fan_project

Category:

«Антверпенский огонь!»

В пятницу, 6 августа, был полный штиль. Оба флота дрейфовали в двух милях друг от друга. На всех кораблях чинили повреждения. Плотники, такелажники и парусные мастера работали не покладая рук. Ныряльщики спешно латали корпуса, подводя на пробоины полузатопленных трюмов свинцовые пластыри. Солдаты, галерники и матросы отсыпались. Все эти адские дни слились в одну нескончаемую битву, беспрерывный маневр, сплошной грохот, пороховую вонь и зрелище разорванных ядрами тел товарищей. Они спали вповалку на банках гребцов, свернувшись в клубок возле пушек или на бухтах канатов.

В ежедневном послании Александру Фарнезе герцог просил заготовить как можно больше продовольствия, пороха и ядер; кроме того, ему требовалось сорок — пятьдесят шлюпок и легких баркасов, которыми он хотел атаковать быстроходные вражеские галионы. У Фарнезе не было ничего из перечисленного. Баржи и транспорты, на которых он рассчитывал переправить через Ла-Манш свою армию, не могли выйти из порта, ибо в море их поджидала голландская эскадра Юстина Нассау с морскими гёзами.

Англичане уже получили продовольствие и порох из пяти близлежащих портов — весь день ушел на погрузку припасов и пополнение экипажей.

Перед заходом солнца потянул легкий бриз. Армада продолжила свой путь к Кале. В какой-то момент оба флота оказались на расстоянии выстрела кулеврины, но пушки в тот день молчали.

В виду французского берега герцог вновь собрал совет. Он предполагал стать на якорь на рейде Кале и предупредить Фарнезе, чтобы тот двигался на встречу с ним из Дюнкерка и Ньивпорта (как представлялось Сидонии, они должны были находиться где-то неподалеку). Большинство командиров эскадр не разделяли его мнения. Враг мог напасть в любую минуту, но главное — Фарнезе никак не сумел бы достичь Кале на невооруженных баржах, имевших к тому же малую осадку. Рекальде и де Лейва советовали стать на якорь дальше, возле мыса Маргит, где условия были лучше. Окендо, тот рубил с плеча: «Если Армада встанет у Кале, она пропадет». Однако лоцманы выразили опасение, что, если продолжать идти при таком ветре, течение вынесет Армаду в Северное море, откуда будет весьма трудно возвратиться в пролив.

Герцог приказал встать перед Кале. Якоря с шумом плюхнулись в воду, канаты натянулись — пришлось отдать по два якоря, настолько сильный был прилив. «Английский флот тоже остановился с наветренной стороны» (капитан Томсон ).

Герцог отрядил капитана Эредия нанести визит вежливости губернатору крепости и оповестить его, что флот остановился в ожидании войск герцога Пармского и не намерен чинить никакого ущерба или неудобства жителям побережья. Губернатор Гурдан как раз возвращался с женой в открытой коляске с прогулки: супруга пожелала насладиться невиданным зрелищем двух огромных армад. Он принял Эредию самым любезным образом и заверил, что рад оказать услугу его светлости и его королевскому величеству (Гурдан был ревностным католиком и видным членом Лиги).

Вечером к Говарду присоединились эскадры Генри Сеймура и Вильяма Уинтера. Таким образом, Армада оказалась отрезана с запада Говардом и Дрейком, с севера — частью Дуврской эскадры (целиком она должна была прибыть на следующий день), а с востока — 40 голландскими кораблями Юстина Нассау. В общей сложности испанцам противостояло 230 судов.

Наступила тревожная ночь. «Нас не покидает предчувствие несчастья и бед» (капитан Луис де Миранда ). Однако рассвет не принес никаких неожиданностей. Утром в воскресенье герцог отправил своего интенданта на берег за провизией. Губернатор послал командующему несколько корзин с фруктами, каплунами и бутылками отменного вина. Сидония благосклонно принял дары и «в ответ передал Гурдану золотую цепь стоимостью в пятьсот эскудо».

Из Дюнкерка возвратился капитан Родриго Телья с письмом от герцога Фарнезе, в котором тот сообщал: «Я смогу выступить через шесть дней». Сам Телья был настроен менее оптимистически. Погрузка войск даже не начата, уточнил он, а Фарнезе сидит в Брюгге.

Сидония немедленно отрядил к нему главного лоцмана Хорхе Манрике и своего личного секретаря Арсео, чтобы те умолили герцога поторопиться. По прибытии в Дюнкеркский лагерь Арсео информировал генерал-капитана, что «армия сможет выйти в море не раньше чем через две недели». «На судах не было ни парусов, ни такелажа» (Карлос Колома, свидетель ). «Баржи были сработаны с таким искусством, что человек, ступая на них, падал в воду… 14.000 солдат, погруженных за сутки, стояли в такой тесноте, что походили на мешки с пшеницей» (иезуит Фемьяно де Страда ).

Собирался ли Парма воевать по-настоящему? Трудно сказать. Судя по всему, он отчаялся дождаться прихода Армады. Все сроки, назначенные в Лиссабоне, а потом в Ла-Корунье, давным-давно прошли. Фарнезе даже отправил часть войск, томившихся возле Дюнкерка, в глубь страны, а строительство барж сильно затянулось из-за нехватки денег. Когда ему наконец доложили, что Армада находится в виду Плимута, флагманский корабль герцога Пармского не был еще спущен на воду.

Во Фландрии ходили упорные слухи, что Александр Фарнезе сговорился с английской королевой. Другие, противоположные слухи утверждали, что «итальянский принц решил сам сделаться королем Англии, вместо того чтобы служить испанскому монарху». Подобные сведения циркулировали по Милану, Венеции, Риму. Они долетели и до Мадрида. Позже Фарнезе с достоинством опроверг их, и король Филипп послал ему заверения в своем полном расположении.

«Если бы Сидония встал возле острова Уайт, как было решено вначале, или у мыса Маргит, как советовал де Лейва, удерживая на почтительном расстоянии англичан и голландцев, Фарнезе без сомнений сумел бы высадить свою армию в Англии» — так пишет испанский историк Сесарео Фернандес Дуро. Однако другие авторитеты считают весь план Филиппа изначально невыполнимым и целиком относят на его счет вину за провал.

Перед заходом солнца вахтенные сообщили о подозрительном движении в английской эскадре: сновали шлюпки, что-то перегружая с одного корабля на другой. Угроза вырисовывалась с предельной ясностью — стоявшая на якоре Армада представляла собой идеальную мишень для нападения брандеров8.

Капитан Серрано получил приказ стать по ветру с восемью весельными баркасами, вооруженными абордажными крючьями и кошками. Они должны были перехватить брандеры и отбуксировать их к берегу. Капитаны остальных кораблей удвоили вахту и в предвидении огненной атаки спустили на воду шлюпки с крючьями.

В ту ночь никто не сомкнул глаз.

Вскоре после полуночи раздался вопль, подхваченный на всех кораблях: «Брандеры!» На Армаду быстро надвигалась стена огня. Англичане подожгли восемь парусников и, воспользовавшись приливом, пустили их по ветру в сторону противника. Брандеры шли на расстоянии двух пик друг от друга. Шлюпки Серрано, гребцы которых с бешеной силой работали веслами, бросились им наперерез. И в этот момент прогремели взрывы, в которых потонул отчаянный крик: «Антверпенский огонь!»

Люди застыли в ужасе.

За три года до описываемых событий при осаде Антверпена подобные адские машины, пущенные голландцами по Шельде, уничтожили более тысячи испанцев. Картечью был ранен сам герцог Пармский. Использованное голландцами дьявольское изобретение итальянского инженера Федерико Джамбелли состояло в следующем: баржи начинялись бочонками с орудийным порохом, бочки плотно обкладывались кирпичами или заваливались тяжелыми камнями; к пороху подводили тлеющий фитиль или часовой механизм, который взрывал заряд через определенное время. Взрывы колоссальной разрушительной силы разносили все вокруг, а летевшая градом шрапнель доставала людей в радиусе триста метров.

Медина-Сидония немедленно приказал рубить якорные канаты. Оказавшийся рядом Окендо стал умолять отсрочить приказ и вместо этого выслать на подмогу все имеющиеся шлюпки с крючниками. Герцог полагал, что корабли, освободившись от якорей, смогут увильнуть от брандеров, а затем вновь вернуться в строй. Окендо же с жаром убеждал командующего, что в кромешной тьме суда не смогут выполнить маневр: слишком близко они располагались друг от друга, ветер был встречный, а прилив жал их к берегу.

Тщетно. Приказ был передан, на большинстве кораблей обрубили якоря и подняли паруса. Паника и толчея привели к неизбежным столкновениям, несколько судов получили пробоины в корпусе. Неуправляемую Армаду начало сносить к Дюнкерку. Между тем брандеры, начиненные отнюдь не порохом, а охапками сена, соломой и смолой, пронеслись сквозь строй, никого не задев, и выбросились на берег. Армада не понесла ущерба от кораблей-факелов, зато сильно пострадала от неразберихи.

С флагмана раздался новый орудийный сигнал: всем встать на якорь. Несколько ближайших кораблей замерли возле флагмана, но, когда занялась заря нового дня, 8 августа, Сидония напрасно искал глазами свой флот: корабли рассеялись от Кале до Гравлина. Брандеры Говарда хотя и не подожгли ни одного «испанца», но безнадежно разбили строй Армады и разом лишили ее семидесяти становых якорей… Медина-Сидония остался с двумя галионами и десятком паташей. Он поставил паруса и двинулся на поиски флота. «Сан-Маркос» под командованием маркиза де Пеньяфеля и «Сан-Хуан» дона Диего Энрикеса последовали за ним.

Дрейк и Сеймур кинулись во главе колонны преследовать уходящие корабли. С дальней дистанции они начали методически обстреливать испанцев, даже не пытавшихся отвечать, — те знали, увы, весьма скромные возможности своих орудий. Много дальше к северо-востоку адмиралы и вице-адмиралы Армады лавировали против ветра, пытаясь вернуться на помощь своему командующему, но английские суда, выдвинувшись мористее, связали их огнем.

После часа канонады Дрейк оставил герцога на Фробишера, а сам подошел к громадной «Рате» де Лейвы. Улучив момент, испанцы достали сэра Фрэнсиса «залпом, оставившим многие дыры в его корпусе». Сеймур и Уинтер бомбардировали испанцев дальше к востоку. Наблюдателям из Кале казалось, что идет генеральное сражение.

С восьми утра до трех пополудни, имея 17 кораблей противника по левому борту и 7 по правому, «часто отстоя от них на расстоянии мушкетного выстрела, Медина-Сидония отражал беспрестанные атаки, ведомые со всей мыслимой яростью» (капитан Ванегас ). «К вечеру пушкари изнемогли, они не отходили от орудий даже для принятия скудной пищи» (отец Кальдерон ).

«Сокровища непобедимой армады», Робер Стенюи, 1979г.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic