August 23rd, 2018

Последние годы правления Ивана Васильевича Грозного





Иван Васильевич Грозный (Часть 7)

7 июля 1572г. умер бездетный король Речи Посполитой Сигизмунд II Август, на вакантный престол нашлась масса претендентов: Генрих Валуа, Эрнест Габсбург, Юхан Ваза, Стефан Баторий.

В апреле польский сейм выбрал нового короля Генриха Валуа.
Став королем Польши, Генрих писал матери Екатерине Медичи: «Франция и Вы мамочка, превыше всего».
Узнав о смерти своего брата – короля Карла IX, он бежал из богом проклятой Польши.
Погоня настигла беглого короля под Освенцимом, используя красноречие, любимчик королевы-матери, убедил шляхтичей, что он «скоренько» проведает маму и вернется в Краков.
13 февраля 1575г. Генриха III Валуа короновали в Реймском соборе.   

Периодом безкрулевья (безкоролевья) не мог не воспользоваться Иван Васильевич, задумавший не мешкая подобрать бесхозное королевство. Для реализации плана, осенью 1575г. в Успенском соборе Кремля венчали на царство татарского хана Симеона Бекублатовича.
Русь виртуально разделили надвое: царство Симеона и царство Ивана Грозного. Иван Васильевич писал Государю всея Руси забавные челобитные:
«Государю великому князю Семиону Бекбулатовичю всеа Русии Иванец Васильев с своими детишками, сЫванцом да с Федорцом, челом бьют, чтоб еси, государь, милость показал, ослободил людишок перебрать, бояр и дворян и детей боярских и дворовых людишок: иных бы еси ослободил отослать, а иных бы еси пожаловал ослободил принять, а с твоими государевыми приказными людьми ослободил о людишках памятьми ссылатиса; а ослободил бы еси пожаловал изо всяких людей выбирать и приимать; а которые нам не надобны, и нам бы тех пожаловал еси, государь, освободил прочь отсылати. И как, государь, переберем людишка, и мы к тебе, ко государю, имяна их списки принесем и от того времяни безе твоего государева ведома ни одного человека не возьмем. А которых людишок приимем, и ты б, государь, милость показал, вот-чинишок у них отнимати не велел, как преж сего велося у удельных князей  а ис поместьишок их им хлебишко и ден-женка и всякое их рухлядишко пожаловал, велел отдати, и людишок их не ограбя велел выпустити. И которые похотят к нам, и ты б, государь, милость показал, ослободил им быти у нас безопально, и от нас их имати не велел. А которые от нас пойдут и учнут тебе, государю, бити челом, и ты б, государь, пожаловал, милость показал, по их челобитью к себе, ко государю, тех наших людишок, которые учнут от нас отходити, пожаловал не приимал (А которые от нас пойдут...и ты б, государь...пожаловал не приимал. Да покажи, государь, милость, укажи свой государьской указ, как нам своих мелких людишок держати: по наших ли диячишков запискам :и по жалованьишку нашему, или велишь на них полные имати (как нам своих мелких людишок держати: по наших ли диячишков запискам и по жалованьишку нашему, или велишь на них полные имати? Ямского приказа? Как, государь, указ свой учинишь? И о всем тебе, государю, челом бьем. Государь, смилуйся, пожалуй!»

После избрания в декабре 1575г.  польским королем трансильванского князя Стефана Батория, на Московском престоле вновь воссел Иван Грозный.

Collapse )



Оклеветанный Великий Государь





Иван Васильевич Грозный (Часть 8)

Молодой Государь Иван IV получил в управление страну, окруженную врагами: Ливонией, Польшей, Литвой, Швецией, Турцией и пятью ханствами. Исконно русские земли оставались под пятой иноземных завоевателей, у России не было выхода к Балтийскому морю.
Страна постоянно воевала, отбивая укусы голодных псов, которые по одному, а чаще сворой беспокоили русского медведя, стараясь выгнать косолапого из его дремучего леса в чистое поле.

Русь держала круговою оборону, тыла у Ивана Васильевича в начале царствования не было  нигде, куда не оборотись везде враги.

Два раза в год Казанский и Крымский хан совершали разорительные набеги на Русь, угоняли в неволю десятки тысяч девушек, ребятишек и мастеровых людей. 
Ханства как вурдалаки жили за счет крови русских, ордынские мужчины ходили в набеги, а женщины и дети ждали дома подарков. Работать никто и не думал, во дворе, в хлеву и в поле работали русские рабы.

Западные соседи не поставляли на Русь новые технологии и технологическиемкие товары, препятствовали выезду в Москву промышленных мастеров.

Внешнюю торговлю с Европой монополизировал Ганзейский союз, пропускавший грузы только через специализированные порты Риги, Ревеля и Нарвы. Диктуя условия и покупателям и продавцам, Ганзейцы получали сверхприбыли.

Понтифики, императоры, короли, магистры отправляли друг-другу тайную корреспонденцию, в которой звучал только один лейтмотив, сдержать развитие Московии не взирая ни на какие финансовые затраты.

Чтобы уверенно противостоять многочисленным врагам, Государю предстояло создать централизованное русское государство, разработать и провести широкоформатные реформы:
- в военной сфере;
- в государственном управлении;
- в структуре местного самоуправления;
- в судебной и церковной сфере.

Столкнувшись с барьерами во внешней торговле, русские купцы переориентировались на развитие торговли внутри страны, что привело к формированию национального рынка.
Русь стала лидером в оружейном и артиллерийском производстве, в стране развивалась добыча полезных ископаемых, усовершенствовалась металлообработка, пушной и рыбные промыслы, солеварение.

Царь нанес сокрушительный удар по хапугам землевладельцам, и повелел изготовить полноценный чертеж Московского государства. На основании земельного кадастра провели земельный передел, передав конфискованные излишки угодий служилым людям, что позволило создать стрелецкое войско.
С каждых 150 десятин земли землевладелец обязался выставлять одного вооруженного воина. Превысившие этот показатель получали денежную премию, нарушители подвергались штрафу.

За 50 лет правления Ивана Васильевича территория государства увеличилась в два раза с 2,8 до 5,4 млн. км² народонаселение страны приросло на 40%, были построены десятки новых городов, церквей и монастырей.

Collapse )

Сталин о «Грозном» учителе





Иван Васильевич Грозный (Часть 9)

Беседа Сталина и Молотова 26.02.1947г. с Эйзенштейном и Черкасовым:

«В 10 часов 50 минут пришли в приемную. Ровно в 11 часов вышел Поскребышев проводить нас в кабинет.
В глубине кабинета – Сталин, Молотов, Жданов. Входим, здороваемся, садимся за стол.
Сталин. Вы писали письмо. Немножко задержался ответ. Встречаемся с запозданием. Думал ответить письменно, но решил, что лучше поговорить. Так как я очень занят, нет времени, – решил, с большим опозданием, встретиться здесь… Получил я ваше письмо в ноябре месяце.
Жданов. Вы еще в Сочи его получили.
Сталин. Да, да. В Сочи. Что вы думаете делать с картиной?
Мы говорим о том, что мы разрезали вторую серию на две части, отчего Ливонский поход не попал в эту картину, и получилась диспропорция между отдельными ее частями, и исправлять картину нужно в том смысле, что сократить часть заснятого материала и доснять, в основном, Ливонский поход.
Сталин. Вы историю изучали?
Эйзенштейн. Более или менее…
Сталин. Более или менее?.. Я тоже немножко знаком с историей. У вас неправильно показана опричнина. Опричнина – это королевское войско. В отличие от феодальной армии, которая могла в любой момент сворачивать свои знамена и уходить с войны, – образовалась регулярная армия, прогрессивная армия. У вас опричники показаны, как ку-клус-клан.
Эйзенштейн сказал, что они одеты в белые колпаки, а у нас – в черные.

Collapse )

Современники и историки об Иване Грозном



Фото: https://life.ru/t/памятники/924532/v_orlie_na_gholovu_pamiatnika_ivanu_ghroznomu


Иван Васильевич Грозный (Часть 10)

«До сих пор история правления первого русского царя излагается по заложенной еще Н.М. Карамзиным на основе сочинений Курбского схеме «двух Иванов»: хорошего государя в 1550-е гг., времени реформ, времени правления «Избранной рады», и необузданного тирана после 1560 г., после смерти царицы Анастасии, разгона «Избранной рады» и «облютения» царя. Существование данной схемы — самый главный след в истории, который сумел оставить Курбский. Его глазами историки и литераторы смотрят на Россию XVI в. вот уже больше 300 лет».
Филюшкин А.И. (доктор исторических наук)

«Злодей, зверь, говорун-начетчик с подьяческим умом, – и только. Надо же ведь, чтобы такое существо, потерявшее даже образ человеческий, не только высокий лик царский, нашло себе прославителей»
Погодин М.П. (российский академик XIX века)

«Иван IV был первый из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем библейском смысле, помазанника Божия. Это было для него политическим откровением, и с той поры его царственное я сделалось для него предметом набожного поклонения. Он сам для себя стал святыней и в помыслах своих создал целое богословие политического самообожания в виде ученой теории своей царской власти. Тоном вдохновенного свыше и вместе с обычной тонкой иронией писал он во время переговоров о мире врагу своему Стефану Баторию, коля ему глаза его избирательной властью: «Мы, смиренный Иоанн, царь и великий князь всея Руси по Божию изволению, а не по многомятежному человеческому хотению».»
Ключевский В.О. (российский академик XIX века)

«Как это ни покажется удивительным, но в научной литературе не обращалось внимание на то, что ни один из современников царя не называет его «Иваном Грозным». И даже в фольклоре XVI–XVII вв., допускающем вольные переосмысления, четко выдерживается определенное, очень продуманное отношение к этому слову. «Грозный» в фольклоре — это прилагательное, не превращенное в имя собственное.

«Отвечает Кастрюк-Мастрюк: «Говорит Грозный царь, Иван Васильевич»; «Во матушке было в каменной Москве, / При Грозном царе Иване Васильевиче»; «Другой борец идет Иванушка маленький. / «Уж ты здравствуй, Грозный царь Иван Васильевич!» и т. д. и т. п. И ни разу — Иван Васильевич Грозный: это значит, что современники и ближайшие потомки твердо знали, что царя нельзя подобным образом именовать. Судя по всему, причина запрета заключается в том, что слово «Грозный» как предикат уже употреблялось, и достаточно широко, но применительно к небесным силам вообще и Архангелу Михаилу в частности. Как бы ни уподоблялся царь Богу, но небесная иерархия была выше любой земной. <…> По всей видимости, именно из фольклора слово это, при посредничестве В. Н. Татищева, перекочевывает в науку, но уже с иным смыслом и как имя собственное русского царя».
Юрганов А.Л. (профессор РГГУ)

Collapse )