February 21st, 2019

Воевать они не умели, они умели вешать.





1 октября 1946 года в «Зале шестисот» нюренбергского «Дворца юстиции» «Международный военный трибунал» ПРИГОВОРИЛ:
1) Германа Вильгельма Геринга - к смертной казни через повешение,
2) Рудольфа Гесса - к пожизненному тюремному заключению,
3) Иоахима фон Риббентропа - к смертной казни через повешение,
4) Вильгельма Кейтеля - к смертной казни через повешение,
5) Эрнста Кальтенбруннера - к смертной казни через повешение,
6) Альфреда Розенберга - к смертной казни через повешение,
7) Ганса Франка - к смертной казни через повешение,
8) Вильгельма Фрика - к смертной казни через повешение,
9) Юлиуса Штрейхера - к смертной казни через повешение,
10) Вальтера Функа - к пожизненному тюремному заключению,
11) Карла Деница - к тюремному заключению сроком на десять лет,
12) Эриха Редера - к пожизненному тюремному заключению,
13) Бальдура фон Шираха - к тюремному заключению сроком на двадцать лет,
14) Фрица Заукеля - к смертной казни через повешение,
15) Альфреда Иодля - к смертной казни через повешение,
16) Артура Зейсс-Инкварта - к смертной казни через повешение,
17) Альберта Шпеера - к тюремному заключению сроком на двадцать лет,
18) Константина фон Нейрата - к тюремному заключению сроком на пятнадцать лет,
19) Мартина Бормана - к смертной казни через повешение.

Трибунал предоставил осужденным четыре дня для подачи ходатайства о помиловании, прошение написали все смертники за исключением начальника «Главного управления имперской безопасности» обергруппенфюрера СС – Эрнста Кальтенбруннера.
Адвокаты Мартина Бормана, растворившегося в агонизирующем Берлине, тоже подсуетились и подали апелляцию.
Геринг, Кейтель и Йодель не сомневаясь в отказе в помиловании, просили судей заменить им позорную казнь через повешение на расстрел. Они знали, что испокон веков в армии вешали дезертиров, предателей и трусов.
10 октября 1946 года «Союзнический контрольный совет» отклонил все прошения о помиловании осужденных нацистских бонз.
Для казни подготовили спортивный зал в нюренбергской тюрьме. Исполнять приговор вызвался профессиональный американский палач, сержант армии США Джон Вудз.

Исполнитель смертных приговоров Нюрнбергского и Токийского трибуналов Джон Вудз. 
 
Вудз родился 5 июня 1911 года в городе Уичито, штат Канзас. В конце 1929 года юношу призвали в ряды «Военно-морских сил» США, Джон прослужил не долго, вскоре он самовольно покинул свою «коробку» и ушел в «свободное плаванье». Через полгода дезертира задержали и приговорили к тюремному заключению.
Позже Вудз рассказывал, что в тюрьме он стал работать палачом и казнил 347 уголовных преступников.
В 1943 году его повторно призвали в армию, в этот раз он попал в инженерно-саперный батальон. До конца войны по приговору военно-полевых судов Вудз повесил 30 американских солдат.

Кстати висельная петля могла бы по праву стать национальным символом США. В Америке она твердо ассоциируется с судами Линча, еще не так давно ей украшали присутственные места с целью запугивания чернокожих американцев.

Вудз вместе с помощником Иосифом Мальте установил в спортивном зале три виселицы, смертникам предстояло подняться на эшафот по 13 ступеням. Чтобы свидетели казни не видели предсмертных конвульсий преступников, основание виселицы задрапировали брезентом, каждый эшафот оборудовали люком с автоматическими створками. Метод «долгого падения» считался «гуманным», высота якобы гарантировала моментальную смерть преступника за счет разрыва спинного мозга.
Созданный за сутки «конвейер смерти» Вудз планировал использовать следующим образом: пока с одной виселицы подручные снимают труп, на второй к казни готовят очередного «наци».
Правый угол зала «зашили» брезентом там палач приказал складывать тела казненных.

Висельники, ускользнувшие от палача.

Председатель «Германского трудового фронта», Роберт Лей:
За три недели до начала Нюрнбергского процесса Лей повесился в камере на канализационной трубе. Узнав о его смерти, Геринг сказал:
«Слава Богу! Этот бы нас только осрамил. Это хорошо, что он мёртв. Я очень боялся за поведение его на суде. Лей всегда был таким рассеянным и выступал с какими-то фантастическими, напыщенными, выспренними речами. Думаю, что перед судом он устроил бы настоящий спектакль. В общем, я не очень удивлён. В нормальных условиях он спился бы до смерти».

Рейхсмаршал, Герман Геринг:
За три часа до казни Геринг раскусил спрятанную во рту ампулу с цианистым калием. Цианид во время последнего поцелуя передала жена рейхсмаршала, Эмма.
Геринг, сказавший после оглашения приговора: «Фельдмаршалов не вешают», не обманул союзников. Перед самоубийством он успел написать предсмертное письмо духовнику:
«Дорогой пастор Тереке!
Простите меня, но мне пришлось сделать это по политическим причинам. Я долго молился моему Богу и чувствую, что поступаю правильно (расстрелять меня я бы им позволил). Пожалуйста, утешьте мою жену и передайте ей, что это не было всего лишь обычным самоубийством, и что она может быть спокойна по поводу того, что Бог не лишит меня за это своей великой милости.
Да защитит Господь моих любимых и близких!
Да пребудет с вами, дорогой пастор, благословение божие во веки вечные.
Ваш Герман Геринг».

Collapse )