fan_project

Category:

Чахотка в XXI веке

Многие, наверное, помнят трагедию Антона Павловича Чехова. Знаменитый писатель и драматург, врач по образованию, сам первым поставил себе печальный диагноз – чахотка. И прекрасно знал, что спасения ему нет. В XIX веке эту болезнь не лечили. И в начале ХХ столетия – тоже. Великий литератор погиб, когда ему было всего 44 года от роду, пополнив многомиллионную армию товарищей по несчастью…

Между тем медики вовсе не сидели сложа руки. Еще в 1890 году известный немецкий врач Роберт Кох впервые предложил вводить пациентам туберкулин – специальную вытяжку из микобактерий туберкулеза, убитых нагреванием. Так он, по примеру оспопрививания, пытался найти вакцину от туберкулеза – таково еще одно название чахотки.

Его метод действительно помог. Но не всем. Потому как Кох ошибочно считал, что наличие в организме человека бактерий туберкулеза – той самой палочки Коха – обязательно ведет к болезни.

Однако современные исследования, похоже, не оставили от его схемы камня на камне. Сейчас известно, что примерно две трети жителей Земли являются носителями микобактерий туберкулеза. А вот болеет всего один процент от числа зараженных. Да и тех стали более-менее успешно лечить с появлением пенициллина и иных антибиотиков.

Но недавно туберкулез как бы вернулся снова. Количество больных им в нашей стране, да и вообще в мире заметно увеличилось. Появились новые формы туберкулеза, которые весьма плохо поддаются медикаментозному лечению. Исследования показывают: иммунитет обитателей современных мегаполисов стремительно падает. И если раньше полагали, что туберкулез – это болезнь бедных, тех, у кого нет средств на нормальное питание, на более-менее приличные условия жизни, то ныне это уже болезнь всех возрастов и слоев общества.

Почему так получается? Чтобы получить ответ на этот вопрос, в 2006 году в Давосе – швейцарском местечке, где в начале ХХ века помещалась клиника для больных чахоткой, – под эгидой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) собирались не только медики, но и сильные мира сего, чтобы разработать глобальный план борьбы с этим заболеванием. На всестороннее исследование проблемы в течение десяти лет было запланировано выделить рекордную сумму в 56 млрд долларов.

По планам к 2015 году распространенность этой болезни в мире должна уменьшиться наполовину, а к середине столетия специалисты ВОЗ вообще собираются вычеркнуть туберкулез из списка проблем здравоохранения, как это произошло с оспой, холерой, чумой и тифом.

И все-таки загадок у этой болезни еще немало. Так, по словам руководителя лаборатории экспериментальной иммуногенетики Центрального НИИ туберкулеза РАМН Александра Апта, клинический туберкулез – это какая-то ошибка природы, результат какого-то сбоя в тонких клеточных механизмах.

Долгое время потенциальных больных выявляли двумя способами – флюорографией и пробой на реакцию Манту. Однако рентгеноскопия позволяет заметить затемнение в легких, когда «процесс уже пошел», да и делают обследование, например, в нашей стране не так уж часто. Это население СССР ежегодно прогоняли через профилактические медосмотры. Ныне стало как-то не до этого…

Что же касается реакции Манту – это когда в предплечье делают подкожную инъекцию коктейля из порядка 200 белков бактерии Mycobacterium tuberculosis, возбудителя туберкулеза, и на месте прививки у инфицированного примерно через неделю возникает припухлость красного цвета – то и она оказалась не всемогуща. Если реакция на прививку умеренная, окончательное решение достаточно субъективно. Более того, у человека, которому ранее была сделана прививка БЦЖ, туберкулиновая проба может ошибочно дать положительную реакцию. А еще чтобы узнать результат, через неделю надо идти в клинику. Многие просто ленятся.

Наконец, по мнению специалистов, проводить такую пробу имеет смысл прежде всего в странах, где количество людей, зараженных микобактерией туберкулеза, не так уж велико и каждого инфицированного можно поставить на учет как пациента из группы риска. В России же, где носителями микобактерии являются до 80–90 процентов взрослых людей, искать больных с помощью этой пробы все равно что просеивать песок в поисках одной крупинки другого цвета. Тем более что есть люди, у которых проба Манту в принципе не вызывает никакой реакции.

В общем, ни у кого нет сомнений: нужен новый тест. В разных странах сейчас проходят проверку пять десятков разных диагностических систем. Расскажем хотя бы об одной.

В отличие от всех предыдущих тестов на выявление любого заболевания новый метод, получивший название «чувствительный иммуноферментный анализ на интерлейкины» (ELISPOT – Enzyme-linked Immunospot), основан на способности белых кровяных клеток противостоять возбудителю. У носителей болезни немногочисленные Т-клетки чувствительны к бактериям М. tuberculosis. А при контакте Т-клетки вырабатывают большое количество иммунного вещества-посредника, называемого гамма-интерфероном.

Чтобы обнаружить клетки-посредники, Аджит Лалвани и его коллеги из клиники Джона Рэдклифа в Оксфорде выделили белые клетки из пробы крови и смешали их с двумя белками. Эти белки уникальны для микобактерий туберкулеза и не могут быть выделены из других вакцин или родственных микобактерий. Смесь оставили на ночь в емкости с антителами, которые захватывают белок гамма-интерферона. Затем ученые удалили клетки, а в смесь добавили краситель. Он позволяет обнаружить любое количество захваченного антителами интерферона, который проявляется в виде четких пятен синего цвета. «Каждое пятно – след, оставленный сенситизированной Т-клеткой», – отметил Лалвани.

В 2001 году во время вспышки туберкулеза в одной из школ английского графства Лестершир медики сравнили надежность нового метода диагностики и традиционной кожной пробы, сообщает журнал New Scientist. Результаты обоих тестов проверяли дважды – с помощью рентгеноскопии легких и анализа мокроты. Обследование прошли 535 учеников. Оба теста безошибочно выявили 121 случай заболевания. Однако новый метод определил еще 26 инфицированных, в то время как традиционный тест их не выявил. Новый тест также правильно диагностировал 34 здоровых детей, несмотря на то что реакция на кожную пробу у них была.

Хотя современные тесты значительно улучшают диагностику туберкулеза, на легкое и быстрое исцеление пока рассчитывать не приходится. Курс лечения все равно занимает полгода и полного успеха не гарантирует.

А потому отдельный пункт в плане борьбы с туберкулезом – создание новой вакцины. Давно пора: ведь знаменитой вакцине Кальметта и Герена, последователей великого Пастера – «в обед сто лет». Еще в начале XX века медики культивировали микобактерию туберкулеза и получили в результате особый микроорганизм Bacillum Calmette Guerin (BCG, в русской транскрипции БЦЖ). Попав в человеческий организм и пожив в нем, бактерия БЦЖ заставляет его вырабатывать иммунитет к туберкулезу, при этом не нанеся человеку практически никакого вреда.

В 1923 году Кальметт и Герен провели первые опыты вакцинации в парижском Институте Пастера. И получив положительные результаты испытаний, подарили свою разработку благодарному человечеству. Методика до сих пор работает в десятках стран. И все же для многих ученых загадка, как смогли Кальметт и Герен добиться такого результата с помощью простого культивирования бактерии в начале ХХ столетия.

Впрочем, с течением времени стало выясняться, что БЦЖ работает все хуже, утеряв некоторую часть ценных белков, влияющих на формирование человеческого иммунитета. Сегодня в мире используют целый набор вакцин БЦЖ, различающихся и по составу, и по действию. И всем свойственны какие-то недостатки. Например, вакцина, хорошо защищающая людей от заболевания в детском возрасте, примерно к 18 годам вдруг практически перестает действовать. Почему? Тот, кто ответит на этот вопрос, достоин Нобелевской премии.

Ныне многие ученые пытаются улучшить «идеальную бациллу». Группа исследователей из Оксфорда не так давно сообщила, что создала новый препарат, усиливающий действие обычной вакцины от туберкулеза. Подобные работы ведутся и в НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи РАМН.

Исследователи, используя современные методы генной инженерии, пытаются «скроить» вакцину из синтезированных белков по заранее намеченной программе. Однако для этого им приходится разбираться в тонкостях действия полутора тысяч белков, обладающих свойствами формировать иммунитет и составляющих примерно треть генома микобактерии туберкулеза. Какие из них взять, чтобы составить простой и эффективный вакцинный коктейль? Опять-таки ответ на этот вопрос достоин нобелевской награды.

Впрочем, как ни улучшай тесты и вакцины, какие ни создавай новые лекарства, медикам сегодня ясно, что окончательно решить загадку туберкулеза можно, лишь основательно разобравшись в сложных генетических механизмах человека и бактерии. «Я называю эту проблему битвой двух геномов, – говорит Александр Апт. – И у бактерии, и у человека в этой битве свои цели, задачи, способы их достижения».

Пока перевес в этой борьбе на стороне микобактерии. Ее способность подолгу спать в человеческом организме, не давая о себе знать – отличный механизм маскировки. Если болезнь и просыпается, то, как правило, тогда, когда человек находится в зрелом возрасте, успел обзавестись семьей и потомством, передал по наследству предрасположенность к туберкулезу. Таким образом, болезнь успевает обеспечить себе плацдарм в следующем поколении. И как в таком случае вывести ее начисто?..

Ученые пока спорят, что именно заставляет микобактерию проснуться, почему один процент из тех, кто носит ее в своем организме, вдруг заболевает. Возможно, это гормональные изменения, происходящие с возрастом. А может, срабатывает «часовая бомба» стресса? Ведь в нынешней России, с ее хаосом и напряженным ритмом жизни, туберкулезом все чаще болеют и молодые люди. Доказано, что звонком будильника для микобактерии служит и неправильное питание, в первую очередь недостаток белковой пищи…

Ныне исследователи ищут у человека гены предрасположенности к туберкулезу. Если найдут, лечение намного упростится: выключат тебе «генетический будильник» – и живи себе спокойно без чахотки дальше…

«100 великих тайн медицины», Станислав Николаевич Зигуненко, 2013г. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic