fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Юрий Верикович Исламов





Юрий Исламов родился в киргизском селе Арсланбоб, где его отец Верик Эргашевич  
работал лесничим в местном заказнике.

Не удивительно, что с ранних лет Юра метко стрелял из охотничьего ружья, распознавал следы животных, различал по пению птиц.

Мама Юры Любовь Игнатьевна Корякина родилась в небольшом уральском городке Талица.
После окончания четвертого класса родители отправили сына к бабушке Агриппине  Никаноровне, они посчитали, что в Талицкой школе №55 мальчик получит более качественное среднее образование.

В новом для себя городе Юра занялся боксом и лыжами, он целенаправленно готовился к службе в рядах Советской армии.

Серьезное влияние на его желание служить оказало знакомство с архивными документами умершего деда Игнатия Никандровича Корякина.

Он узнал, что дед прошел всю войну был награжден орденами, медалями и 10-ю грамотами, подписанными Верховным Главнокомандующим.

Имевший семь контузий и ранение, дед не дожил до рождения внука, его убил стальной осколок фашистского снаряда, затаившийся рядом с сердцем.

В восьмом классе вместе с одноклассниками Юра пошел на медосмотр в военкомат, где врачи, выявили у него плоскостопие III степени, в медицинской карте призывника появилась запись – «ограниченно годен к военной службе».

На следующий день он оторвал каблуки от старых ботинок и вбил их внутрь своей школьной обуви и кроссовок.
Ежедневно парень выправлял стопы, стирая ноги в кровь. К моменту окончания школы он полностью избавился от плоскостопия.

Юрий окончил школу в числе лучших учеников и поступил в свердловский «Уральский лесотехнический институт», после занятий молодой студент посещал авиационно-спортивный клуб ДОСААФ.   

В конце января 1986г. второкурсник Юрий Исламов написал в военкомате заявление с просьбой призвать его на действительную военную службу в ряды Советской армии.

Он попал в учебное подразделение в г. Чирчик Узбекской ССР, готовившее бойцов для подразделений специального назначения.

После окончания курса младшего сержанта Исламова уговаривали остаться в «учебке» помогать готовить новобранцев, но он отказался, уступив предложенное место своему другу, который был единственным ребенком в семье.

За 7 месяцев службы в Афганистане Юрий успел поучаствовать в 11 боевых выходах.

В конце октября 1987г. командование 22-й отдельной бригады специального назначения решило выставить засаду у граничащего с Пакистаном кишлака Дури.

30 октября 1987г. отряд спецназа под командованием старшего лейтенанта Олега Онищука подошел к месту предполагаемой засады.

Разместив на возвышенности группу прикрытия во главе с необстрелянным младшем лейтенантом Гореловым, Онищук с 10 спецназовцами оборудовал ниже по склону огневые позиции.

В девять часов вечера бойцы увидели на караванной тропе три грузовых машины двигавшихся от пакистанской границы к кишлаку Дури.

Уничтожив головной дозор моджахедов, спецназовцы подбили первый вездеход «Mercedes», позволив двум машинам сопровождения уйти на территорию Пакистана.

Узнав о «ЧП» глава местных моджахедов мулла Мадад приказал любой ценой уничтожить кяфиров, посмевших перехватить караван с оружием на контролируемой им территории.
«Бородачи» открыли из кишлака огонь по спецназовцам.

Онищук навел на Дури «крокодилов» (ударные вертолеты Ми-24), отработавших цели неуправляемыми авиационными ракетами «С-8».

Уже тогда вертолетчики могли бы забрать спецназевцев с частью трофейного оружия и доставить их на базу в Шахджой, однако, комбат Александр Нечитайло решил отложить эвакуацию до утра.

Ночью 31 октября спецназовцы перенесли часть оружия из подбитого вездехода к месту эвакуации, во время второго рейда в 5:30 утра группа попала в засаду.

Олег Онищук отдал приказ пробиваться к месту эвакуации оставив прикрывать отход младшего сержанта Исламова и рядового Хроленко.

Ребята держались, сколько было сил, выстрелом из гранатомета убило Михаила Хроленко когда кончились патроны тяжелораненый Юрий, единственной оставшейся гранатой подорвал себя и окруживших его моджахедов.
        
