March 3rd, 2019

Идешь в бой – бери лопату с собой





Когда в Крымскую войну (1853-1856гг.) точность и дальнобойность ручного оружия серьезно увеличились, пехоте чтобы выжить в бою пришлось врываться в землю.
МПЛ (малую пехотную лопатку) сконструировал капитан датской армии Мадс Линнеманн, в далеком 1869 году. В числе первых он выполнил заказ русской императорской армии, поставив в Россию 60 000 лопаток и получив за это 30 000руб.
В Красной армии бойцы вместе с личным оружием получали и малую пехотную лопатку МПЛ-50 (длина инструмента составляла 50 см.)
Главное в подготовке лопатки к учениям, или не дай Бог войне это ее заточка. Недостаточная заточка увеличит время копания, а излишняя приведет к заклиниванию штыка в грунте. Опытные бойцы затачивали все грани, и лопатка становилась смертельным оружием для схватки и метания. На рукояти закрепляли петлю, которая во время рукопашной не давала лопатке выскочить из руки.
Я бы на каждой лопатке писал памятку для солдата: «Владеешь лопаткой, живешь. Плохо копаешь, умрешь». Опытный боец лежа окапывался за 8-10 минут, а новобранец за 25-30 минут, эта разница во времени в ряде случаев стоила бойцам жизни.
Лопаткой рубили деревья для костра, кололи лед, шинковали капусту, вместо сковородки жарили на штыке мясо, брились и, конечно же, использовали как боевой топор и метательное оружие. Она оставляла после себя страшные колото-резанные и рубленые раны, по сути, саперная лопатка ничем не уступала самурайскому мечу. Это было идеальное оружие для рукопашной схватки в условиях дефицита пространства в «окопе», «траншее», «бункере», «подземных коммуникациях». Остро отточенной лопаткой можно было спокойно отрубить голову, рассечь череп, отсечь конечность, вспороть живот. На занятиях бойцы отрабатывали колющие удары вперед, удары сверху вниз и рассекающие удары.
Во время Великой Отечественной войны немцы пользовались складными саперными лопатками образца 1938 года, им приходилось тратить драгоценное время на их сборку. То ли дело МПЛ-50 в любой момент готова к бою. Немецкие солдаты меняли свои лопатки на не сборные советские МПЛ-50.
Интересные воспоминания о использовании саперных лопаток немецкими солдатами в бою привел Пауль Карель в своей книге «Гитлер идет на Восток (1941-1943гг.)». В сем труде смутило меня только одно количество немецких рукопашных, и слабость советских солдат в боях «глаза в глаза»:
«В полях Стубенки колосья колыхались на ветру, точно волны на поверхности моря. В этом море купались солдаты. И русские и немцы старались подловить друг друга, подкрасться как можно незаметнее один к другому. Ручные гранаты, пистолеты и самозарядные карабины стали главным оружием в тот день. И вот они встретились лицом к лицу - русские и немцы. Глаза в глаза. Чей палец на курке быстрее? Чья лопатка первой раскроит череп противнику? Из окопа высунулся ствол русского автомата. Кого скосит очередь? Или же раньше немецкая граната выполнит свою работу? Кровопролитная рукопашная завершилась только тогда, когда пала ночь. Противник отступил».

Collapse )

Русский офицер





Над опушкой, где вражий стан,
Небосвод от огня багров...
Ты летишь туда, капитан,
Большевик Николай Петров.
Ты носить над огнем привык
Два бестрепетные крыла!..
Но сегодня твой штурмовик
Вражья очередь подожгла.
И горючее, точно кровь,
Вытекает по каплям вниз...
- Ты горишь, Николай Петров! -
Окликают друзья. - Вернись! -
Но недаром ты - большевик
И отчизны верный слуга!..
Твой пылающий штурмовик
Беспощадно громит врага.

Collapse )

Офицерские жены





Низко кланяюсь вам, офицерские жены.
В гарнизонах, на точках, вдали от Москвы,
Непреклонен устав и суровы законы,
По которым живете и служите вы.

Не случайно я выбрал сейчас выраженье:
Соответственно воинской службе мужей,
Ваша скромная жизнь - боевое служенье
На охране невидимых рубежей.

Все равно - лейтенантши вы иль генеральши,
Есть в спокойствии вашем тревоги печать.
Вам ложиться поздней,
подниматься всех раньше,
Ожидать и молчать, провожать и встречать.

На лице ни морщинки, а вас уж солдаты
Начинают не в шутку мамашами звать.
Зори в Мурманске, и на Курилах закаты,
Каракумский песок, белорусская гать.

Collapse )

Без вести пропавший





Ангелы, придуманные мной,
Снова посетили шар земной.
Сразу сократились расстоянья,
Сразу прекратились расставанья,
И в семействе объявился вдруг
Без вести пропавший политрук.

Будто кто его водой живою
Окропил на фронтовом пути,
Чтоб жене его не быть вдовою,
Сиротою сыну не расти.

Я - противник горя и разлуки,
Любящий товарищей своих,-
Протянул ему на помощь руки:
- Оставайся, дорогой, в живых!

И теперь сидит он между нами -
Каждому наука и пример,-
Трижды награжденный орденами,
Без вести пропавший офицер.

Он сидит спокойно и серьезно,
Не скрывая счастья своего.
Тихо и почти религиозно
Родственники смотрят на него.

Collapse )

Открытое письмо не женщине





[Женщине из г. Вичуга]

Я вас обязан известить,
Что не дошло до адресата
Письмо, что в ящик опустить
Не постыдились вы когда-то.

Ваш муж не получил письма,
Он не был ранен словом пошлым,
Не вздрогнул, не сошел с ума,
Не проклял все, что было в прошлом.

Когда он поднимал бойцов
В атаку у руин вокзала,
Тупая грубость ваших слов
Его, по счастью, не терзала.

Когда шагал он тяжело,
Стянув кровавой тряпкой рану,
Письмо от вас еще все шло,
Еще, по счастью, было рано.

Когда на камни он упал
И смерть оборвала дыханье,
Он все еще не получал,
По счастью, вашего посланья.

Могу вам сообщить о том,
Что, завернувши в плащ-палатки,
Мы ночью в сквере городском
Его зарыли после схватки.

Стоит звезда из жести там
И рядом тополь - для приметы...
А впрочем, я забыл, что вам,
Наверно, безразлично это.

Письмо нам утром принесли...
Его, за смертью адресата,
Между собой мы вслух прочли -
Уж вы простите нам, солдатам.

Быть может, память коротка
У вас. По общему желанью,
От имени всего полка
Я вам напомню содержанье.

Вы написали, что уж год,
Как вы знакомы с новым мужем.
А старый, если и придет,
Вам будет все равно не нужен.

Что вы не знаете беды,
Живете хорошо. И кстати,
Теперь вам никакой нужды
Нет в лейтенантском аттестате.

Чтоб писем он от вас не ждал
И вас не утруждал бы снова...
Вот именно: «не утруждал»...
Вы побольней искали слова.

И все. И больше ничего.
Мы перечли их терпеливо,
Все те слова, что для него
В разлуки час в душе нашли вы.

«Не утруждай». «Муж». «Аттестат»...
Да где ж вы душу потеряли?
Ведь он же был солдат, солдат!
Ведь мы за вас с ним умирали.

Collapse )

Настоящим офицерам





Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след -
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, -
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера -
Малютки-мальчики, сегодня -
Офицера.

Вам все вершины были малы
И мягок - самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!

*****

Ах, на гравюре полустертой,
В один великолепный миг,
Я встретила, Тучков-четвертый,
Ваш нежный лик,

Collapse )

Расстрел офицера





Для того ль тебя носила
Я когда-то на руках.
Для того ль сияла сила
В голубых твоих глазах!

Вырос стройный и высокий.
Песни пел, мадеру пил,
К Анатолии далёкой
Миноносец свой водил.

На Малаховом кургане
Офицера расстреляли.
Без недели двадцать лет
Он глядел на Божий свет.
Анна Ахматова, 1918 год