April 15th, 2019

Клятва, ритуалы и символы масонства





При приеме в масонство от вновь вступающего требуются гарантии. Желающий сделаться Вольным Каменщиком должен заручиться рекомендацией кого-либо из членов той ложи, в которую он желает быть принятым.

Затем наступает сложнейшая церемония приема - это обряд посвящения в первую масонскую степень ученика. В назначенный день и час поручитель, завязав профану глаза, вез его в помещение ложи, где все приглашенные каменщики уже находились в сборе.

Посвящаемый ступал на начертанные знаки на ковре, не понимая еще масонского значения его символических фигур: тайна символов разоблачалась только давшим клятву сохранения тайны и соблюдения орденских знаков. Свое решение вступить в братство посвященный скреплял не только клятвой на Библии, но и на обнаженном мече, предавая в случае измены свою душу - вечному проклятию, а свое тело - смерти от суда братьев.

Посвящаемый читал затем следующий текст клятвы: «Клянусь, во имя Верховного Строителя всех миров, никогда и никому не открывать без приказания от ордена тайны знаков, прикосновений, слов доктрины и обычаев франк-масонства и хранить о них вечное молчание, обещаю и клянусь ни в чем не изменять ему ни пером, ни знаком, ни словом, ни телодвижением, а также никому не передавать о нем, ни для рассказа, ни для письма, ни для печати или всякого другого изображения и никогда не разглашать того, что мне теперь уже известно и что может быть вверено впоследствии. Если я не сдержу этой клятвы, то обязываюсь подвергнуться следующему наказанию: да сожгут и испепелят мне уста раскаленным железом, да отсекут мне руку, да вырвут у меня изо рта язык, да перережут мне горло, да будет повешен мой труп посреди ложи при посвящении нового брата, как предмет проклятия и ужаса, да сожгут его потом и да рассеют пепел по воздуху, чтобы на земле не осталась ни следа, ни памяти изменника».

Принимаемому вручается белый кожаный запон (фартук), как знак, что профан вступил в братство каменщиков, созидающих Великий Храм человечества; ему дают лопаточку серебряную, неполированную, «ибо отполирует ее употребление при охранении сердец от нападения от расщепляющей силы», пару белых мужских рукавиц - в напоминание того, что лишь чистыми помыслами, непорочною жизнью, можно надеяться возвести Храм Премудрости.

Ритуалы и символы имеют существенное значение для уяснения масонской организации и преследуемых ею целей. Линейка и отвес символизировали равенство сословий. Угломер - символ справедливости. Циркуль служил символом общественности, а наугольник, по, другим объяснениям, означал совесть. Дикий камень это грубая нравственность, хаос, кубический камень - нравственность «обработанная». Молоток служил для обработки дикого камня. Молоток, являясь принадлежностью мастера, служил символом власти. Молоток - символ молчания, повиновения и совести, по другим объяснениям молоток означает веру. Лопаточка - снисхождение к слабости человеков и строгости к себе. Ветвь акации - бессмертие; гроб, череп и кости - презрение к смерти и печаль об исчезновении истины.

Одежды масонов изображают добродетель. Круглая шляпа символ вольности... Обнаженный меч - карающий закон; это символ борьбы за идею, казни злодеев, защиты невинности. Кинжал это символ предпочтения смерти поражению, борьбы за жизнь и смерть. Кинжал носился на черной ленте, на которой был вышит серебром девиз: «Победи или умри!»

Collapse )

Задачи и цели масонства





На пути к утверждению масонского Эдема на земле стоят религия, нация и монархические государства. Эти исторические установления мешают соединить все нации в один союз, а отсюда неизбежность борьбы с ними.
К разрушению церкви, нации и монархии масонство подходило постепенно, осторожными шагами, подготовляя общество к более решительным мерам и действиям.
Но борьба против церкви и духовенства не прекращалась никогда, даже и в эпоху строительных корпораций.
«Братство везде восставало против испорченности духовенства и во многих случаях расходилось даже с католическим учением. Так в церкви святого Зебальда в Нюрнберге изображены были монах и монахиня в неприличной позе. В Страсбурге, в верхней галерее, против кафедры изображены были свинья и козел, которые несли как святыню спящую лисицу: за свиньей шла сука, а впереди шествия медведь с крестом и волк с горящей свечей, осел стоял у престола и служил мессу. В Брандербургской церкви лисица в священническом облачении проповедует стаду гусей. В другой готической церкви иронически представлено нисхождение Святого Духа. В Бернском соборе в изображении Страшного Суда помещен и папа и т. п.»
Строительные ложи всегда были верным убежищем для людей свободомыслящих и преследуемых церковным фанатизмом. Строительные корпорации давали приют всем еретикам, преследуемым католической церковью, как-то: катарцам, альбигойцам, вальденцам и пр.
В кодексе масонских уставов и традиций, так называемой «Новой Книге Конституций», составленной в 1721 г. пресвитерианским пастором и доктором, богословом Андерсоном, в 1-м параграфе сказано:
«В старые времена масоны поневоле держались в каждой стране ее местной религии, какова бы она ни была, но в наше время человек свободно выбирает себе веру, и лишь одна религия действительно обязательна для всех: это та всеобщая, всех людей объединяющая религия, которая состоит в обязанности каждого из нас быть добрым и верным долгу, быть человеком чести и совести, каким бы именем не называлось наше вероисповедание и какие религиозные догматы не отличали нас от других людей. Верность этим началам превратить масонство в объединяющий центр поможет ему связать узами дружбы людей, доселе бывших друг другу чужими».
Все почти без исключения философы двух последних столетий, вышедшие из тайников внутреннего масонства, с неописуемым ожесточением и ненавистью писали против христианской религии. Эти писания «великих» философов, как Локк, Вольтер, Дидро и других, распространяли в обществе рядовые масоны.
«В течение двух веков, - пишет Нис, - во всех пунктах земного шара члены лож находились во главе борцов за торжество идей политической свободы, религиозной терпимости, соглашения между народами; не раз самые ложи втягивались в борьбу; наконец, и по своим основным принципам, масонство есть противник заблуждения, злоупотребления, предрассудков».

В начале борьба с религией велась осторожно. О свободе совести масоны говорили лишь в своем кругу, подготовляя будущих борцов против религии и церкви.
«Для проведения своих идей путем печати, - пишет Соколовская, - они выбирали чужие мысли, чужие статьи, вполне соответствующие их воззрениям и повторяя их, укрываясь за других авторов, содействовали масонской пропаганде».
Чтобы иметь лучший успех, масоны поддерживали различные секты и вольнодумцев в области религиозной. Под видом широкой веротерпимости вносились ереси и расколы в христианскую церковь. Реформация на западе и протестантство тесно связаны с масонством и имеют корни своего происхождения в масонстве.
Словом, история масонства - это есть история борьбы с религией и церковью, главным образом христианской, словом и действием.
Эта борьба в новое время вылилась в определенное отрицание религии и церкви.
В борьбе против церкви масонство видит свою главную заслугу перед человечеством, ибо разрушая «предрассудок», оно тем самым подготовляет почву для лучшего будущего.
«Оно (масонство) более чем какое-либо учреждение содействовало усилению значения общественного мнения и возложило на него миссию контроля. Оно работало в пользу признания прав гражданской власти, оно проповедовало терпимость в религиозных вопросах и настаивало на мирском характере государства. Оно последовательно вело борьбу за удаление из всех правовых норм и юридических проявлений религиозного элемента, этого прямого наследника магического элемента, преобладавшего в первобытных обществах».

Современное масонство осталось верным тем принципам, которые были провозглашены «Великой Революцией 1789 г.» Основные линии его программы остались неизменными - это борьба с религией и церковью, религиозной моралью, семьей и национальным государством и перевоспитание общества на масонских принципах.
«Общество, - пишет Гирам, - делилось на два лагеря, две церкви, две группы. Одна, более обширная, доминирующая в прошлом, доминирующая еще и сейчас, состоит из «верующих людей», другая, менее значительная, состоит из «рационалистов». Первые слепо веруют, вторые все подвергают критике разума. Первые высказываются за единоличную власть, за олигархию, за авторитарное начало в политике и социальной экономии, вторые за демократию и либеральную реформу в политической области, за прогресс в области социальной экономии. Вся история цивилизованных европейских народов проникнута этой «борьбой»; ей мир обязан идейным прогрессом».
Отсюда масонский вождь делает решительный вывод:
«Масонство, чуждое мистицизму, отрицает авторитарное начало; глубоко-рационалистичное не есть только определенная общественная ассоциация. Масонство есть противо-церковь, противо-католицизм, церковь еретиков, скептиков, церковь свободной мысли». И Гирам кончает заявлением, совершенно парализующим принципиальные утверждения мира, братства и терпимости:
«Борьба против церкви кончится, когда отделение церкви от государства станет свершившимся фактом, когда церковь станет частной общиной, тогда масонства направит свои главные усилия на воспитание философское, политическое своих членов, находящихся в пренебрежении сейчас, когда борьба отодвинула на задний план все другие заботы».
Внешняя церковь не признается масонством за церковь, за божественное установление: война с догматами церкви и составляет основную обязанность масона, война с «религиозным деспотизмом», «предрассудком» и гасителем света в лице представителей церковной иерархии.
Идея отделения церкви от государства и превращения церкви в частный союз, являющаяся центральным пунктом программы либеральных и социалистических партий, вышла из масонских лож.
Отвергая Бога, христианство, христианскую церковь и христианскую мораль, масонство создает новую религию - религию гуманитаризма, совершая замену Бога человечеством.
«Мы больше не можем признавать Бога, как цель жизни, мы создали идеал, которым является не Бог, а человечество».
«То неоценимое благо, которое человечество завоевало и мы должны прежде всего охранять, это мысль, что нет священной истины..., что всякая истина, которая исходит не от нас, есть ложь; что тайный мятеж должен сопровождать все наши утверждения и мысли; что даже если бы идея Бога приняла осязательную форму и сам Бог в видимом образе появился над толпой, то первой обязанностью человека было бы отказать ему в повиновении и отнестись к нему, как к равному, с которым можно вести переговоры, а не как к несносному Господину, которому должно подчиняться. В этом весь смысл, величие и красота нашего масонского учения».

Масоны проповедают новую религию и новую мораль.
«Для счастливой жизни, - писал еще в 1720 г. Джон Толланд, - достаточно одной добродетели: она сама является своей наградой».
«Нам необходимо выработать мораль, способную соперничать с моралью религиозною».
В одном из своих циркуляров Совет Великого Востока напоминает ложам, что масонство питает притязание создать новую мораль, превосходящую мораль и христианства и стоицизма:
«Эта новая нравственность заключается в проповеди альтруизма или, как любят говорить масоны, солидаризма».
Отвергая положительную религию и восставая против влияния церкви на государственную и национальную жизнь, масонство враждебно настроено к монархическому государственному устройству народов и их национальному своеобразию.
Монарх, опирающийся на определенное религиозное сознание народа, по мысли масонов, не может жить в мире с другими нациями.
Монархический образ правления, с масонской точки зрения, неизбежное зло и терпим лишь до установления более совершенного строя республиканского. Носители монархической власти - враги масонства, тираны, более страшные, нежели церковь.

Масонская идея равенства исключает монархию:
По учению масонов, все члены общества есть братья и ни язык, ни звание, ни состояние, ни богатство не делает между ними различия.
Не будь породой здесь тщеславен,
ни пышностью своих чинов;
и нет ласкающих рабов;
у нас и царь со всеми равен
сердец масонских не прельщает
ни самый блеск земных царей,
нас добродетель украшает
превыше гордых всех царей,
- поется в одной масонской песне.

Collapse )

Тайные общества и академии





Преобразованию строительного масонства содействовала также работа членов тайных обществ, которые боролись за эмансипацию человеческой мысли и которые стали проникать в масонские ложи, когда увидели для себя полную возможность вести через пропаганду своих идей. Задача этих тайных обществ заключалась в борьбе с предрассудками и в завоевании свободы политической и религиозной.

«Все они, - говорит Нис, - были воодушевлены новым духом, который точно выражался словами: свобода, терпимость и братство. Для них не существовало различий ни по рангам, ни по религиям, для них отечество непредполагало узкой исключительности; они отличались космополитизмом в своих желаниях и стремлениях. И сверх того все они вели борьбу с теми же врагами: с деспотизмом и духовенством».

К этим тайным обществам принадлежали почти все умы, руководившие обществом в XVII в., а именно: Бэкон, Бокль, Ян Коменский и Лейбниц.

Натурфилософы выступали передовыми и пламенными борцами гуманизма против схоластиков и обскурантов.

К тайным обществам принадлежали академии, которые образовались в Италии, начиная с половины XV в. Основанная с легкой руки Помпонио Лето Римская академия вызывала большое число подражателей.

Свои стремления и организацию эти ученые облекли покровом тайны.

«Все предания истории и в не меньшей степени вся сумма их личного опыта, - пишет Георг Шустер, - воочию убедили их в той истине жизни, что одними своими силами пророку ничего не добиться в своем отечестве, что новые великие идеи только тогда могут пробить себе дорогу сквозь косность, властвующей над тупой массой, и наоборот сопротивление прочих сил, когда они воспринимаются организованными группами, которые сознательно идут к одной цели».

В конце XV и начале XVI столетий усиленную деятельность развивают общества и коллегии «Чешских Братьев». В 1500 г. они насчитывали до 200.000 последователей, владели множеством школ, имели в своем распоряжении типографии и создали огромную литературу. Работа производилась строго конспиративно. «Чтобы скрыть свои истинные цели и намерения, они вели свою работу под невинными формами, например, литературных обществ, правительственных лабораторий, типографских мастерских, ремесленных цехов и строительных корпораций». Огромное большинство союзов состояло из непосвященных в дела и задачи общества, все здание храма, для создания которого работало общество, было доступно только избранным братьям, или членам «академии». Эти общества преследовали цель распространения «света и правды во всем мире» и пропагандировали идею широкой веротерпимости.

Collapse )