December 22nd, 2018

Загадочно неуловимый отблеск Грааля




И перед залом потрясенным
Возник на бархате зеленом
Светлейших радостей исток,
Он же и корень, и росток,
Он райский дар, предел блаженства
И воплощенъе совершенства,
Сам вожделеннейший Грааль…
Вольфрам фон Эшенбах, «Парцифаль».

Collapse )

Загадка успехов воздушных ассов





В годы второй мировой войны уровень развития военной авиационной техники в таких странах, как США, Англия, Германия, СССР, достиг настолько высокого уровня, что исход воздушного боя стал зависеть не от того, на каких самолетах летали летчики противоборствующих сторон, а исключительно от личных качеств пилотов, от их таланта, мастерства и некой доли везения, удачи.

Птенцы Геринга.
В годы второй мировой войны уровень развития военной авиационной техники в таких странах, как США, Англия, Германия, СССР, достиг настолько высокого уровня, что исход воздушного боя стал зависеть не от того, на каких самолетах летали летчики противоборствующих сторон, а исключительно от личных качеств пилотов, от их таланта и мастерства.
С этой позиции наиболее «качественными» кажутся немецкие летчики.
Так к концу войны в люфтваффе насчитывались 34 пилота, сбивших более 150 самолетов противника, и около 60 - одержавших от 100 до 150 побед.
Лучший немецкий летчик Эрих Хартман уничтожил 352 самолета.
На фоне таких показателей успехи мастеров вохдушного боя стран - противниц Германии выглядят довольно бледно.
Например, американский ас номер один Р.Бонг одержал всего 40 побед, а наиболее удачливый английский пилот Д.Джонсон - 38.
Несколько лучше показали себя советские летчики.
В составе советских ВВС в конце войны было 7 пилотов, уничтоживших более 50 самолетов противника. Самым результативным асом был Иван Кожедуб, одержавший 62 победы. За ним по числу сбитых самолетов идут А.Покрышкин - 59 побед, .Гулаев - 57, Г.Речкалов - 56, К.Евстигнеев - 53, А.Ворожейкин - 52, Д.Глинка - 50.
Самыми фантастическими успехи пилотов были на Восточном фронте.
Здесь воевали лучшие летчики «Люфтваффе»: Эрих Харман - 352 победы, Герхард Баркхорн - 301, Гюнтер Ралль - 275, Отто Китель - 267, Вальтер Новотны - 258, Вильгельм Бац - 242.
Шесть вышеперечисленных пилотов уничтожили 1695 самолетов противника.
Для сравнения: один из наиболее результативных истребительных корпусов советских ВВС под командованием Героя Советского Союза К.Савицкого уничтожил 1653 самолета.

Collapse )

Этот дьявольски ценный лайнер





В юго-восточной части Балтийского моря, в точке с координатами 55°07' северной широты и 17°42' восточной долготы, на глубине более 50 м покоится затонувшее судно. Это германский лайнер «Вильгельм Густлов», торпедированный советской подводной лодкой С-13 ночью 30 января 1945 года. Об этом эпизоде второй мировой войны, прозванном «атакой века», написано очень много. При этом одних авторов удивляло, почему судно, прослывшее непотопляемым, так быстро затонуло. Другие задаются вопросом: как это сильный немецкий эскорт позволил С-13 беспрепятственно выйти на атаку? В связи с этим напомним, что в сборнике «Героические корабли русского и советского Военно-Морского Флота» отмечалось, что «в охране лайнера были тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер», миноносцы и другие корабли». В. Геманов в брошюре «Подвиг С-13» писал, что «Густлов» сопровождало «15 сторожевиков и эсминцев-сила, способная защитить этот дьявольски ценный лайнер». Поражает и число жертв. Адмирал Н. Виноградов свидетельствовал: «Вместе с судном погибло множество гитлеровцев, удиравших из Данцига... сообщали разные цифры: 4685, 6300 и даже около 9 тыс. фашистских солдат, матросов и офицеров». Именно поэтому в Германии объявили трехдневный траур, офицер конвоя, отвечавший за безопасность перехода, был расстрелян. Командира советской подводной лодки С-13 капитан-лейтенанта А. И. Маринеско включили в список «личных врагов III рейха». А некоторые иностранные, главным образом немецкие, авторы обвиняли Маринеско в том, что он без предупреждения потопил госпитальный транспорт с беззащитными ранеными и беженцами. Так что же в действительности произошло в ту январскую ночь?

ОПЕРАЦИЯ «ГАННИБАЛ»

Collapse )

Тайна смерти президента Рузвельта





Третья версия - Джозефсон: Президент Рузвельт умер не от инсульта. Он был убит выстрелом в затылок

Гитлер появился в Берлине 16 января 1945 года и до падения столицы оставался в бункере под   имперской   канцелярией. Все это время он пребывал в подавленном состоянии, изредка прерываемом вспышками   неоправданных   надежд и неумеренного веселья...
Как-то вечером в начале апреля Геббельс читал вслух Гитлеру его любимую книгу о Фридрихе Великом. В жизни этого знаменитого короля был период, созвучный с тем положением, в котором пребывал глава рейха. Во время Семилетней войны Фридрих оказался на краю гибели и уже подумывал о том, чтобы сдаться на милость победителей или принять яд. Но тут произошло чудо: умерла русская императрица Елисавета Петровна, а вступивший на престол ее племянник Петр III - ярый поклонник Фридриха - поспешил прекратить боевые действия и тем спас Бранденбургскую династию.
Чтение вызвало в Гитлере прилив оптимизма. Затребовав свои гороскопы, составленные в1918 и 1933 годах, он с Геббельсом обнаружил, что оба прорицателя предсказали одно и то же: тяжкие удары в первой половине апреля 1945 года, временный успех во второй половине, затишье до августа и мир...
Удивительно ли, что после этого Геббельс жил в лихорадочном ожидании чуда, которое должно было переломить ход войны и спасти Германию! 12 апреля он выехал в Кюстрин к генералу Буссе, который под нажимом противника был вынужден взорвать два последних пороховых завода: после этого немецкие солдаты могли рассчитывать только на наличный запас боеприпасов. Рассчитывать было больше не на что. Тем не менее, сидя с Буссе в его штабе, Геббельс доказывал, что с минуты на минуту положение изменится в лучшую для Германии сторону, как это было с Фридрихом во время Семилетней войны.
- А какая царица умрет на этот раз? - уныло спросил генерал.
- Судьба располагает многими возможностями,- туманно ответил Геббельс и отбыл в Берлин. И на пороге министерства пропаганды он узнал, что чудо свершилось! «Рузвельт умер!» - сказал ему секретарь.
От этих слов Геббельс впал в экстаз.

Collapse )

Тайные советники трижды героев





Сообщения о том, что в США вышла книга отставного генерала КГБ Павла Судоплатова «Особые задания: воспоминания нежелательного свидетеля - магистра советского шпионажа», появились в нашей печати в сопровождении дезавуирующих ее высказываний. Еще бы: Судоплатов во всеуслышание объявил, что «отец американской атомной бомбы» Роберт Оппенгеймер и несколько его сподвижников передали атомные секреты Советскому Союзу! Эта новость шокировала оппенгеймеровских коллег в США, и они поспешили недвусмысленно выразить свое негативное отношение к словам «магистра шпионажа».
Не меньше американцев обиделся за Оппенгеймера и наш соотечественник В. Надеин, опубликовавший в «Известиях» статью о книге Судоплатова, снабдив ее торжествующим подзаголовком: нашему-де шпиону не позволили клеветать в Америке.
Столь дружный отпор генералу КГБ находится в разительном контрасте с тем гробовым молчанием, которым два года назад была встречена первая публикация о роли Оппенгеймера в краже американских атомных секретов, появившаяся в журнале «Молодая гвардия» (№3-4, 1992). Анализ материалов, опубликованных в открытой печати, привел автора этой статьи Германа Смирнова к выводам, которые ныне подтверждает генерал КГБ.

«У нас свои идеи...»

Collapse )

Бог войны (часть 1)





Учения с треском заваливались.
Начать с того, что полк подняли по тревоге неожиданно, причем в ночь с субботы на воскресенье. То есть все знали, что в дивизии ожидается проверка, новый командующий армией намерен провести полковые учения с боевыми стрельбами, но было достоверно известно, что поднимут соседний полк, всегда использующийся в подобных случаях: полностью укомплектованный, выдрессированный, отличный, – показной. Там отменили увольнения, кое-кому задержали отпуска; к отбою офицеры пришли в казармы с уложенными чемоданчиками, в артпарке сняли с консервации тягачи, танкисты прогрели моторы, проверили заправку баков, – все были в напряжении, наготове, ждали только звонка из штаба, чтоб, перекрывая отличные нормативы, вытянуться в район сосредоточения и приступить к выполнению задачи.
А здесь царило спокойствие: благодушно причастились к радостям субботнего дня, предвкушая, как новый командующий даст прикурить соседям. И в половине первого ночи грянул гром.
Время было расчетливо выбрано самое неудачное. Дежурный завершил обход караулов, стянул сапоги, накрылся старой шинелью и заснул, велев будить себя в шесть. Помощник, лейтенант-двухгодичник из младших научных сотрудников туманных наук, врубил в полгромкости транзистор, сел поустойчивей в креслице перед окошком и раскрыл роман. Дежурный по парку, немолодой прапорщик, сел за стол с приятелем, другим немолодым прапорщиком, они разложили закуску и налили по второй. Старослужащие же солдаты мелкими группами покинули расположение части – выражаясь разговорным языком, свалили в самоход: в пяти километрах, за озером, имелось село, а в селе том имелись девушки, с каковыми у них была налажена прочная солдатская дружба: иные, как водится, обещали жениться, а многим этого и не требовалось: теплый июль, крепкий самогон, практическое отсутствие конкурентов в селе и могучий нежный пыл двадцати лет делал их желанными гостями без всяких обещаний и планов на будущее: жизнь-то свое требует и берет.
Офицеры, как известно, тоже не монахи, и вдобавок среди них нашлись любители рыбной ловли. А если ночью вдруг плохо ловится рыба, то нигде не сказано, что ловля рыбы есть единственное и обязательное занятие на рыбалке.
Короче, приятно расслабились. Все настраивало личный состав полка на лад исключительно мирный и лирический: ласковая ночь, блеск звезд, томительный аромат травокоса, завтрашнее воскресенье, и усиливающее радость от всех этих благ сознание того, что соседям будет сейчас не до красот и удовольствий, вздрючат в хвост и в гриву, в мыло и пот.

Collapse )

Бог войны (часть 2)





– Дай-ка сюда этого комбата, – приказал он.
Газик сорвался с места и рискованно полез прямо вниз с холма. Все наблюдали, как он катит по полю к батарее, останавливается…
Через пяток минут, газуя и рыча, он выскочил наверх, открылась дверца, и взорам ожидающих явилось воронье пугало.
Тощая кривая фигура, путая шаг, с издевательской нелепостью промаршировала к командующему, и растреснутый тенорок доложил:
– Товарищ генерал-лейтенант! Командир противотанковой батареи… полка капитан Степченков по вашему приказанию прибыл! – Он лихо опустил от козырька руку, из-под топорщащегося хэбэ выпал грязный носовой платок.
– О господи, – сказал командующий. – Один есть офицер у тебя в полку, так и того вблизи показывать никому нельзя.
По свите дунуло смешком. Ко всему вдобавок, на вишневом шнобеле комбата отблескивали невероятные очки – толстые, с какими-то составными стеклами, подобающие, наверное, профессору филологии в читальном зале, испортившему зрение в архивных изысканиях. «Пятнадцать суток ареста за внешний вид!..» Командующий посуровел и выпрямился.
– Спасибо за отличную стрельбу, капитан! – отчеканил он, взяв под козырек.
– Служу Советскому Союзу, – недобрым, вяловатым, некомандным голосом ответил странный капитан. Выглядел он лет на сорок, наверное.
– Где так стрелять научился?

Collapse )