January 14th, 2019

Нательный крест, поставленный на карту





Так долго лгала мне за картою карта,
Что я уж не мог опьяниться вином.
Холодные звезды тревожного марта
Бледнели одна за другой за окном.

В холодном безумье, в тревожном азарте
Я чувствовал, будто игра эта - сон.
«Весь банк,- закричал,- покрываю я в карте!»
И карта убита, и я побежден.

Collapse )

Что ж, православные, жгите…





В чащах, в болотах огромных,
У оловянной реки,
В срубах мохнатых и темных
Странные есть мужики.

Выйдет такой в бездорожье,
Где разбежался ковыль,
Слушает крики Стрибожьи,
Чуя старинную быль.

С остановившимся взглядом
Здесь проходил печенег…
Сыростью пахнет и гадом
Возле мелеющих рек.

Вот уже он и с котомкой,
Путь оглашая лесной
Песней протяжной, негромкой,
Но озорной, озорной.

Путь этот - светы и мраки,
Посвист разбойный в полях,
Ссоры, кровавые драки
В страшных, как сны, кабаках.

В гордую нашу столицу
Входит он - Боже, спаси!-
Обворожает царицу
Необозримой Руси

Взглядом, улыбкою детской,
Речью такой озорной,-
И на груди молодецкой
Крест просиял золотой.

Collapse )

Я не из тех, кто признаёт попов




Я часто думаю, за что Его казнили?
За что Он жертвовал Своею головой?
За то ль, что враг суббот, Он против всякой гнили
Отважно поднял голос Свой?

За то ли, что в стране проконсула Пилата,
Где культом кесаря полны и свет и тень,
Он с кучкой рыбаков из бедных деревень
За кесарем признал лишь силу злата?

За то ли, что Себя на части разделя,
Он к горю каждого был милосерд и чуток
И всех благословлял, мучительно любя,
И стариков, и жён, и крохотных малюток?

Демьян, в «Евангельи» твоём
Я не нашёл правдивого ответа.
В нём много бойких слов, ох как их много в нём,
Но слова нет достойного поэта.

Я не из тех, кто признаёт попов,
Кто безотчётно верит в Бога
Кто лоб свой расшибить готов,
Молясь у каждого церковного порога.

Я не люблю религию раба,
Покорного от века и до века,
И вера у меня в чудесные слова -
Я верю в знание и силу Человека.

Я знаю, что стремясь по нужному пути,
Здесь на земле, не расставаясь с телом,
Не мы, так кто-нибудь другой ведь должен же дойти
К воистину божественным пределам.

И всё-таки, когда я в «Правде» прочитал
Неправду о Христе, блудливого Демьяна -
Мне стало стыдно, будто я попал
В блевотину, извергнутую спьяну.

Пусть Будда, Моисей, Конфуций и Христос
Далёкий миф - мы это понимаем, -
Но всё-таки нельзя ж, как годовалый пёс,
На всё и всех захлёбываться лаем.

Collapse )

Кто с крестом на сердце – выходи





На Кубани долго не стареют,
Грустно умирать и в сорок лет.
Много раз описанный, сереет
Медленный решётчатый рассвет.

Казаки безвестного отряда
(Рожь двадцатый раз у их могил)
Песню спели, покурили рядом,
Кое-кто себя перекрестил.

Самый молодой лежал. И ясно
Так казалось, что в пивной подвал
Наркомпрод царицынский, вглядяся,
Зубы стиснув, руку подавал.

То не стон зубов - ещё нет срока.
То не ключ охранника в замке.
То не сумасшедшая сорока
На таком же взбалмошном дубке.

Да и то не сердца стук. То время
Близит срок шагами часовых.
Легче умирать, наверно, в темень.
И наверное, под плач совы.

Collapse )

О святости любви в нетопленом Париже





Она еще о химии своей…
Не ведает (о, милая наивность!),
Что в звездах все уже переменилось -
Он ей звонит, он книги носит ей.

Он в моде, в славе. Принят и обласкан
И вхож во все московские дома.
Им угощают. Только мать с опаской
Глядит на дочкин с Буниным роман.

Жуир. Красавчик. Донжуан. Сластена.
Уж был женат и брошена жена.
Перчатки, трость. Небрежно и влюбленно.
Свежайших устриц! Белого вина!

Она еще куда-то в длинном платье
Спешит, походкой девичьей скользя.
О женщина, оставь свои занятья -
Иная уготована стезя.

Она еще о химии лепечет.
Шкаф вытяжной. Пробирки. Кислота.
Но крест чугунный лег уже на плечи…
Ну, хорошо. Пока что - тень креста

Collapse )

Не крест - бескрестье мы несем






Фото: http://viktor-bychkov.ru/ru/portfolio/subject?

Дай Бог слепцам глаза вернуть
И спины выпрямить горбатым.
Дай Бог быть Богом хоть чуть-чуть,
Но быть нельзя чуть-чуть распятым.

Дай Бог не вляпаться во власть
И не геройствовать подложно,
И быть богатым - но не красть,
Конечно, если так возможно.

Дай Бог быть тертым калачом,
Не сожранным ничьею шайкой,
Ни жертвой быть, ни палачом,
Ни барином, ни попрошайкой.

Дай Бог поменьше рваных ран,
Когда идет большая драка.
Дай Бог побольше разных стран,
Не потеряв своей, однако.

Дай Бог, чтобы твоя страна
Тебя не пнула сапожищем.
Дай Бог, чтобы твоя жена
Тебя любила даже нищим.

Collapse )

Нежное сердце змеи





Господь мне дал нелёгкий крест:
Планиду по канонам драмы,
Купе, где нет свободных мест,
Мужской характер, нрав упрямый.
Любовь к стихам, в чём проку нет,
Страну, где вечная разруха,
И жизнь, где суета сует,
Забвенье и томленье духа.

Collapse )

Memento mori: смерть в искусстве Средневековья

Эпидемия Черной смерти унесла жизни почти трети жителей Европы, и в последовавшие за ней годы искусство старалось смотреть смерти в лицо вместо того, чтобы пытаться от нее скрыться. Изображения и скульптуры призывали живых «помнить о смерти»: помнить о том, что она всегда ждет и не обойдет никого. Ко Дню всех святых – образы смерти в искусстве Позднего Средневековья.



Рассматривая альбомы по средневековому искусству или бродя по собору, полному гробниц и памятников, замечаешь множество пугающих образов, многие из которых появились еще в XIV веке. Неудивительно, что в годы, последовавшие за эпидемией Черной смерти, унесшей жизни почти трети жителей Европы, искусство решило посмотреть смерти в лицо вместо того, чтобы пытаться от нее скрыться. Изображения и скульптуры призывали живых «помнить о смерти» (memento mori): помнить о том, что она всегда ждет и не обойдет никого.

Collapse )