fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

«Я поднял флаг на фале грот-марса-рея»




Что же произошло в действительности?

С 23 по 25 июля богу было угодно сохранить хорошую погоду. Армада не смогла воспользоваться ею, поскольку шла малым ходом, дабы не отстали тяжело груженные гукоры. Во вторник поднялась волна. Медрано передал герцогу, что, по его мнению, галеры не выдержат и им придется укрыться в ближайшем французском порту. К вечеру 26-го галеры скрылись из виду…

27 июля волны перекатывались через палубы, ветер сек дождем; «матросы не упомнят такого моря в июле…» В четверг взошло солнце, но море никак не успокаивалось. Кроме галер в строю не хватало сорока судов, в том числе эскадры Педро Вальдеса, всех галеасов, гукоров и нескольких паташей. Стали ждать.


В пятницу, 29-го, Армада собралась почти целиком, отсутствовали только «Санта-Ана» и галеры. Продолжали ждать. На галеасе «Сан-Лоренсо» вновь чинили руль (это было уязвимым местом галеасов; два судна потом погибли по этой причине).

В 16 часов из «вороньего гнезда» на мачте «Сан-Мартина» раздался крик: «Земля! Впереди земля!» То показался мыс Лизард, юго-западная оконечность Англии.

Сидония писал: «Как только с моего галиона заметили землю, я поднял священный флаг на грот-марса-рее и приказал трижды выстрелить из орудия, дабы каждый сотворил молитву». (Это и последующие письма дошли до короля только в конце сентября.)

Начиная с 22 июля герцог аккуратно вел «Навигационный дневник Английского похода ». 30-го числа командующий занес в дневник, что заметил на земле множество дымовых сигналов. Всю ночь, пока Армада втягивалась в Ла-Манш, огни по очереди вспыхивали на утесах, подавая сигнал о движении испанцев.

Рано поутру герцог отправил на разведку быстроходный паташ. Затем собрал совет.

Де Лейва и Педро Вальдес заклинали адмирала атаковать Плимут, где, как они уверяли, можно запереть Дракона в ловушку. Порт защищен не настолько, чтобы высадившийся десант не смог подавить береговые батареи.

Герцог колебался. Приказы короля обязывают нас, твердил он, не искать сражения, а без промедления соединиться с Пармой… Де Лейва взорвался: «Может, так и написано буквально, но замысел его величества иной! Здравый смысл диктует воспользоваться обстоятельствами. Возможно, на рейде в Плимуте нас ждет единственный шанс сблизиться с противником для абордажа, к чему, кстати, не раз призывал его величество. Надо атаковать внезапно, а не дожидаться отставших!»

Вальдес, Окендо и Рекальде поддержали дона Алонсо. При голосовании один Диего Флорес остался на стороне герцога. В конце концов было решено «атаковать Плимут, если обстоятельства будут благоприятствовать. Ежели нет продолжать путь». Когда выглянуло солнце, Армада была в 25 милях от Плимута, и «командующие эскадрами покинули Сан-Мартин“ в уверенности, что флот идет в Плимут на бой».

Но герцог уже решил по-своему. Он пишет послание Филиппу, не упомянув о совете и дружном мнении генералов (герцог вообще нигде не говорит о совете ни в дневнике, ни в письмах): «…я решил идти строем до острова Уайт и стать там на якорь до получения сведений от герцога Пармского о состоянии его армии и флота, ибо, если я продвинусь до Фландрии, там не найдется порта для всех наших кораблей и буря грозит выбросить их на мели, где они будут безнадежно потеряны. Я предполагаю уведомлять герцога Пармского обо всех своих передвижениях. Но меня пугает, что вот уже сколько дней от него нет вестей».

(Любопытно отметить, что в письме от 7 августа, так и не дошедшем до Сидонии, король повторял свой прежний приказ ждать Парму в одном из… английских портов. Он даже рекомендовал для этой цели войти в устье Темзы.)

Паташ вернулся с пленными четырьмя рыбаками из Фалмута. Те сообщили, что в Плимуте находились шестьдесят английских кораблей, но они покидают порт. Действительно, разведка предупредила Дрейка о подходе испанцев, и он приказал выводить галионы из порта с началом отлива в ночь на 29-е. 30 июля к полудню большинство кораблей стояло уже возле Эддистонских скал. Несколько часов, потерянных испанцами в ожидании отставших возле мыса Лизард, решили дело.

В тот вечер сквозь легкую дымку адмирал флота Великобритании лорд Говард Эффингемский впервые в жизни увидел несметный флот, заполнивший весь горизонт. Испанцы находились от него всего в нескольких лье к западу. Англичане попытались уйти незамеченными. Впередсмотрящий с мачты «Сан-Мартина» заметил белые паруса, но наступившая тьма скрыла беглецов.

Вышла луна, ветер дул от вест-зюйд-веста, и Медина-Сидония решил двигаться дальше, чтобы не сбиться с курса.

Первые лучи солнца осветили около восьмидесяти английских кораблей позади Армады (то были основные силы под водительством Говарда и его вице-адмирала сэра Фрэнсиса Дрейка). Одиннадцать кораблей обходили испанцев со стороны берега (то были последние, не успевшие вовремя покинуть Плимут). На глазах испанских капитанов, пораженных быстротой и маневренностью вражеских кораблей, одиннадцать отставших «англичан» примкнули к своим главным силам. Теперь, пока держится западный ветер, Говард оставался хозяином положения и мог атаковать, когда и где ему заблагорассудится.
«Сокровища непобедимой армады», Робер Стенюи, 1979г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Русские Дедалы и Икары

    Первые прыжки с парашютом в российском небе выполнили иностранные воздухоплаватели и парашютисты. Один из них, имевший довольно странную…

  • Трюки в воздухе

    Гарнерен принял усовершенствования, предложенные учеными, модернизировал свой парашют и стал совершать с его помощью показательные прыжки не…

  • Спасатели воздухоплавателей

    Практическим парашютированием люди долгое время занимались от случая к случаю, лишь в чрезвычайных обстоятельствах. Особого желания прыгать с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments