fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Первый русский диверсант





Дворяне Давыдовы, Злобины, Оринкины, Уваровы происходили от татарского мурзы Минчака Касаева (Касаевича) поступившего на службу к Великому князю Московскому и Владимирскому Василию I, сыну Дмитрия Донского.

Детские годы Давыдова прошли в Малороссии, где его отец командовал Полтавским конно-казачьим полком, поэтому не мудрено, что мальчик рано пристрастился к военному делу, овладел стрельбой, фехтованием и джигитовкой.

Единственное, что раздражало в себе храброго юношу, был
его маленький рост и неказистый внешний вид. Однажды полк посетил Суворов, увидев двух сыновей Василия Давыдова, и указав на Дениса, Александр Васильевич сказал, что из него выйдет настоящий рубака, который еще при жизни Суворова выиграет три сражения.

В правление императора Павла I ревизия имущества Полтавского полка, вскрыла недостачу в 100 000руб. Хотя проверяющие и поняли, что хищение организовал квартирмейстер, родителям Давыдова пришлось продать малороссийское именье, и купить под Москвой небольшую деревеньку Бородино, ту самую со сражения у которой в 1812г. начался разгром «Grande Armée» императора Наполеона.

В 1801г. Давыдова по протекции зачислили эстандарт-юнкером в кавалергардский полк. Позднее сам Денис Васильевич писал друзьям, что его низкорослого привязали к мощному палашу, опустили в безразмерные ботфорты, и покрыли его поэтическое чело треуголкой.

Вскоре молодой кавалергард вовсю писал стихи и басни, в которых часто
встречались крамольные строчки:
«Коль ты имеешь право управлять,
Так мы имеем право спотыкаться
И можем, иногда, споткнувшись – как же быть, –
Твоё Величество об камень расшибить».

Вольнодумца
Давыдова перевели из гвардии в гусарский полк, расквартированный в Малороссии, как правило, с кавалергардами так поступали за трусость в бою, воровство или мошенничество в карточной игре.

В 1805г. началась русско–австро–французская война, полк Давыдова оказался в резерве и участия в боевых действиях не принимал. Его брат Евдоким сражался под Аустерлицем, где получил пять сабельных, и огнестрельную рану. Потеряв сознание на поле боя, он попал в плен, и в лазарете имел беседу с Наполеоном.

В декабре 1806г. Давыдов проник в шатёр только что назначенного главнокомандующего русской армией Михаила Федотовича Каменского и потребовал у него отправки на фронт. Случайно, или нет, но после разговора Каменский выбежал из палатки в видавшем виды заячьем тулупе и закричал: «Братцы, спасайтесь, кто как может».

Слухи о том, что Давыдов напугал престарелого генерал-фельдмаршала дошли до двора, фаворитка императора Мария Нарышкина княжна Святополк–Четвертинская, упросила Александра I не наказывать Давыдова, а назначить сорвиголову адъютантом командующего арьергардом русской армии генерал-лейтенанта Багратиона.

Давыдов воспринял назначение без энтузиазма, поскольку до этого в стихах высмеивал нос Багратиона. После прибытия в расположение войск при встрече с Петром Ивановичем он сказал князю, что высмеивал его нос из зависти. Однажды, когда Багратиону доложили, что неприятель уже на носу, тот смеясь, спросил: «У кого на носу? Если у меня можно еще успеть отобедать, если на давыдовском, пора седлать коней».

К концу компании 1807г. за бесшабашную храбрость Давыдова
представили к ордену святого Владимира и наградному золотому оружию.

Войну 1812г. Денис Васильевич встретил в звании подполковника Ахтырского гусарского полка.
21 августа его полк подошел к его бородинскому
имению. Вот, что он писал впоследствии в «Дневнике партизанских действий 1812г.»:
«…Мы подошли к Бородину. Эти поля, это село мне были более, нежели другим, знакомы! Там я провёл беспечные лета детства моего и ощутил первые порывы сердца к любви и к славе. Но в каком виде нашёл я приют моей юности! Дом отеческий одевался дымом биваков. Ряды штыков сверкали среди жатвы, покрывшей поля, и громады войск толпились на родимых холмах и долинах. Там, на пригорке, где некогда я резвился и мечтал… там закладывали редут Раевского… Всё переменилось!… Я лежал под кустом леса за Семёновским, не имея угла не только в собственном доме, но даже и в овинах, занятых начальниками. Глядел, как шумные толпы солдат разбирали избы и заборы Семёновского, Бородина и Горок для строения биваков и раскладывания костров…»

В этот день Давыдов предложил к князю Багратиону создать летучий партизанский отряд, который будет беспокоить неприятеля в тылу, расстраивать его обозы, артиллерийские парки, уничтожать фуражиров, выводить из строя мосты и переправы. Предложение
было одобрено, отряд сформировали из 80 казаков и 50 гусар.

Первый рейд по вражеским тылам едва не окончился для Дениса Васильевича гибелью, неопытные партизаны попали в засаду организованную жителями окрестных деревень, которые, не разбираясь в форме русских и наполеоновских гусар, приняли своих за французов.

Наученный горьким опытом, Давыдов переоделся в крестьянский зипун и отпустил русскую бороду. Впоследствии он наладил успешное взаимодействие с партизанскими отрядами, действовавшими в тылу у неприятеля, Денис Васильевич вооружал мужиков трофейным оружием, планировал и проводил вместе с ними совместные боевые операции. После ряда успешных вылазок он получил подкрепление из Бугского и Тептярского казачьих полков, численность отряда увеличилась до 370 сабель.

Оценив урон наносимый противнику
отрядом Давыдова, Кутузов приказал создать аналогичные летучие отряды под командованием Фигнера, Дорохова, Сеславина.

Наполеон объявил Давыдова личным врагом и приказал выделить для борьбы с ним бригаду генерала Ожеро. Объединив силы Давыдов, Сеславин и Фигнер под Ельней взяли эту бригаду в плен.
Вот что после «Русского похода» вспоминал дивизионный генерал Арман де Коленкур:

«…Император рассчитывал на корпус Барагэ д'Илье, недавно прибывший из Франции; он дал ему приказ занять позиции на дороге в Ельню; но авангард Барагэ д'Илье занял невыгодную позицию в Ляхове; им командовал генерал Ожеро, который плохо произвел разведку и ещё хуже расположил свои войска… Неприятель, следивший за Ожеро и, кроме того, осведомленный крестьянами, увидел, что он не принимает мер охраны и воспользовался этим; генерал Ожеро со своими войсками численностью свыше 2 тысяч человек, сдал русскому авангарду, более половины, которого он сам взял бы в плен, если бы только вспомнил, какое имя он носит. Эта неудача была для нас несчастьем во многих отношениях. Она не только лишила нас необходимого подкрепления свежими войсками и устроенных в этом месте складов, но и ободрила неприятеля, который, несмотря на бедствия и лишения, испытываемые нашими ослабевшими солдатами, ещё не привык к таким успехам».

За успешные действия против неприятеля Дениса Васильевича наградили орденом Святого Георгия IV степени и орденом Святого Владимира III степени.

Опыт партизанских действий показал, что небольшое по численности и не вооруженное громоздким вооружением подразделение может эффективно действовать в тылу противника, нанося неприятелю серьезный урон в живой силе и осложняя тыловое обеспечение его передовых частей.

В «Заграничном походе» русской армии 1813-1814гг. Давыдов командовал арьергардом в кавалерийском корпусе генерала Винценгороде. Без приказа отряд Давыдова
взял Дрезден, за это командира поместили под домашний арест. Слава о нем гремела по Европе, когда жители узнавали, что в город входит «сам Давыдов», центральные улицы сразу же наполнялась зеваками мечтавшими увидеть хоть краешком глаза «того самого» командира русских партизан.

В сражении за Париж под Давыдовым были убиты 5 лошадей, его кавалеристы, разбив гусар дивизионного генерала Жакино, прорвались к французской батарее занимавшей стратегическую позицию и, уничтожив артиллерийские расчёты, внесли значительный вклад в победу над неприятелем, за этот подвиг герой получил чин генерал-майора.

После завершения войны Давыдова неожиданно лишили звания генерал-майора (которое якобы было присвоено ему по ошибке), и отправили командовать конно-егерской бригадой. Так как егерям усы иметь не полагалось, Денису Васильевичу предстояло сбрить свои гусарские усы. Чаша терпения переполнилась, и герой войны 1812г. отправил прошение на имя императора Александра Благословенного, с просьбой отменить отданные в отношении него приказы.

Император вернул Денису Васильевичу звание, и оставил на службе в гусарском полку.
Давыдов продолжил службу участвовал в боях против персов, воевал с польскими повстанцами, за что получил чин генерал-лейтенанта. После завершения польской компании Денис Васильевич вышел в отставку.

Последние 8 лет гражданской жизни Давыдов провел в именье Верхняя Маза, где он писал, стихи и воспитывал многочисленное потомство.

Денис Васильевич скоропостижно скончался 22 апреля 1839г., прах героя погребли на кладбище Новодевичьего монастыря.
Tags: Война 1812 года, Денис Давыдов
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments