December 6th, 2018

Корсиканец вырвался на волю





Александр I (Часть 8)

22 февраля 1815г. Меттерних получил сообщение, что Наполеон Бонапарт бежал с острова Эльба. Он пришел к Александру, чтобы лично сообщить о произошедшей катастрофе. Выслушав министра, император обнял его и предложил перед лицом глобальной опасности забыть прежние обиды. Государь чувствовал вину, ведь это он воспротивился отправке Наполеона на далекие Азорские острова.

Во время заседания он в запальчивости спросил у английского представителя герцога Веллингтона, как англичане могли допустить побег проклятого корсиканца? Вместо ответа герцог поинтересовался у императора, почему он настаивал на ссылке Наполеона на остров Эльба? 

Никто не знал, куда отправился Бонапарт, сбежав с острова, союзники гадали на кофейной гуще. Одни предполагали, что он отплыл в Америку, другие, что император укрылся в горной Швейцарии, и только Талейран не сомневался, Наполеон одержимый маниакальной идеей, предпримет попытку вернуть себе Францию. 
«Хромой дьявол» оказался прав, вскоре беглец высадился в бухте курортного городка Жюан-ле-Пен и оттуда двинулся на Париж. Город за городом приветствовал Наполеона, народ ликовал, убеленные сединами ветераны вставали под знамена своего «маленького капрала», маршал Ней вернулся к преданному им императору и получил полное прощение.
Людовик XVIII позорно бежал из своей столицы на юг Фландрии.

8 марта 1815г. Наполеон прибыл в горячо любимый им дворец Тюильри, где
ему в руки попал забытый французским королем англо-франко-австрийский договор, заключенный против России и Пруссии. Чтобы столкнуть союзников лбами император через русского посланника в Париже отправил копию «находки» Александру I.
Изучив бумаги, Государь впал в гнев, он приказал пригласить к нему Меттерниха, и вовремя встречи передал ему тройственное секретное соглашение. На австрийского министра напала беспрерывная икота, он не мог произнести и слова. Довольный произведенным эффектом Александр сочувственно похлопал его по плечу и предложил отложить тайную дипломатию до победы над узурпатором. Когда страсти улеглись, главы восьми союзных государств подписали антинаполеоновскую декларацию:
«Дворы, заключившие трактат парижский и ныне собравшиеся на общий конгресс в Вене, узнав о бегстве Наполеона Бонапарте с острова Эльбы и вторжении его с войсками во Францию, почитают себя обязанными, как для сохранения собственного достоинства, так и для выгод общественного порядка, объявить торжественно, с какими чувствами они взирают на сие происшествие.
Чрез нарушение конвенции, даровавшей ему остров Эльбу, Наполеон Бонапарте уничтожает сам свое единственное законное право на политическое существование; являясь снова во Франции, с замыслами мятежей и гибели, он сам себя лишает покрова законов и доказывает свету, что с ним не может быть договоров и мира.
Монархи Европы уверены, что вся Франция вооружится за своего государя законного и вскоре положит конец сим последним бессильным покушениям преступного властолюбия, но при том, одушевляясь одинаковыми чувствами и следуя одним правилам, объявляют, что, если, против всякого ожидания, впоследствии возникнет от сего происшествия какая-либо истинная опасность для короля и народа французского или иного правительства, то они будут готовы, по первому требованию, даровать им нужное для восстановления общей тишины пособие и совокупным; силами ополчиться на всех дерзающих нарушить оную.
Они объявляют, что Наполеон Бонапарте сам исключил себя из числа людей, охраняемых щитом гражданских и политических установлений; что он, как открытый враг и возмутитель всемирного спокойствия предается праведной мести обществ.
Они объявляют также, что твердо решились блюсти за ненарушимостью парижского трактата 18 мая 1814 года и всех как постановляемых сим трактатом условий, так равно и тех, кои для дополнения и утверждения оного заключены или будут впредь заключены ими; что они всеми данными от неба средствами и соединенными усилиями будут предохранять драгоценный для Европы мир, бывший всегдашней целью трудов их, отвращая, предупреждая действие всяких замыслов, могущих снова ввергнуть народы в бездну революционных смятений и бедствий.
Сия декларация, внесенная 13 марта 1815 года в протокол заседания собранного в Вене конгресса, долженствует быть обнародована».

Collapse )

Аракчеевщина





Александр I (Часть 9)

В XVIII веке военные поселения пробовали учредить в правление Петра I, Елизаветы Петровны и Екатерины Великой.
Александр I в начале правления ознакомился с практикой создания австрийских военных поселений в районах, размещенных на границах с Османской империей.
Наполеоновское нашествие влетело в копеечку имперской казне, ежегодно 50% расходов бюджета шло на содержание армии и флота. Страна жила испытывая постоянный дефицит финансирования, с 1805г. денежная масса увеличивалась с 30 до 100млн. руб., с 1812 по 1815гг. эмиссия составила 245млн. руб., после кончины Екатерины Великой цены в стране выросли в 3-4 раза.

В 1810 году была предпринята попытка организации первого военного поселения в Могилевской губернии, продолжить эксперимент помешала начавшаяся война.

В 1815г. Александр приказал Аракчееву вернуться к проекту военных поселений, создать военно-земледельческое сословие, которое без обременения бюджета позволит содержать  армию на самообеспечении. 
Император рассчитывал использовать высвободившиеся деньги для выкупа у помещиков крепостных крестьян с землей.

В 1817г. военные поселения появились в Новгородской, Херсонской и Слободской губернии.
Поселения подчинялись «Штабу военных поселений», с 1826г. «Главному Штабу Его Императорского Величества по военным поселениям», а затем 25 лет «Департаменту военных поселений Военного министерства».
Между 1817 и 1820гг. появилась хрестоматийная эпиграмма Пушкина, написанная на Аракчеева:

«Всей России притеснитель,
Губернаторов мучитель
И Совета он учитель,
А царю он - друг и брат.
Полон злобы, полон мести,
Без ума, без чувств, без чести,
Кто ж он? Преданный без лести,
<Б…..> грошевой солдат».
(<Б…..> - женщина с низкой социальной ответственностью).

Collapse )

Смерть императора, рождение старца Федора Кузьмича





Александр I (Часть 10)

12 сентября 1825г. Александр прибыл в Таганрог, через 11 дней в город приехала Елизавета Алексеевна. Супруги расположились в доме градоначальника, генерала  Петра Афанасьевича Папкова. В маленьком одноэтажном «дворце», где разместилась императорская чета, гуляли сквозняки, дымили печи, не стесняясь высокопоставленных гостей, бегали упитанные крысы. Из Таганрога Александр планировал отправиться с инспекцией в Крым и посетить по пути города расположенные в прибрежных районах Черномосрко-Азовского бассейна, вернуться в город он рассчитывал не раньше 5 ноября.

По дороге к Бахчисараю, Государь подробно расспрашивал лекаря Тарасова о местных болотах и симптомах крымской геморрагической лихорадки. Полученную информацию Александр перепроверял у лейб-хирурга Якова Васильевича Виллие.
4 ноября на въезде в Мариуполь, Государь сказал Виллие, что, судя по ощущениям, он заразился лихорадкой.
Продолжать путь в седле больной не мог, поэтому 5 ноября, в комфортабельной карете утепленной внутри шкурами бурого медведя он выехал в Таганрог, и уже вечером был в городе. С 6 по 8 ноября императора лихорадило, три раза он впадал в обморочное состояние, 9-го утром наступило улучшение, но вечером у него снова поднялась температура.
10 ноября Государя рвало, обессиленный организм слабо сопротивлялся болезни.
14 ноября Виллие отметил в записной книжке, что хотя у императора и нет бреда, его состояние по-прежнему ухудшается, больной в категоричной форме отказался принимать медицинские препараты. Видя мучения докторов, Елизавета Алексеевна, сама предложила мужу снадобье, которое он принял со смирением.
15 ноября в 5 часов утра Алексей Федотов протоирей местного собора, исповедовал императора и приобщил его Святых тайн. Причастившись, больной сказал докторам, что теперь он согласен на прием каких угодно целебных микстур.
17-18 ноября император пребывал в беспамятстве, в короткие периоды, когда сознание к нему возвращалось, он молился и разговаривал с супругой.
Ночь с 18 на 19 ноября Елизавета Алексеевна провела у постели умирающего мужа, хмурым ноябрьским утром у дворца по обыкновению собралась толпа горожан, которым каждое утро докладывали о состоянии здоровья Государя. Согласно официальной трактовке 19 ноября 1825г. в 10 часов 47 минут, не приходя в сознание, император Александр I Благословенный скончался.

За организацию отправки в столицу усопшего отвечал князь Петр Михайлович Волконский, он отдал приказ забальзамировать тело Александра.
За 16 дней до сего трагического события на почтовой станции у городка Орехов погиб похожий на Александра фельдъегерь Масков везший из столицы в Таганрог донесения для Государя. Масков странным образом умудрился выпасть из кареты и, ударившись головой о придорожный камень, сломал себе, основание черепа. 4 ноября, через день после трагедии погибшего в спешке захоронили на местном кладбище.
Скоропостижная смерть двух внешне похожих друг на друга людей вызвала в обществе кривотолки народ судачил, что, дескать, вместо Александра похоронили фельдъегеря, а Государь исчез в неизвестном направлении. Обыватели верили, что царь, терзаясь душевными муками за отцеубийство, разыграл свою кончину и пошел странствовать по святой России.

Collapse )

История Федора Кузьмича





Александр I (Часть 11)

4 сентября 1836г. к молотобойцу, чья кузня стояла рядом с городком Красноуфимск (Пермская губерния) подъехал белобородый осанистый старик на вид лет шестидесяти и попросил подковать лошадь. Крестьянский зипун странника, разительно контрастировал с его породистым жеребцом. На прямые вопросы кузнеца, откуда у него такой конь, кто он сам таков, куда держит путь, путник отвечал невпопад.
Поведение старика показалось кузнецу подозрительным, закончив работу, он попросил незнакомца вести себя благоразумно и отправиться с ним в город к городскому голове.

На допросе старик назвался Федором Кузьмичом, родства не помнящим, разменявшим седьмой десяток лет, православной веры, безграмотным, бездетным, живущим милостью Божией. Готовясь к жизни вечной, решил он, мол, полюбоваться сибирскими красотами. На дополнительные вопросы странный человек отвечать отказался, чем вызвал новые подозрения. Начальство приказало задержать его за скитальчество.

3 октября 1836г. суд, призвал арестанта открыть имя, данное ему при рождении, истинное происхождение и сословную принадлежность, но подсудимый продолжал упорствовать. Судья приговорил Федора Кузьмича к 20-ю ударам плетью и отправке разнорабочим в Херсонскую крепость или на вечное поселение в Сибирь.
Пермский губернатор Гавриил Корнилович Селастенник, ознакомившись с решением суда, и  учитывая возраст осужденного, а, следовательно, и его не годность к работе на крепостных валах, приказал сослать бродягу на вечное поселение в Сибирь.
Через полторы недели выдержав порку плетью, Федор Кузьмич, отправился за 2-тысячи верст в Ачинск. На этапе офицеры предоставляли величавому старику отдельное помещение, и разрешали передвигаться без кандалов. Он поражал каторжан интересными рассказами, обширной информацией о Санкт-Петербурге и Москве, знанием церемониалов российского императорского двора. Он досконально знал подробности войны 1812г. и иностранного похода русской армии. Белый как лунь старик не терпел ни малейшего беспорядка в своей одежде, держал жилище в такой чистоте, что проведя по полу батистовым платком, на нем не оставалось, никакой грязи.

В ссылке Федор Кузьмич познакомился с казаком Семеном Сидоровым, выстроившим для него избенку-молельню в станице Белоярской. Станичники приносили старцу молоко, яйца, мясо, овощи, пироги. Он с радостью принимал подаяние, а потом раздавал еду и питье нищим, убогим и нуждающимся каторжанам.
Однажды гость Сидорова, казак Березин, лично видевший в Санкт-Петербурге благословенного императора, узнал в старце почившего в бозе Александра I. Почувствовав повышенный интерес к своей персоне со стороны казаков и особливо их жен и матерей, Федор Кузьмич сначала ушел в деревню Зерцалы, а потом старательствовал на золотом прииске.

