза возводят свою историю к «защитникам справедливости», традиционные законы якудза запрещают убивать катаги. Все остальное (рэкет, шантаж, грабеж, изнасилование) разрешается. Также разрешается убивать катаги, угрожающих деятельности клана.

Разумеется, якудза разрешается убивать других якудза. В случае войн между кланами дело иногда доходит до использования тэпподама киллеров-камикадзе.

В клан якудза не входят женщины. Якудза вообще не доверяют женщинам они считают, что женщины должны сидеть дома и заботиться о семье. В клане уважают только жен кумите. Их называют «старшие сестры» (анэ-сан) и иногда с ними советуются, если кумите в тюрьме или в больнице. Прочие же женщины, особенно не связанные с якудза, считаются «подстилками», и обращаются с ними соответственно.

Самое главное для якудза личная честь, считающаяся производной от чести клана. Якудза не переносят, когда их оскорбляют или унижают. За экзотическими исключениями, якудза никогда не признают ошибок и не оправдываются. Опозоривший себя якудза может быть приговорен к отрубанию фаланги пальца, смерти, изгнан из шайки и так далее. Молодым якудза предписывается ничего не желать для себя и работать только на благо клана.

Взаимопомощь и поддержка друг друга также считается очень важной. Если якудза попадает в тюрьму, весь клан пытается помочь ему освободиться. Прикрыть «коллегу» считается большой доблестью.

Кланы якудза с большими традициями любят изображать защитников обездоленных. Так Ямагутигуми, один из самых больших кланов со штаб-квартирой в Кобе, оказал родному городу большую помощь после землетрясения 1995 года.

* * *

Падение режима Токугава и начало реформ в европейском стиле подстегнуло развитие преступности. С одной стороны, такой традиционный бизнес как азартные игры пережил крах с ними начали активно бороться. С другой стороны, расцвела мелкая и средняя торговля. В результате разрозненные группировки тэкия и бакуто (мати-екко к тому времени уже были расформированы) объединились и начали изменяться вместе со страной.

Особое значение для якудза имело введение демократических институтов. Политическая борьба стала идеальным поприщем для применения талантов якудза обман, шантаж, подкуп и запугивание избирателей, даже заказные убийства в обмен на всю эту помощь политики предоставили якудза относительную свободу действий.

Самая большая дружба у якудза завязалась с ультранационалистами и милитаристами их стиль импонировал друг другу. В обмен на услуги по легализации якудза поставляли людей для милитаристских организаций. Однако, когда началась Вторая мировая война, терпеть двоевластие военные уже не могли. Большая часть якудза либо забрали в армию, либо посадили в тюрьму.

* * *

В современном виде структуры якудзы окончательно сформировались после Второй мировой войны и американской оккупации.

И хотя администрация оккупационных войск считала якудза своими злейшими врагами, однако, существенно что-либо изменить не могла дефицит самого необходимого привел к расцвету черного рынка и появления четвертой группы предтеч современных якудза гурэнтай («бандитов»).

Собственно, гурэнтай и были первыми якудза в современном смысле слова. Они осмыслили весь опыт предшественников и взяли большую часть власти в стране в свои руки американцы ведь уничтожили верхний слой японской администрации. В первую очередь гурэнтай контролировали черный рынок, но занимались всем, за что им платили деньги.

В 1950 году американская оккупационная администрация была вынуждена признать, что не может побороть организованную преступность в Японии. Якудза нового времени уже не носили мечи. Они предпочитали ножи и пистолеты. Насмотревшись американских фильмов, они начали одеваться как гангстеры: черные костюмы и галстуки, белые рубашки, короткие стрижки, темные очки. Они вели жестокие войны друг с другом и терроризировали мирное население. К 1963 году их численность превысила японские силы самообороны: 184 тысячи членов в 5200 группировок.

Поэтому возникла потребность в человеке, который бы смог утихомирить якудза. Им оказался Кодама Есио, бывший член ультранационалистической группировки и шпион в Восточной Азии, во время войны контр-адмирал и советник премьер-министра. Когда вместе с другими членами правительства Кодама был заключен американцами в тюрьму, он начал сотрудничать с американской разведкой.

Сначала Кодама использовал свои связи, чтобы примирить американцев с якудза. Затем, уже в 1960-х, он был посредником между крупнейшими кланами, чтобы объединить их усилия во имя Японии и против коммунистической угрозы. Именно трудами Кодамы система кланов якудза приобрела вид, в котором существует до сих пор.

