March 7th, 2019

Истинная любовь стерпит все преступления?




1
Крадется ночью татарин Агбар
К сакле, заснувшей под тенью чинар.
Вот миновал он колючий плетень;
Видит, на сакле колышется тень.
Как не узнать ему, - даром что ночь,
Как не узнать Агаларову дочь!*
(* Агалары - татары-помещики.)
Мрачно. В ауле огней не видать;
Лютые псы перестали ворчать.
Ясные звезды потупили взор -
Слушают звезды ночной разговор.
«Солнце мое! - стал Агбар говорить. -
Я за тебя рад себя погубить!»
«Что ж ты! зачем не украдешь меня?» -
«Рад бы украсть я, - да нету коня…
Завтра пошлю я к отцу твоему,
Бедный калым* предложу я ему.
(* Калым - подарки жениха отцу
невесты.)
Двадцать последних монет серебра,
Пару волов, два узорных ковра…»
«Тише!.. Прощай!» - И во мраке чинар
Скрылся проворный татарин Агбар.
2
Солнце печет темя каменных гор.
Голову клонит на мягкий ковер.
И отдыхает под тенью чинар
В шапке косматой старик Агалар.
Неподалеку, в закрытых сенях,
Жены мотают шелки на станках.
Возле на камне старуха сидит,
Сдвинула брови и в землю глядит.
«Пару волов? У меня тридцать пар!
Что мне волы! - говорит Агалар. -
Мало ли есть у князей табунов!
Мало ли там дорогих жеребцов!
Пусть уведет он, хоть в эту же ночь,
Пару коней - я отдам ему дочь.
Знаю, недавно проехал в Ганжу*
(* Ганжа - гор. Елисаветполь)
Русский чиновник, а кто - не скажу.
Есть у него дорогое ружье…
Бели ружье это будет мое,
Если украдет хоть в эту же ночь,
Пусть принесет - я отдам ему дочь.
Мало того, есть купец армянин…
Деньги везет, - едет сдуру один…»
И усмехнувшись, лукавый старик
Начал дремать - головою поник.
Встала старуха, накрылась чадрой
И поплелась потихоньку домой.
Collapse )




Страшная неотвязная любовь





О, что хочешь говори!
Я не дам себя в обиду… -
Я верна тебе, - и я
От тебя живой не выйду.
Пусть бранят меня, - зовут
Невозможной, неотвязной!
Для меня любовь - клянусь! -
Не была забавой праздной;
Я поверила твоей
Клятве вечной, непритворной,
И сопернице не дам
Разорвать союз наш кровный…

Collapse )

Старый орел





Еще на солнце я гляжу и не моргаю,
И вижу далеко играющих орлят -
Отлет их жадными глазами провожаю,
И знать хочу - куда они летят…
Но я отяжелел - одрях - не без кручины
Сижу один я на краю стремнины,
У разоренного гнезда,
И только изредка, позабывая годы,
На отдаленный шум их крыл и клич свободы:
«Сюда, сюда! старик, сюда!»

Collapse )

Фантазии старой боевой башни





Развалину башни, жилище орла,
Седая скала высоко подняла,
И вся наклонилась над бездной морской,
Как старец под ношей ему дорогой.
И долго та башня уныло глядит
В глухое ущелье, где ветер свистит;
И слушает башня — и слышится ей
Веселое ржанье и топот коней.
И смотрит седая скала в глубину,
Где ветер качает и гонит волну,
И видит — в обманчивом блеске волны
Шумят и мелькают трофей войны.
1845, Яков Полонский