С 1849г. он проживал на пасеке благочестивого крестьянина Ивана Латышева, который дивился тому, что ко дню своих именин старец относился прохладно, пуще всего почитая 6 декабря – день памяти Святого благоверного князя Александра Невского.
Тут с Федором Кузьмичом сдружились Мария и Марфа крепостные сосланные помещиком в Сибирь. По праздникам женщины накрывали для старца «пиршественный» стол, выставляли незамысловатые, но с душой приготовленные яства. Иногда «Кузьмич» рассказывал подругам, какие празднества покойный нонче император Александр Павлович любил устраивать в Северной Пальмире. Женщины с интересом слушали о балах-маскарадах, спектаклях, торжественных приемах, иллюминациях и салютах.
Как-то к Федору Кузьмичу привели больного ссыльного, просившего излечить его молитвой и благословением. Когда страждущий услышал слова: «Проходите детушки», он, потеряв сознание, рухнул на пол. Потом он рассказал, другу, что до каторги служил истопником в Зимнем дворце, голос старца он много раз слышал под сводами «царского дома», тогда он принадлежал всероссийскому самодержцу Александру I.

Collapse )

История затворницы Веры Молчальницы





Александр I (Часть 12)

В 1834г. в уездном городке Тихвин появилась пришлая женщина назвавшаяся Верой Александровной. Набожную незнакомку приютила тезка, местная помещица Вера Михайловна Харламова. Гостья не называла своей фамилии, не рассказывала, откуда и куда она идет. Довольствуясь малым, она ежедневно посещала «Тихвинский Богородичный Успенский мужской монастырь» и молилась перед чудотворной Тихвинской иконой Божией Матери, а потом учила местных детишек закону Божию и творению молитв.
Узнав, что тяжело заболела супруга диакона «Винницкого Андроновского погоста», Вера отправилась помогать больной женщине. В Тихвин она вернулась через год, однако вскоре бежала из городка. Некий помещик И.Н.М. видел как в Апостольский пост, на Веру Александровну после причастия пролился Божественный свет. Только через 5 минут к помещику вернулось зрение. О явленном ему чуде И.Н.М. рассказал знакомым, когда Вера Александровна услышала за своей спиной пересуды, она собрала нехитрые пожитки, и ранним утром ушла из Тихвина.

Следующим прибежищем странницы стал погост «Березовский Рядок» под Валдаем, ей понравилось богослужение в местном храме, и она с радостью приняла приглашение крестьян Трофимовых пожить у них в доме. Вера учила крестьянских детей грамоте и молитвам. Прошло девять месяцев и однажды утром в сарайчик, где жила беглянка пришел становой пристав, потребовавший у незнакомки предъявить паспорт. Так как удостоверения личности у женщины не было, урядник задержал женщину за бродяжничество. Теперь домом для нее стала Новгородская тюрьма. На первом допросе о фамилии и происхождении арестантка ответила, что если смотреть с небес она прах земли, а если с земли, то она в стократ выше самых титулованных особ. Проговорив эти слова, Вера дала обет молчания, и хранила данную клятву 23 года до дня смерти.

После полутора лет содержания под стражей, Веру Александровну отправили в Коломовскую психлечебницу. Через полтора года, в желтом доме неожиданно появилась бывшая фрейлина императрицы Елизаветы Алексеевны, графиня Анна Алексеевна Орлова – Чесменская. Дочь Алексея Орлова предложила молчальнице сменить ужасный дом на Сырков Владимирский-Сретенский-Богородицкий монастырь. Вера услышав предложение, написала в блокноте графини: «я согласна», подумала и добавила, «благодарю Бога, что он позволил мне познать жизнь арестантов и убогих».
10 апреля 1841г. согласно указу Новгородской духовной консистории Веру поместили в монастырь, за счет средств выделенных графиней Орловой.

Подозрительную «Молчунью» приняли в монастыре враждебно. Достаточно скоро игуменья поехала к митрополиту Санкт-Петербургскому, Эстляндскому и Финляндскому Серафиму (Стефан Васильевич Глаголевский) и попросила удалить безродную бродяжку из обители. Зайдя игуменье за спину, Серафим прошипел ей в ухо: «Уймись дура, не то нас с тобой на край империи отправят, оставь блаженную в покое».

Collapse )

Благословенный, великодушный держав восстановитель





Александр I (Часть 13)

Жизнь Александра I, как это и водится, состояла из белых и черных полос, из побед и поражений, но он навечно запомнился тем, что спас Россию от нашествия Наполеона.
Не то, что жизнь, но даже смерть этого «загадочного Сфинкса» окутана непроницаемой тайной. Александр I входит в список самых недооцененных российской историей фигур. Умелый политик, дипломат, победитель Наполеона и освободитель Европы, он согласно социологическим опросам с трудом уместился в третьей десятке главных исторических личностей России.
Благословенный Господом и народом император продолжил начатую предками политику расширения русского мира, он возглавил страну в период лихолетья и сломал хребет непобедимой французской армии, да так, что ей уже никогда не удалось снова стать «великой». Во время его правления состав Российской империи вошли:
1803-1804гг. Западная Грузия;
1805г. Гянджинское, Карабахское, Ширванское и Шекинское ханства;
1806г. Осетия, Кубинское и Бакинское ханства;
1809г. Великое княжество Финляндское;
1810г. Абхазия;
1812г. Бессарабия.

Collapse )

Современники, историки, писатели, поэты об Александре I





Александр I (Часть 14)

«Ученик Лагарпа, легко усвоивший неопределенно "вольнолюбивую" фразеологию XVIII века, гибкий, превосходный актер, скрывавший под привлекательным прямодушием коварство, Александр I был и расчетливей и жестче, чем он представлялся современникам».
Альберт Захарович Манфред, советский историк.

«Александр умен, приятен, образован. Но ему нельзя доверять. Он неискренен. Это истинный византиец, тонкий притворщик, хитрец».
Наполеон Бонапарт.

«Нет ни одной отрасли государственного управления, которая не была бы преобразована, исправлена, дополнена в его царствование; многие части созданы им совершенно».
Николай Иванович Греч, русский писатель и публицист.

«Если его трудно было в чем-нибудь убедить, то еще труднее заставить отказаться от мысли, которая однажды в нем превозобладала!»
Курт фон Стединг, шведский фельдмаршал.

«Как правитель громадного государства, благодаря гениальности сперва его союзника, а потом врага, Наполеона, он навсегда займет особое положение в истории Европы начала XIX столетия, получив и от мнимой дружбы и от соперничества с Наполеоном то наитие, которое составляет необходимый атрибут великого монарха. Его облик стал как бы дополнением образа Наполеона <…>. Гениальность Наполеона отразилась, как на воде, на нем и придала ему-то значение, которого он не имел бы, не будь этого отражения».
Николай Михайлович Романов, Великий князь.

«Будь человек с каменным сердцем, и тот не устоит против обращения государя, это сущий прельститель»
Сперанский Михаил Михайлович, государственный деятель, реформатор.

«Цель достигнута. После последней войны 1815 года Александр находится на вершине возможной человеческой власти. Как же он употребляет ее?
Александр I, умиротворитель Европы, человек, с молодых лет стремившийся только к благу своих народов, первый зачинщик либеральных нововведений в своем отечестве, теперь, когда, кажется, он владеет наибольшей властью и потому возможностью сделать благо своих народов, в то время как Наполеон в изгнании делает детские и лживые планы о том, как бы он осчастливил человечество, если бы имел власть, Александр I, исполнив свое призвание и почуяв на себе руку Божию, вдруг признает ничтожность этой мнимой власти, отворачивается от нее, передает ее в руки презираемых им и презренных людей и говорит только:
– «Не нам, не нам, а имени твоему!» Я человек тоже, как и вы; оставьте меня жить, как человека, и думать о своей душе и о Боге».
Лев Николаевич Толстой, «Война и мир».

«Вряд ли будет ошибкой сказать, что все обличья, которые попеременно надевал на себя этот человек в продолжение своего царствования, были театральными масками. Подобно тому как отдельным людям он стремился говорить то, что им было приятно, так и перед всем миром любил предстать в том одеянии, которое было модно».
Николай Иванович Ульянов, русский историк.

Collapse )

Екатерина Великая, «СКАЗКА О ЦАРЕВИЧѢ ХЛОРѢ».





Фото: http://www.museum.ru/alb/image.asp?54343

До временъ Кія, князя кіевскаго, жилъ да былъ въ Россіи царь добрый человѣкъ, который любилъ правду и желалъ всѣмъ людямъ добра: онъ часто объѣзжалъ свои области, чтобъ видѣть, каково жить людямъ, и вездѣ навѣдывался, дѣлаютъ ли правду.
У царя была царица. Царь и царица жили согласно; царица ѣзжала съ царемъ и не любила быть съ нимъ въ разлукѣ.
Пріѣхалъ царь съ царицею въ одинъ городъ, построенный на высокой горѣ посреди лѣса. Тутъ родился царю сынъ дивныя красоты, ему дали имя Хлоръ; но посреди сей радости и тридневнаго празднества царь получилъ непріятное извѣстіе, что сосѣди его неспокойно живутъ, въѣзжаютъ въ его земли и разныя обиды творятъ пограничнымъ жителямъ. Царь взялъ войски, кои въ близости въ лагерѣ стояли, и пошелъ съ полками для защиты границы. Царица поѣхала съ царемъ. Царевичъ остался въ томъ городѣ и домѣ, гдѣ родился. Царь приставилъ къ нему семерыхъ нянь разумныхъ и въ дѣтскомъ воспитаніи искусныхъ. Городъ же царь укрѣпить велѣлъ стѣною изъ дикаго камня, по угламъ съ башнями по старинному обычаю; на башняхъ пушекъ не поставили, тогда еще нигдѣ не имѣли пушекъ. Домъ, въ которомъ жить остался царевичъ Хлоръ, хотя и не построенъ былъ изъ сибирскаго мрамора и порфира, но весьма хорошъ и покойно расположенъ былъ; позади палатъ насажены были сады съ плодовитыми деревьями, возлѣ которыхъ выкопаны пруды съ рыбами украшали мѣстоположеніе; бесѣдки же разныхъ народовъ вкуса, откуда видъ далеко простирался въ округъ лежащихъ поляхъ и долинахъ, придавали пріятство тому обитанію.
Collapse )

Екатерина Великая, «СКАЗКА О ЦАРЕВИЧѢ ФЕВЕѢ»




Сказываютъ, будто въ Сибири пребываніе имѣлъ народъ многочисленный, промышленный и богатый. У сего народа жилъ и былъ рода китайскихъ Уановъ, именемъ Тао-ау, царь умный и добродѣтельный человѣкъ, который подданныхъ своихъ любилъ, какъ отецъ дѣтей любитъ: онъ излишними податьми не отягощалъ никого, и при всякомъ случаѣ людей сберегалъ, колико могъ. Онъ великолѣпіе, пышность и роскошь весьма презиралъ; однакоже при дворѣ его все было прилично его сану, чистенько. У царя была царица столъ красиваго вида, колико отличны были качества сердца ея и ума. Она старалась угодить своему мужу и ему подражать при всякомъ случаѣ. Жили они въ любви и согласіи съ удовольствіемъ многіе годы, но не имѣли дѣтей. Приписывали сіе тому, что въ свѣтѣ нѣтъ совершеннаго счастія. Царица часто недомогала разными припадками, что видя царь съ прискорбіемъ, призывалъ врачей ближнихъ и дальнихъ, своихъ и чужихъ, которые разсуждали о болѣзни много и долго, и часто, не бывъ согласны между собою, предписывали однакоже ей лекарства, составленныя изъ такого множества травъ и иныхъ произращеній и составовъ, что одно именованіе и количество тѣхъ вещей занимало длинные столбцы тогдашняго обычая бумаги. Царица и окружающія ее барыни и барышни съ отвращеніемъ и ужасомъ смотрѣли на великіе кувшины лекарствъ, кои къ ней приносили для принятія. Царица говорила, что лекарство вкуса противнаго, а барыни и барышни, что оно цвѣта нехорошаго; царь же сумнѣвался о полезномъ дѣйствіи толь различнаго свойства травъ и составовъ смѣси; бывъ въ безпокойствіи, открылъ свои мысля своимъ приближеннымъ. Сказываютъ, будто у умныхъ царей не бываетъ безъ разумныхъ совѣтодателей; такъ то случилось, знатно, и тутъ.
Collapse )