К этому времени японские мафиози освоили для себя новую отрасль наркоторговлю. Под нажимом американских оккупационных властей японское правительство в 1951 году вынуждено было принять специальный закон, ограничивающий употребление наркотических препаратов. В начале 60-х годов мафия попыталась создать в Японии рынок потребления героина. Но жесткие меры правительства, принятые в 1964 году накануне открытия токийской Олимпиады, оказались весьма результативными. Сеть торговцев героином была быстро разгромлена, и многие якудза надолго обосновались в тюрьмах. Контакты с зарубежными поставщиками наркотиков были оборваны.

Однако и это не отбило у якудзы интереса к столь прибыльному бизнесу. Правда, пришлось приспосабливаться к сложившимся условиям. И наркомафия переносит центр своей активности в соседнюю Южную Корею, где создается сеть подпольных лабораторий по производству наркотических стимуляторов, в основном амфетамина. Этот препарат считался безвреднее героина, гашиша и других распространенных в Америке и Западной Европе «жестких» наркотиков. Воздействуя на центральную нервную систему, он придавал потребителю чувство самоуверенности, повышал напористость, энергичность. Как ни странно, большим спросом амфетамин пользовался у женщин, считавших его безобидным средством для похудения. Затем на смену амфетамину пришел метамфетамин с удвоенным наркотическим воздействием.

Но в 1985 году правительство Японии договорилось с руководством Южной Кореи о координации действий против наркомафии. Однако уничтожить наркотическую паутину не удалось. Базы по производству наркотиков были без особого ущерба переведены на Тайвань. Японский клан «Ямагути-гуми» заключил соглашение с тамошним гангстерским синдикатом «Чулиен Панг» о сотрудничестве в производстве и доставке в Японию наркотиков. Сделка была явно удачной. Теперь 86 % наркопрепаратов поступают на японский рынок с Тайваня. В последние годы угрожающими темпами стало возрастать число приверженцев героина, кокаина, марихуаны. Полиция считает, что наркотики регулярно употребляют до 600 тысяч японцев.

К началу 90-х годов размах деятельности мафиозных кланов достиг таких размеров, что японское правительство было вынуждено в 1992 году принять закон о предотвращении незаконных действий членов преступных группировок. Помимо прочих мер, этот закон явно запретил «защитный рэкет», бывший главным бизнесом якудза, и определил понятие «преступной группировки» (борекудан), ранее отсутствовавшее в законодательстве. В частности, к таким группировкам были отнесены, скажем, любые собрания, более определенного процента членов которых имеют судимости.

Этот закон вызвал бурю протестов со стороны якудза, их семей (жены и дочери известных якудза даже провели демонстрацию в центре Токио) и политиков и юристов, «прикормленных» якудза. Они упирали, в частности, на конституционные нормы о свободе собраний и объединений.

И все-таки правительство осталось твердо в своем намерении хотя бы внешне бороться с якудза. В этом его поддержала и общественность, которой диктат якудза и их непрошеная «помощь» уже изрядно надоели. За пределами группировок людей с татуировками и в пижонских костюмах по возможности третируют например, не пускают в рестораны и общественные бани.

Тем не менее, несмотря на все усилия полиции и правительства, якудза продолжает существовать. Свою сеть она раскинула по странам Юго-Восточной Азии. По их каналам с Филлиппин в Японию поступает оружие, через Таиланд наркотики из зоны «золотого треугольника», из Пакистана, Бангладеш, Малайзии — «живой товар» (пополнение для публичных домов и дешевая рабочая сила). Группы якудза осели на Гавайях, Гуаме и Сайпане, где совместно с американской мафией наладили бизнес на проституции, порнографии, рэкете. В сферу интересов якудзы вошло и западное побережье Северной Америки, где японские преступные кланы держат под своим контролем жизнь многочисленных японских общин США. Щупальца спрута дотягиваются до Южной Америки и Австралии. Налаживаются у них рабочие контакты и с российскими коллегами.

Короче говоря, пока существует нелегальный бизнес и пока государство не способно полноценно защищать бизнес легальный, для организованной преступности всегда найдется лазейка.
«Идеальные преступники», Анатолий Сергеевич Бернацкий, 2008г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Истинная ложь

    В детстве, не знаю почему, я часто любил приврать. По каждому пустяку. Без всякого повода. Бывало, приходил домой грязный и потный. И на…

  • Сказка

    Пришел однажды ко мне приятель и рассказал такую историю… Данным-давно жили в одном городе два человека. Один был портным, другой…

  • Желтый песок

    — Давай посидим здесь, — сказала она. — Нет. Пойдем на скамейку, — сказал он. — Там песок. Я люблю желтый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments