October 12th, 2018

Сокровища Алариха – короля вестготов





Аларих родился в 370 году на берегах Дуная в племени смелых Балтов. С раннего детства он постигал азы воинского мастерства, учился стрелять из лука, владеть мечом и править конем. В 24 года Аларих с 20 000-тысячным войском помогал войскам римского императора Феодосия воевать против узурпатора Евгения.
В 395г. армия под командованием Алариха впервые подступила к Константинополю, но не взяла с наскока неприступный город-крепость.

В октябре 408 г. Аларих осадил Рим, римляне, оценив сложившееся положение, вступили в переговоры с королем вестготов. В это время жители «вечного города» вспомнили легенду, в которой Ромулу явились 12 коршунов, которые предрекли 12 веков могущества Рима, и последующее ужасное падение града. В этот раз римляне не сомневались, что наступает время смерти Рима.

За снятие осады, Аларих потребовал с римлян поистине фантастические отступные: 2 270кг. золота, 13 620кг. серебра, освобождение 40 000 рабов, 4 000 шелковых и 3 000 пурпурных покрывал. Обескураженные римские послы спросили, что же останется горожанам, Аларих ответил: «Жизнь». На предположение переговорщиков, что римляне как один поднимутся на войну с врагом, Аларих засмеявшись, сказал: «Чем гуще трава, тем её легче косить».
Осажденные выполнили условия «Могущественного короля», в армию вестготов влились 40 000 рабов, ставших свободными воинами.

В 409г. Аларих вновь появился под стенами Рима и потребовал провозгласить императором свою марионетку Аттала, что и было исполнено безвольными римскими патрициями. Быстро разочаровавшись в ставленнике, Аларих развенчал Аттала и сделал бывшего римского императора, капельмейстером королевского военного оркестра.

Collapse )

Золотые клады Степана Разина





Первые слухи о несметных богатствах атамана Разина ушли в народ в 1667 – 1669г.
после похода ватаги под предводительством удачливого атамана в Персию, где удалая дружина Степана Тимофеевича грабила шахские дворцы, купеческие склады и торговые караваны.

Весной 1670г. Разин поднял восстание против царя Алексея Михайловича.
После взятия Астрахани, Царицына, Самары, Саратова, золота у атамана в обозе стало так много, что возить его с собой уже попросту было невозможно. Разин прятал клады по пути следования дружины, сокровища хоронили в труднодоступных местах в сундуках, ларях, в жерлах неисправных артиллерийских орудий, и казацких стругах.

В апреле 1671г. Разина и его брата Фрола схватили «домовитые» казаки (зажиточная часть донских казаков) и выдали людям царя.
Атамана мучительно пытали, стараясь выведать, где он спрятал награбленные сокровища.
Степана Тимофеевича били батогами так, что лопалась кожа, в кровь рассеченной спиной его укладывали на раскаленный железный лист, капали на выбритое темечко холодной водой, а атаман лишь смеялся и балагурил. Так и не раскрыв тайны награбленных сокровищ, Разин принял жуткую смерть. Вот, что о казни написал свидетель голландский наемник Людвиг Фабрициус:
«Когда пришло время палачу приступить к делу, Стенька несколько раз перекрестился, обратившись к церкви… И вот зажали его промеж двух бревен и отрубили правую руку по локоть и левую ногу по колено, а затем топором отсекли ему голову, все было совершено в короткое время с превеликой поспешностью. И Стенька ни единым вздохом не обнаружил слабости духа».

Другой очевидец тех событий англичанин Т. Хебден писал, что Разину «отрубили руки, ноги, потом голову и насадили их на пять кольев».

Collapse )



Золото гетмана Мазепы



Картина французского художника Ораса Верне, «Мазепа и волки» (1826г.)

Отец Мазепы был польским шляхтичем, правда в 1637г. за убийство его лишили рыцарского звания и поразили в гражданских правах. Через 8 лет чудесным образом Степан-Адам Мазепа вернул себе утраченные привилегии. Спустя время он подружился с главным писарем Богдана Хмельницкого и вместе с ним участвовал в тайных переговорах с Польшей, о вхождении Малороссии в состав польского государства. Новые территории планировалось назвать Русским княжеством.

Иван Мазепа закончил Иезуитский коллегиум в Польше и, воспользовавшись связями отца, стал пажом при дворе польского короля Яна Казимира. Приглядевшись к юноше, поляки отправили его на учёбу в Ватикан. Отучившись, молодой шляхтич, стал личным представителем польского короля в Малороссии.

Карьера при польском дворе рухнула после того как сосед Мазепы пан Фальбовский, застал свою супругу в жарких объятиях молодого вертихвоста. По приказу господина, слуги избили Мазепу как шелудивого кобеля, раздели прелюбодея догола и, привязав к коню, выпустили за ворота поместья. Чудом выжив, опозоренный шляхтич решил попытать судьбу у казаков.

Чтобы войти в узкий круг приближенных лиц гетмана Дорошенко, Мазепа женился на вдове полковника Фридриковича. Вскоре гетман поручил ему отвезти крымскому хану письмо и подарок - пленных малороссов, угнанных в рабство с Левобережной Украины. По дороге на посольство напали левобережные казаки, они отпустили невольников по домам, а посла взяли в плен. Мазепа и тут не растерялся, он принес присягу новому гетману, и вскоре дорос до главного писаря.

В 1687г. после неудачного похода русских войск на Крым, казаки обвинили в провале компании своего гетмана. Командующего запорожским войском Ивана Самойловича лишили булавы, и сослали с семьей в Сибирь, а его сыну Григорию, возводившему хулу на царя, в Севске отрубили голову.

Новым гетманом стал Мазепа, старые казаки мало сомневались в том, что кошевой просто купил эту должность у князя Голицына. С первых дней царствования Петра Романова (будущего императора Петра I, https://fan-project.livejournal.com/30475.html) Мазепа пользовался большим доверием юного монарха. В 1691-1692 г. гетман усмирил восстание писаря Петрика на юге, участвовал в 2-х азовских походах, а вначале 1700г., стал вторым кавалером недавно утвержденного Ордена Андрея Первозванного. За 20 лет службы царю, Мазепа получил во владение 20 000 дворов на Украине, 5 000 дворов на юге России и 100 000 душ крепостных крестьян.

Collapse )

Золото Наполеона Бонапарта





12 июня 1812г. российскому императору танцевавшему в Вильно мазурку на балу в доме Беннигсена, вестовой сообщил, что в 6 часов утра, войска Наполеона Бонапарта форсировав Неман, вторглись на территорию Российской империи.

26 августа в 125км. от Москвы у деревни Бородино, состоялось самое кровопролитное однодневное сражение в истории человечества.
Узнав об итогах битвы, генерал-губернатор Москвы Федор Васильевич Ростопчин приказал эвакуировать из города императорские сокровища. За перемещение ценностей отвечали действительный тайный советник Петр Степанович Валуев и его помощник Поливанов.
Работа шла и днем и ночью, помимо драгоценностей Оружейной палаты, Патриаршей ризницы, Большого кремлевского дворца и Грановитой палаты удалось эвакуировать и наиболее значимые реликвии московских храмов.
За два дня до вступления французов в старую столицу, обоз из 150 повозок по Владимирскому тракту покинул Москву. Часть драгоценностей спрятали в тайниках под Троицкой башней, а также на территории Чудова монастыря, в восточной части Московского Кремля.

После того как супостаты оставили Москву, сотрудники Министерства Внутренних Дел подсчитали что французы вывезли из города 295 г. золота, 5,5 тонн серебра и не поддающиеся пересчету бриллианты, рубины, сапфиры, жемчуг. Покидая русскую столицу «просвещенные европейцы» и их лошади еле переставляли ноги под тяжестью захваченной добычи. Пехота с трудом несла тугие транцы, повозки маркитантов еле-еле тащили обессиленные лошади.
Интендант наполеоновской армии, Мари-Анри Бейль ставший впоследствии классиком мировой литературы Стендалем, вспоминал, как в Москве он занимался грабежами и разбоем:
«Мой слуга был совершенно пьян. Он натащил в коляску скатертей, вина, скрипку, которую заграбил для себя, и много других вещей. С двумя-тремя товарищами мы выпили вина.
Слуги убирали дом; пожар был далеко от нас и окутывал весь воздух на далекое разстояние и большую высоту дымом какого-то меднаго цвета. Мы устроились кое-как и думали, наконец, передохнуть, как вдруг Дарю, воротясь, объявил нам, что надо двигаться в путь. Я храбро принял эту новость; но все же у меня подсеклись ноги и руки, когда я услышал о том. Моя коляска была набита. Я поместил еще там беднаго и скучнаго Де-В., котораго взял из жалости. Оставляя дом, я похитил томик Вольтера, тот что носит название «Faceties».
Тронулись в путь только в семь часов и встретили г. Дарю взбешеннаго. Мы двигались прямо на пожар, огибая часть бульвара. Мало по малу придвинулись мы к дыму. Становилось трудно дышать. Наконец, мы проникли в среду домов, объятых пламенем. Все наши предприятия потому и опасны, что у нас полный недостаток порядка и благоразумия. На этот раз очень значительная колонна обоза углублялась в средину огня, имея целью уйти от него. Такое движение имело бы смысл только тогда, еслибы один определенный участок города был окружен кольцом огня. Совсем не так стоит дело теперь. Пожар был только в одной стороне города, надо было выйти из нея; но не было никакой надобности пробираться по пожарищу; надо было обойти его.
Невозможность двигаться дальше остановила нас на месте. Приказано было обойти полукругом. Задумавшись о великом зрелище, котораго я был свидетелем, я забыл на минуту, что велел своей коляске обогнуть полукруг прежде других. Я изнемогал от усталости и шел пешком, потому что коляска моя была полна вещами, награбленными слугами, и злополучный В. торчал также в ней. Я думал, что она погибла в огне. Франсуа проскакал в ней галопом впереди других экипажей. Коляске не угрожала опасность: но слуги мои, как и все остальные, были пьяны и способны были заснуть среди горящей улицы».

Collapse )

Мелвин Фишер и его «Госпожа Аточа»





В 1963г. на побережье Флориды простой строитель нашел золотую монету. Не владея специальными знаниями Кип Вагнер, так звали этого человека, догадался, что
ему попалась испанская монета.
О находке раритета узнал Мелвин Фишер человек, страстно увлеченный дайвингом и мечтой разбогатеть. Фишер собрал сведения о том, что 6 сентября 1622 г. у берегов Флориды затонул галеон испанского золотого флота «Nuestra Señora de Atocha», перевозивший в трюме 40 тонн золота, серебра и драгоценных камней. Он решил во, чтобы то ни стало найти золотой испанский галеон.

Collapse )

Царь-кладов потянувший на 22 миллиарда долларов





В июле 2011г. в индуистском храме Вишну, расположенном в индийском городе Тируванантапурам, штат Керала нашли клад стоимостью в $22млрд.

В 1861 году правитель княжества Траванкор спасая фамильные ценности от проныр-англичан, приказал замуровать сокровища в тайниках храма.
150 лет бог Вишну бережно охранял богатства храма.      

Collapse )

Изречения о сокровищах и кладоискателях





«О Сильвере мы больше ничего не слыхали. Отвратительный одноногий моряк навсегда ушел из моей жизни. Вероятно, он отыскал свою чернокожую женщину и живет где-нибудь в свое удовольствие с нею и с Капитаном Флинтом. Будем надеяться на это, ибо его шансы на лучшую жизнь на том свете совсем невелики. Остальная часть клада – серебро в слитках и оружие – все еще лежит там, где ее зарыл покойный Флинт. И, по-моему, пускай себе лежит. Теперь меня ничем не заманишь на этот проклятый остров. До сих пор мне снятся по ночам буруны, разбивающиеся о его берега, и я вскакиваю с постели, когда мне чудится хриплый голос Капитана Флинта:
- Пиастры! Пиастры! Пиастры!».
Шотландский писатель, Роберт Стивенсон

«Однажды деревянный дом
Сносили в тихом переулке,
И дети, в старом доме том,
Нашли сокровище в шкатулке.

Открылся взору клад монет,
Что тусклым золотом светился
И неизвестно сколько лет
В своем хранилище таился.

От глаз людских, от глаз чужих
Кто в этом доме прятал злато?
Кто, не забрав монет своих,
Потом навек исчез куда-то?

- Ну, что ж, друзья!
сказал Вадим.
Нам нарушать закон не надо!
Зато, когда мы клад сдадим,
Нам всем положена награда!

Был обнаружен звонкий клад
В монетах золотой чеканки,
И в тот же день, из рук ребят,
Он принят был в районном банке.

- Ну, вот и все!
сказал Вадим,
Всех увлекая за собою,
И все, за вожаком своим,
Пошли веселою гурьбою.

Был у Вадима лучший друг
И даже тот не знал, шагая,
Что у дружка, в кармане брюк,
Лежит монета дорогая...».

Советский поэт, Сергей Михалков

«При поиске детектором афоризм «Молчание – золото» не истина».
Юмор охотников за сокровищами

Collapse )

Близ границы не строй светлицы



Фото: http://www.paganel.tv/news/1146-news2

Из книги американского биолога и биогеографа, Джареда Даймонда, «Мир позавчера: Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке». 

В современном мире граждане многих государств могут свободно путешествовать. Мы беспрепятственно перемещаемся по собственной стране. Чтобы пересечь границу другого государства, мы либо просто предъявляем на границе свой паспорт, либо должны заранее получить визу, но так или иначе получаем право путешествовать по чужой стране. Нам не нужно спрашивать разрешения на передвижение по дорогам или по общественным землям. Законы некоторых стран даже гарантируют посторонним доступ на земли, находящиеся в частной собственности. Например, в Швеции землевладелец имеет право не допустить публику на свои поля или в сады, но не в леса. Мы каждый день встречаем тысячи незнакомцев и не обращаем на это внимания.
Право свободы передвижения мы воспринимаем как нечто само собой разумеющееся и не задумываемся о том, насколько немыслимой была подобная свобода почти повсюду в мире на протяжении всей истории человечества, а кое-где она немыслима и по сей день. Я опишу традиционные условия доступа на чужую территорию на своем собственном опыте посещения горной деревушки на Новой Гвинее. Эта история отчасти позволит нам понять некоторые особенности жизни традиционного сообщества — касающиеся мира и войны, детства и старости, отношения к опасностям, — которые мы будем рассматривать в этой книге.
Я прибыл в эту деревню для орнитологических наблюдений на горном хребте, проходившем к югу от нее. На второй день по прибытии несколько местных жителей предложили проводить меня по тропе, ведущей к вершине хребта, чтобы я мог разбить там лагерь для наблюдений. Мы пересекли огороды, расположенные выше деревни, и тропа повела меж высоких деревьев девственного леса. После полутора часов крутого подъема мы миновали заброшенную хижину, которую окружал заросший сорняками огород, и вышли к самому гребню хребта, здесь тропа заканчивалась Т-образным перекрестком. Вправо от перекрестка уходила хорошо утоптанная дорожка.
Пройдя по этой дорожке еще несколько сотен ярдов, я выбрал место для лагеря чуть севернее гребня, то есть на склоне, обращенном к деревне моих новых друзей. В противоположном направлении, к югу от тропы и гребня, покрытый высокоствольным лесом хребет постепенно понижался; из небольшого ущелья слышалось журчание ручья. Я был очень доволен, что нашел такое красивое и удобное местечко, к тому же расположенное на максимальной высоте: это давало мне наилучшую возможность обнаружить редкие виды высокогорных птиц. Покатый склон позволял найти удобную позицию для наблюдений; к тому же рядом имелся источник воды для питья, приготовления пищи и мытья. Так что я предложил своим спутникам, что на следующий день переселюсь в лагерь и проведу там несколько ночей, взяв с собой двоих местных жителей, которые будут показывать мне птиц и заниматься хозяйством.
Мои друзья согласно кивали, пока я не упомянул о том, что возьму с собой всего двоих из них. Тут все они стали качать головами и убеждать меня, что лагерь находится в очень опасной местности и что для его охраны необходимо множество вооруженных людей. Что за ужасная перспектива для орнитолога, собравшегося наблюдать за птицами! Если здесь будет много людей, они неизбежно будут шуметь, постоянно разговаривать и распугают птиц. Почему, спросил я, требуется так много сопровождающих и что такого опасного в этом красивом и мирном лесу?
Последовал быстрый ответ: у подножья хребта на дальней (южной) стороне расположены деревни плохих людей, которые именуются «речной народ», это враги моих друзей-горцев. Речные люди по большей части убивают горцев ядом и колдовством, они не сражаются открыто. А прадедушка одного моего молодого спутника был застрелен из луков, когда мирно спал в саду у своей хижины, находившейся на некотором удалении от деревни. Самый старший из моих сопровождающих вспомнил, что ребенком видел утыканное стрелами тело этого прадедушки, когда его принесли в деревню; он помнил, как его соплеменники плакали над телом, и помнил, как ему самому было страшно.

Collapse )