Старший лейтенант Онищук, которого при отходе нагнали моджахеды, израсходовав боеприпасы к автомату, подорвал себя и семерых моджахедов осколочной гранатой.
           
Когда спецназовцы под командованием младшего лейтенанта Горелова отбили 12-ю атаку противника, на подмогу к ним на вертолете прибыла группа капитана Горошко, которая плотным огнем рассеяла боевиков отбив у противника тела своих 11 погибших товарищей.

Вот что впоследствии написал родителям Юры Исламова майор Ярослав Горошко:
«Тогда, 31 октября 1987 года, под Дури я первым увидел вашего Юрку и вместе со своими разведчиками на руках выносил его тело к вертолёту. Юра погиб у основания высотки, отдельно от ядра разведгруппы. Олег Онищук оставил его с Хроленко внизу прикрывать подступ к подбитому вертолёту. Они отстреливались до конца, но их накрыли прямым выстрелом из гранатомёта. Хроленко был убит, а Юра ранен, но продолжал стрелять. Потом его ранило второй раз, очередью из автомата. Когда он упал, «духи» подумали, что он мёртв, и подошли к нему. И тогда Юра рванул «лимонкой» и себя, и их. Возле него было много крови, валялись две чалмы, тюбетейка и оторванная нога басмача. Накануне выхода Юрий зашёл ко мне и попросил жидкостной компас. До этого под Дури ходил только я с засадой, удачно. Поэтому я рассказал ему, где расположены посты «духов» и на что следует обращать внимание, если идти в головном дозоре (а Юра почти всегда командовал головным). Он был в хорошем настроении и сказал, что переживает только за Онищука, поскольку тот перенёс гепатит, и будет мучиться, а идти нужно около тридцати километров. «Вы только не переживайте, товарищ капитан, - мы сработаем, всё будет нормально», - эти слова он сказал на прощанье… Эх, если б Нечитайло послушался меня и не допустил столько ошибок, всё было бы нормально. Он запретил мне вылетать ночью после того, как группа дала результат. Я предложил десантировать меня с группой в пяти километрах северо-западнее. В 2:30 – 3:00 ночи я уже был бы вместе с ними. И мы – тридцать шесть человек (у Олега шестнадцать и у меня - двадцать) – при семи пулемётах и двух гранатомётах могли бы отбиться и продержаться до подхода бронегруппы. А он назначил вылет на 6:00, бронегруппу кто-то вернул, хотя она вышла сразу и к шести утра 31 октября могла быть на месте боя. Единственное, что мы потом смогли сделать, - уничтожить многих этих озверевших от крови сволочей. Но это уже не помогло вернуть жизнь Юре, Олегу и остальным девяти нашим товарищам. Караван дорого обошёлся нашему батальону, хотя «духи» потеряли до ста пятидесяти человек убитыми и раненными, а также полевых командиров Сулеймана Насира, Хамидуллу. Командующему фронтом ДИРА Мададу оторвало голову разрывом ракеты. Мы потеряли двенадцать человек: одиннадцать из группы Олега, и один убитый (Акимов) был у меня в группе. Слишком дорогой ценой»

За проявленный героизм в бою у кишлака Дури:
Юрию Вериковичу Исламову, младшему сержанту было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно;
Олегу Петровичу Онищуку, старшему лейтенанту было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно;
Ярославу Павловичу Горошко, капитану было присвоено звание Героя Советского Союза;
Яшар Исбендияр-оглы Мурадов, рядовой награжден орденом Ленина, посмертно;
Игорь Васильевич Москаленко,  рядовой награжден орденом Ленина, посмертно;
Остальных погибших бойцов наградили орденами Красного Знамени.

Tags: Война в Афганистане, Юрий Исламов, советские Герои
Subscribe

  • Фашизм в США

    Общественное отделение белых граждан США от чернокожих и индейцев было официально запрещено в 1958г. 60-70 летние «цветные…

  • Россия больше никогда не должна помогать США

    В Америке не принято об этом много говорить, но своим существованием США обязаны России. Давайте вспомним, как Россия помогала, этой стране в…

  • Капитализм и Демократия

    Сегодня американские политики не скрывают разочарования, что не нанесли в 1991г. России последний смертельный удар. Тогда они не сомневались,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments