February 11th, 2019

Бабушкина татуировка





Цифры внук у бабушки,
На руке заметил,
И спросил у бабушки:
- Руку кто отметил?

Цифры отпечатались,
Въевшись так под кожу,
- Ой, какие циферки!!!
- Я хочу их тоже!

- Цифрами хочу я,
- Баба, любоваться,
И игриво к бабушке,
Стал внук прижиматься,

Маленький глупышка,
Маленький внучок, -
Расскажу я сказку,
Как поёт сверчок,

Расскажу я лучше,
И про зайца, волка,
Говорить про цифры -
Это очень долго!

Подрастёшь-узнаешь,
А сейчас - не надо!
Слово есть такое-
Ленинград-блокада,

Есть ещё Дахау,
И, ещё - Освенцим,
Лагеря придумали,
В сорок первом немцы,

Нет, не в сорок первом, -
Год - тридцать шестой!
Ведь тогда запахло,
Смертью и войной,

Collapse )

Баллада о пленном танкисте





Пронзительный, колючий, злой
Гнул ветер пленных серый строй,
Истерзанный, полуживой,
Стоящий плотною толпой.
Приезжий холеный фашист
Сказал, что нужен им танкист,
И, спрятав руки за реглан,
Нам изложил свой гнусный план.
Решили, видите ль, оне
На русской танковой броне
Свой новый испытать снаряд.
Ведь вот что выдумал-то гад.
У них и танк советский есть,
И предлагают они честь -
Геройство наше проявить,
За что достойно наградить.
Сначала щедро накормить,
Потом на волю отпустить.

Collapse )

Узник фашистского концлагеря





Он толкал вагонетку
Из сырого тоннеля,
О, как ныла спина,
О, как ноги гудели.

Он толкал вагонетку
Уже целую вечность,
Дни за днями ползли,
Уходя в бесконечность.

А фашист подгонял,
Все ему было мало,
Хоть уж не было сил,
Сердце болью стучало.

А фашист свирепел,
Он грозил и ругался,
Если узник упал
И не сразу поднялся.

Проклиная фашистов,
Вагонетку с камнями,
Узник думал о доме,
Вспоминая о маме.

Collapse )

СС готовит свой танец





Сколько транспортов? Сколько
их пережил из Пардубиц Пепек
в Терезине?
Сколько транспортов? Сколько
их пережил из Находа Карлик
в Терезине?
Три? Два? Один?
Не знаю. Мы снова в списке,
мама уже собирает вещи.
Хейндл орет. CC готовит свой танец
в Терезине?
Молись, «мертвая голова», призывает тебя идолище Гитлера!

Collapse )

На кострах распинали и жгли





Сколько жить доведётся на свете
Бывшим узникам концлагерей -
Не забыть им ни фабрики смерти,
Ни фашистов, что злее зверей!

Треблинка, Бухенвальд и Освенцим,
Маутхаузен в том же ряду...
Кто попал в лапы дьявола, к немцам,-
Побывал, в преисподней, в аду.

Вся Земля содрогалась от горя,
Не щадило зверьё и детей!
Пасть чудовищная - крематорий -
Что ни день пожирала людей.

В этом мире - безумном, ничтожном -
На кострах распинают и жгут,
И сдирают безжалостно кожу
На перчатки - отлично, «зергут»!

Collapse )

Ребята, тогда подведите итоги страданий и наших побед





Если придется расстаться мне с жизнью
В стране нелюбимой, проклятой, чужой,
В концлагере диком с порядком звериным,
Если в неволе умру молодой,

И труп мой жестокие немцы подхватят,
Чтоб сжечь и развеять мой прах,
И вы, дорогие, родные ребята,
К моим не коснетесь устам.

Тогда подымайтесь и грозно и смело,
Ни жизни, ни сил не щадя,
И песню запойте про правое дело,
В бой грозный, последний идя.

Collapse )