fan_project

Category:

Ох, уж эта язва!.

Самая престижная в мире науки Нобелевская премия 2005 года в области физиологии и медицины была присуждена двум австралийцам – Робину Уоррену и Барри Маршаллу – за открытие роли бактерии «хеликобактер пилори» в возникновении гастрита и язвы желудка. И это редкий случай, когда решение Нобелевского комитета понятно всем, хотя и имеет некую интригу.

Однако давайте все по порядку.

Рассказывают, еще в 60-е годы прошлого столетия в Кавминводах практиковал некий врач. Назовем его Иваном Сергеевичем. Был он человеком широко известным в узких кругах. И вот почему. Иван Сергеевич частным порядком лечил всем известные деликатные болезни – последствия, так сказать, некоторых курортных увлечений. Но в Кисловодск, Ессентуки люди, как известно, обычно приезжают лечить совсем другие заболевания – желудочно-кишечного тракта. И то, что они попадали еще и к Ивану Сергеевичу – было следствием, так сказать, одного из нарушений санитарно-курортного режима. Но он в такие тонкости старался особо не вдаваться: ему платили, и он лечил. И лечил, наверное, неплохо, самыми современными антибиотиками того времени, поскольку благодарные клиенты не только исправно и щедро оплачивали его услуги, но и передавали из уст в уста весть о враче-чудодее.

Причем надо сказать, в данном случае народная молва не очень расходилась с действительностью. Поскольку, как показала практика, многие пациенты Ивана Сергеевича заодно с любовными болезнями залечивали и… свои желудочно-кишечные язвы.

Наблюдательный врач это заметил, но афишировать особо не стал – ведь частная практика в СССР, кто помнит, вовсе не приветствовалась. Ему хватало и того, что еще долгие годы, до самой смерти Ивана Сергеевича, в его кабинет «не зарастала народная тропа».

На том, быть может, все и кончилось, если бы, свою очередь, данной проблемой не заинтересовался другой врач, тогда новоиспеченный младший научный сотрудник одного из московских НИИ, Игорь Морозов. Впрочем, он пришел к тому же открытию совсем другим путем.

Тридцать лет тому назад, проводя очередную серию научных экспериментов, он обратил внимание на такую деталь: в питательной среде некоторых препаратов завелись какие-то странные микробы. Младший научный сотрудник поведал о том своим старшим коллегам, но те замахали руками: «Что ты! Такого быть не может…»

И пояснили начинающему исследователю, что в образцах ткани, взятых для препаратов из желудка, никаких микробов быть не может. Потому как в желудке обычно содержится соляная кислота, которая убивает и растворяет все, что туда ни попадет. И если в препарате обнаружились микробы, так это, наверное, они попали туда из окружающей среды. «В общем, лабораторную посуду надо чище мыть, коллега, и тщательнее готовить опыты»…

Игорь своим коллегам поверил; тем более что не одни они так считали, а вся мировая наука. О чем ныне завотделом Центрального НИИ гастроэнтерологии, профессор Морозов немного сожалеет. Хотя и не завидует австралийским врачам: «Они своего великим упорством добились»…

Между тем дальнейшая история развивалась так.

Для австралийцев все началось опять-таки с одного случая, имевшего место в 1979 году. Оба исследователя получили на анализ пробу ткани из желудка одной из пациенток, долгие годы маявшейся от гастрита. И произвели посев на питательную среду.

Они не надеялись особо что-либо увидеть, как это бывало в предыдущих экспериментах. Но на сей раз дело было накануне Пасхи, и когда оба ученых вернулись на работу после праздников, культура простояла в термостате почти неделю.

Вот тут в ней и обнаружилась колония неизвестных ранее бактерий. «Мы сначала не хотели верить собственным глазам, – сознается Барри Маршалл. – Ведь желудок, как известно, считался стерильной средой – кислота убивает все. Но факты – упрямая вещь…»

Так выяснилось, что, несмотря на то, что желудок омывается в сутки тремя литрами желудочного сока, где содержится соляная кислота в довольно-таки высокой концентрации – данная бактерия все-таки ухитряется там выживать. Каким образом?

Дальнейшее расследование показало: «хеликобактер пилори» искусно маскируется в складках слизистой оболочки желудка. А кислота губит в таком случае лишь бактериофаги, которые попадают в желудок в погоне за коварным пришельцем.

Вскоре после этого исследователи пришли и к заключению, что данная бактерия – патоген. То есть она не только не помогает пищеварению, как это делает прочая кишечная флора, а напротив, ее наличие может привести к расстройству работы желудка, его болезням.

Коллеги, едва поверившие, что в желудке могут обитать какие-то бактерии, встретили новую идею в штыки. «Всем ведь известно, что гастриты происходят от неправильного питания и нервных стрессов, – утверждали они. – А вы хотите, чтобы мы поверили, будто эта бактерия приводит даже к язве желудка!»

Такой же точки зрения придерживались и редакторы тех научных изданий, куда Уоррен и Маршалл направляли свои статьи. Им присылали отписки или даже откровенно издевались над их некомпетентностью.

Тогда исследователи рискнули прибегнуть к крайнему средству. На «амбразуру» пошел, как более молодой и здоровый, Барри Маршалл. В 1983 году он поставил опыт на самом себе.

Для начала он прошел полное стандартное обследование, которое показало: желудочно-кишечный тракт медика вполне здоров. После этого он налил в стакан культуру бактерий и на глазах присутствующих выпил его. «Гадость была изрядная! – с отвращением вспоминает он. – Кроме того, было страшновато: а вдруг эта зараза на всю жизнь?..»

Но дело было сделано. И через несколько дней Маршалл действительно заболел. У него развился острый гастрит, вскоре доведший беднягу до рвоты. Что опять-таки было засвидетельствовано коллегами. После этого Маршал принялся лечиться антибиотиками по разработанной им с Уорреном методике. И уже через неделю был снова здоров.

Однако если вы думаете, что наша история на том и кончилась, то глубоко ошибаетесь. Даже после решающего, казалось бы, испытания о нем решились написать немногие, в основном австралийские издания. Однако заметка в одной из газет попалась на глаза некому Билли Родхолу, которому как раз на этот день была назначена операция по поводу язвы желудка. Билл тут же отменил операцию и подался к нашим героям. Прошел полный курс предписанного ими лечения уже через неделю, обследовавшие его врачи не верили сами себе: язва, которую бедняга безуспешно лечил до этого многие годы, зарубцевалась. А еще спустя некоторое время Билли был полностью здоров и счастлив.

Народная молва тут же разнесла весть о чудодейственном излечении по округе, к Уоррену и Маршаллу потянулись пациенты.

Лишь после пришло и научное признание. Со временем также выяснилось, что практически все гастриты, более 90 процентов язв 12-перстной кишки и 80 процентов язв желудка и даже многие случаи рака желудка – все это следствия происков «хеликобактер пилори».

К счастью, эта бактерия чувствительна к широкому спектру антибиотиков, начиная со всем известного трихопола, которым некогда Иван Сергеевич пользовал своих пациентов.

Впрочем, ныне методика значительно усовершенствована. И начинается она с того, что пациенту предлагают… подышать. Но не просто так, а в специальный пакет. Дело в том, что, угнездившись в слизистой оболочке желудка, бактерия создает более пригодную для себя нейтральную среду. Для этого она выделяет уреазу – фермент, осуществляющий гидролиз, то есть расщепление имеющейся в желудке мочевины до аммиака и углекислого газа. Вот эти-то газы и оказываются в пакете. Затем анализ пробы проводят с помощью инфракрасного спектрометра и однозначно узнают, есть бактерия в организме или нет. Впрочем, для людей старше 45 лет, врачи все-таки предлагают для перестраховки сделать гастроскопию, чтобы убедиться в отсутствии в желудке злокачественных опухолей.

После лечения рецидивов практически не бывает, поскольку заражение этой бактерией происходит исключительно в детском возрасте, до пяти лет. Причем первоначальное инфицирование, как правило, происходит бессимптомно, и долгие годы бактерия никак не дает о себе знать. Тем не менее ныне она живет в желудке каждого второго жителя планеты.

Впрочем, сегодня выявились и проблемы, осложняющие новый способ лечения. «Хеликобактер», как и прочие бактерии, обладает свойством мутировать, вырабатывать стойкие к лекарствам штаммы. Так что врачам приходится индивидуально подбирать медикаменты каждому пациенту. Тем не менее, по наблюдениям врачей из российского Центрального НИИ гастроэнтерологии, лечение антибиотиками улучшает и ускоряет выздоровление примерно у четверти больных гастритом и язвой.

Ныне также ведутся разговоры о создании вакцины против этой болезни. Но и тут есть свои подводные камни. Если одни исследователи полагают, что массовые прививки смогут полностью избавить человечество от этой напасти, то другие опасаются: «Взамен могут появиться еще более страшные болезни – например, эпидемии онкологических желудочных заболеваний», – считает, к примеру, профессор Мартин Блузер, работающий в высшей медицинской школе при Нью-Йоркском университете.

Дело в том, что в желудочном тракте взрослого человека обычно обитает около 1,5 кг разных бактерий! Их численность на порядок превышает число собственных клеток организма! И большинство их играет важную роль в пищеварении человека. Если же их погубить антибиотиками или прививками, организму придется туго.

Кстати, даже сама «хеликобактер пилори», возможно, тоже играет и положительную роль в организме. В частности, как предполагают некоторые исследователи, она защищает пищевод от всевозможных воспалений и осложнений.

В общем, все в природе сбалансировано. И старый, как мир, принцип Гиппократа «Не навреди» остается актуальным и в наши дни.

«100 великих тайн медицины», Станислав Николаевич Зигуненко, 2013г. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic