fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Корабли науки




Американские эксперты полагают, что, если к концу XXI столетия запасы нефти, газа, меди, олова, золота и других полезных ископаемых на суше будут исчерпаны, человечество начнет добывать все необходимое со дна и непосредственно из морской воды. В Мировом океане растворено 15 млрд т меди, столько же марганца, 500 млн т серебра, 10 млн т золота. А конкреции – округлые сгустки почти чистых металлов (цинка, свинца, фосфора и т. д.) – щедро разбросаны по всему дну.


Однако, чтобы воспользоваться эти богатствами, надо хорошо знать, что где лежит. А мы пока знаем океан и его дно хуже, чем поверхность Луны. Относительно хорошо изучен только шельф на глубине до 300 м, кое-что специалисты знают и о шельфе на 300 —3000 м. И это, пожалуй, все. Но почему так получилось? Ведь более-менее планомерно изучать океан люди начали с 1853 года, когда в Брюссель на свою первую Международную конференцию съехались гидрографы десяти стран и договорились о сотрудничестве в трудном деле познания Мирового океана.

А 21 декабря 1872 года из Портсмута вышел небольшой (всего 2300 т) паровой корвет «Челленджер» («Вызывающий»). На его борту находились шестеро ученых во главе с биологом Чарлзом Томсоном. За три года первый научный корабль оставил за кормой 68 540 миль, пройденных в Атлантике, Индийском и Тихом океанах. Участники экспедиции 370 раз измеряли глубину, 250 раз определяли температуру воды, 240 раз опускали в пучину тралы, извлекая на свет божий невиданных обитателей океана. На изучение собранных материалов потребовалось 23 года, а описание результатов с трудом уместилось в 50 солидных томах.

Еще более важным оказался сам прецедент: теперь всем стало ясно, что может дать специальное судно науке. В 1885 году американцы спускают на воду «Альбатрос» – первое в мире специализированное океанографическое судно. И с той поры подобные корабли стали строить во многих морских государствах.

Однако изучение морских тайн все же подвигалось медленно, поскольку не было необходимого оборудования для глубоководных погружений.

Качественно новый этап развития океанографии начался лишь после Второй мировой войны. В научном арсенале появились такие устройства, как радары, вычислительные машины, гидроакустические сонары, приборы подводной фото-, кино– и видеосъемки…

Появились и специализированные научные корабли нового поколения. В 1949 году в первое плавание отправился знаменитый «Витязь» – научно-исследовательское судно комплексного назначения, перестроенное из трофейного рефрижератора. Полтора десятка лабораторий, размещенных на его борту, обеспечивали выполнение практически любой программы.

Флагман нашего океанологического флота трудился вплоть до 1976 года: на счету его 56 рейсов, а список открытий, сделанных на нем, занял бы целую книгу.

Следом за «Витязем» наши ученые получили в свое распоряжение и другие суда. Например, у нас в 1953 году была построена уникальная немагнитная парусно-моторная шхуна «Заря». Работая по программе Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн, она за 20 лет прошла в семнадцати экспедиционных плаваниях 520 тыс. миль!

В 1959 году обычный морской буксир преобразовали в научно-исследовательское судно «Владимир Обручев». Наряду с ним в стране были построены и специализированные научные корабли «Михаил Ломоносов» (1957 г.) и «Академик Курчатов» (1966 г.).

Причем «Курчатов», построенный по спецзаказу в ГДР, стал головным в серии из нескольких «академиков» и «профессоров». Это крупное, трехпалубное судно водоизмещением 6828 т, на борту его 25 лабораторий самого различного назначения, где могут работать до 80 ученых. Он также оборудован вертолетной площадкой, станцией запуска шаров-зондов и пусковой установкой для метеорологических ракет.

В 1972 году в океан вышло не виданное доселе судно науки – белоснежный огромный (водоизмещением 45 тыс. т) корабль «Космонавт Юрий Гагарин» с внушительными (диаметром 27,5 м) чашами антенн над верхней палубой. Под стать размерам и научное оборудование – 110 лабораторий для 280 научных работников! Его главная задача – разбираться, что происходит там, где атмосфера смыкается с космосом, осуществлять связь с орбитальными кораблями. А когда такой надобности нет, научные работники на борту могут заниматься и другими проблемами.

Кроме того, в 1970–1974 годах наши ученые получили десять океанографических кораблей типа «Дмитрий Овцын». А в мае 1976 года заказчики получили и головное судно нового проекта «Профессор Богоров». На его борту – 11 лабораторий, предназначенных для изучения гидрогеологии, гидрохимии, гидрофизики… Для этого тут есть эхолоты, специальная аппаратура для сейсмических исследований, вычислительный центр.

Кроме того, на «Профессоре Богорове» установили новейшую навигационную систему, позволяющую с помощью спутников определять свое местоположение с точностью до десятков метров. А автоматизированное управление позволяет «Профессору Богорову» не только самостоятельно идти по заданному курсу, но столь же самостоятельно, по одной программе, делать повороты до 14 раз.

Проект первой в мире плавучей полярной станции разработан конструкторами Карельского морского центра (КМЦ). «Он предполагает создание уникального корабля, оснащенного для проведения полярных исследований и способного дрейфовать в арктических льдах, – рассказал директор КМЦ Виктор Дмитриев. – При строительстве предлагается использовать традиции старинного деревянного судостроения, сочетающиеся с новейшими технологиями, которые разработаны специально для этого проекта».

Разработанный несколько лет назад в КМЦ проект парусника, предназначенного для походов в Арктику, оснащенный всем необходимым для проведения арктических исследований, заинтересовал научно-исследовательские институты, занимающиеся полярными исследованиями, в том числе НИИ Арктики и Антарктики и Институт водных проблем Севера Карельского научного центра РАН. В результате родился проект «научно-исследовательского судна – дрейфующей полярной станции» (НИС-ДПС), получивший название «Полярный Одиссей».

Полярная дрейфующая станция будет иметь деревянную клееную обшивку из сосны и дуба в четыре слоя, толщиной 500 мм, защищенную стальными пластинами толщиной в 5 мм из маломагнитных материалов, что необходимо для обеспечения работы оборудования, измеряющего магнитные поля Земли…

Древесина – лучший материал для таких станций, потому что она хорошо сопротивляется сжатию льдами, сохраняет тепло и не нагревается от солнца. Зверобойные шхуны и исследовательские суда, ходившие в Арктику в начале XX века, были деревянными и с честью выдержали испытание льдами.

Необычная, яйцевидная форма корпуса, напоминающая по своему устройству знаменитый «Фрам» Нансена, позволит судну двигаться как носом, так и кормой вперед. Чтобы во льдах не были поломаны винты и рули, они сделаны убирающимися внутрь корпуса.

Главная палуба закрыта специальной оболочкой, защищающей ее от скоплений льда и снега, а также обеспечивающей экипажу более комфортные условия для работы. В центральной части судна расположена специальная шахта, позволяющая опускать под воду различное научно-исследовательское оборудование, в том числе батискаф и подводного робота. На верхней площадке – центральный портал с радионавигационной и метеорологической аппаратурой и ветроэлектростанцией для выработки электроэнергии.

Судно длиной около 50 м может взять на борт до 30 человек и обеспечить им комфортное проживание в течение 3 лет. Причем размещение научно-исследовательского оборудования на «Полярном Одиссее» обойдется в 3–4 раза дешевле, чем, скажем, на ледоколе.
Станислав Николаевич Зигуненко, «100 великих загадок истории флота», 2008г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 2 года назад

    Этот пост был опубликован 2 года назад!

  • Среди партизан

    Я летчик. Меня зовут Ван Тин-бо. Мне 26 лет. Я служу а истребительном отряде N-ской китайской армии. Впрочем, сейчас я инструктор авиационной…

  • Три против семи

    Воздушный бой, закончившийся гибелью моего самолета, не прошел для меня бесследно. Удар при падении на землю был так силен, что даже и сейчас,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments