fan_project

Category:

«Враг оказался милосерднее»

Собравшись вечером того же дня на совет, англичане уточнили диспозицию. Сидония мог попытаться укрыться в бухте Сор или высадиться на острове Уайт, а то и в Уэймуте. Надо было предусмотреть все варианты.

Присутствовали командиры всех эскадр. В конце совета Дрейк получил от адмирала флота приказ не спускать глаз с Армады и стать флагманом флота на «Ревэндже». Таким образом, Говард фактически уступал ему свое почетное место. Но…

С наступлением темноты Дрейк распорядился погасить фонарь и с двумя судами — «Уайт Бэр» и «Мэри-Роз» растворился в ночи.

Говарда разбудили известием, что сигнальный огонь вице-адмирала исчез. Обеспокоенный Говард велел поднимать паруса и держаться наготове. Когда рассвело, все могли убедиться, что Дрейка нет.

Утро 1 августа застало вице-адмирала и двух его сообщников возле «Росарио». Он взял беспомощное судно без единого выстрела: дон Педро, видя безнадежность положения, согласился сдать корабль трем «англичанам» на почетных условиях. (По крайней мере так доложил впоследствии сам Вальдес королю.)

В Испании этот эпизод расцвел иными красками: «Дон Педро сражался до последнего и был взят в плен с тринадцатью уцелевшими матросами». Или вот: «Окруженный четырнадцатью вражескими галионами, он потопил семь кораблей неприятеля, прежде чем был пленен с горсткой оставшихся в живых».

Когда Дрейк днем вернулся к флоту с захваченным призом, адмирал флота потребовал объяснений. Почему вице-адмирал погасил сигнальный огонь, по которому должен был ориентироваться флот? Как посмел он ослушаться приказа?

— Вышло так, ваша милость, — объяснил Дрейк. — В темноте я заметил, то есть не я, а мой вахтенный… короче, нам показалось, что по левому борту движутся паруса. Я сразу решил, что испанцы пытаются нас окружить. Поэтому я двинулся за ними следом, чтобы проследить как и что. Почему один? Ну, я не хотел нарушать строй и беспокоить остальных. Сигнальный огонь? Ах, да, сигнальный огонь… Но он же выдал бы наш маневр противнику! Паруса? Это оказались… как их… немецкие баркасы, ну да, ганзейские купцы, они просто шли мимо, простая ошибка… Что, никто больше их не заметил? Странно… Впрочем, было уже совсем темно… Как я оказался возле «Росарио»? По чистой случайности…

Сэр Мартин Фробишер позже обмолвился: «Дрейк хотел лишить нас законной части добычи. Но я бы скорей проткнул ему брюхо, чем отказался от дукатов» (!).

Итак, в тот день Дрейк захватил 55.000 добрых золотых дукатов его католического величества, 46-пушечный корабль и охапку позолоченных шпаг с богато инкрустированными эфесами, предназначавшихся в подарок английским джентльменам-католикам. Кроме того, ему причитался выкуп за командующего испанской эскадрой и нескольких знатных сеньоров. Своим матросам он отдал на разграбление «каюты и багаж, за исключением каюты дона Педро», которого он по-королевски угостил за своим столом и позволил присутствовать в качестве наблюдателя за продолжением баталии (пока сэр Говард не обратил его внимание на нелепость и опасность такого положения). Все это вызвало в окружении герцога следующий комментарий: «Враг оказался милосерднее нас к дону Педро».

«Росарио», приведенный на буксире в Дортмут, был ограблен до нитки местными рыбаками, прежде чем успели прибыть портовые чиновники для наложения печатей.

Самое пикантное, что уход вице-адмирала на «промысел» едва не стоил головы лорду Говарду. В предрассветных сумерках, рыская в поисках сигнального огня, он оказался возле мыса Берри-Хед в опасной близости от испанского арьергарда. Только тут лорд понял свою ошибку: он принял за сигнал Дрейка кормовой фонарь галиона Медины-Сидонии!

Говард решил уже, что участь его решена. Если испанцы нападут, он окажется в окружении ста тридцати судов, и с адмиралом Англии будет покончено раньше, чем остальной его флот сумеет прийти на подмогу. Тем более что в отсутствие Дрейка некому командовать маневром.

Дон Уго де Монкада тотчас оценил ситуацию. При таком ветре галеасы смогут догнать противника и связать его огнем, пока подоспеет остальная Армада. Дон Уго «почтительно испросил у герцога Медины-Сидонии дозволения встретить адмирала Англии, но герцог не счел возможным предоставить ему такую вольность». Монкада, уязвленный в самое сердце, безмолвно удалился.

Вторично упустив шанс вырвать победу, герцог распорядился идти дальше, не нарушая «общего плана». А адмирал флота спокойно выскользнул из ловушки, куда его завело своекорыстие вице-адмирала. Так передает этот эпизод голландский историк начала XVII века Ван-Метераен. Герцог умалчивает в дневнике о случившемся, а дон Уго нигде не излагает своей версии.

Эту ночь (с 31 июля на 1 августа) генерал-адмирал Моря-Океана провел беспокойно. Рога испанского полумесяца оказались слишком уязвимы, арьергард не способен к отражению атак. Между тем будущие удары следовало ожидать с тыла.

Герцог перестроил полумесяц в сливу, «ядром» которой стали плохо вооруженные гукоры. Воспользовавшись затишьем на море, арьергард и авангард сомкнулись единым фронтом. Англичанин должен был теперь натолкнуться на плотную стену огня.

Было отмечено, что на судах, которыми не командовал кто-то из грандов, дворян или рыцарей, дисциплина и боевой дух были слабыми. В этом убедились, когда Рекальде внезапно остался один, брошенный пятнадцатью кораблями.

Для укрепления дисциплины герцог распорядился приготовить петли для повешения на концах реев нескольких паташей, куда были посланы военные прокуроры и палачи. Эти паташи развезли по всей Армаде письменный приказ герцога строго соблюдать порядок и «вешать на короткой веревке, дабы было видно всем, капитана любого судна, который самовольно оставит свое место в новом строю». (Бессмысленная суровость, мечет громы и молнии испанский историк Дуро: такими мерами не поднимают боевой дух. С ним не согласен Антонио Эррера: «В Армаде не было необходимого послушания».)

К 11 часам герцогу доложили, что взорвавшийся «Сан-Сальвадор» не держится на плаву. «Выгрузить королевскую казну, эвакуировать экипаж, а корабль затопить», — последовал приказ.

И герцог записал в дневник: «Что и было исполнено».

Но командующий поторопился с записью.

Капитан «Сан-Сальвадора» был тяжело ранен, а уцелевшие слишком спешили покинуть этот ад. Они унесли только часть сокровищ. (Я сделал по этому поводу памятку в своем красном блокноте.) Луис Миранда писал: «На борту находилось около 60.000 дукатов, из которых удалось спасти небольшую толику».

Когда Джон Хоукинс и лорд Говард поднялись на борт несчастного корабля, они увидели на палубе «около полусотни обожженных людей в плачевном состоянии. Нестерпимая вонь и ужас представшего взору зрелища вынудили их поспешно ретироваться».

Отбуксированный в ближайший английский порт «Сан-Сальвадор» быстро и ловко «посетили» местные рыбаки — до того как подоспели официальные лица. В их докладе есть туманное указание: «Нам сообщили, что в носовой надстройке находился тяжелый кованый сундук».

Пользуясь затишьем, к англичанам подошли от берега баркасы с сухарями и солониной, пивом и порохом, «смешанным с опилками, ибо его выгребали со дна бочонков». На совете лорд Говард успокоил ретивые головы, жаждавшие ринуться в бой. Адмирал стремился выполнить главную задачу — не дать Армаде соединиться с флотом Пармы — и не гнался за славой. Поэтому тактика оставалась прежней: нападения на арьергард, обстрел с дальних дистанций и отказ от генерального сражения.

«Сокровища непобедимой армады», Робер Стенюи, 1979г.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic