September 29th, 2019

Первые точки на трубке снайпера Семёна Номоконова





Рано утром Номоконов опять увидел человека. Без фуражки, со всклоченными волосами, он прятался за деревьями, часто оста­навливался и прислушивался. На рукаве рваной гимнастерки, зап­равленной в синие командирские брюки, виднелась звездочка. Номоконов пропустил его мимо себя и вышел из укрытия.
– Эй, – тихо окликнул он.
Человек оглянулся и выхватил из кармана гранату:
– Не подходи!
– Чего шумишь? – сказал Номоконов. – Оружие, парень, убери, меня не пугай. Давно мог завалить тебя.
Не снимая с плеча винтовки, солдат подошел к человеку с гранатой в руке:
– Здравствуй!
– Кто таков? – строго спросил незнакомец, не отвечая на приветствие.
– Номоконов.

Collapse )

Как Семен Данилович отбил у фашистов командира





В середине августа 1941 года только что сформированная 34-я армия и часть сил 11 –и армии Северо-Западного фронта при актив­ной поддержке авиации нанесли внезапный контрудар из района юго-восточнее Старой Руссы в северо-западном направлении.
Тысячи солдат и командиров, выходивших из окружения, прим­кнули к частям, контратаковавшим гитлеровские войска. В красно­армейской книжке Номоконова отметили, что он имеет «тульскую винтовку № 2753, вещевой мешок, котелок и флягу с чехлом». Люди, к которым попадали документы пожилого солдата, катего­рически требовали идти туда, где одуряюще пахло лекарствами, где метались и бредили раненые. Гитлеровцы подтянули к месту прорыва крупные силы, завязались тяжелые бои, и Номоконову при­казали выносить с поля боя раненых и убитых. Немцы стреляли в санитаров из пулеметов, накрывали минами… Людям же с красны­ми крестами на сумках отвечать на огонь не полагалось.

Collapse )

Номоконов становится фронтовым охотником





– Разрешите проверить? – обратился лейтенант к Солнцеву.
– Не возражаю, – сказал командир роты. – Если подойдет – забирайте.
Номоконов пожал плечами. Вчера этот маленький, крепкий и очень подвижный лейтенант откуда-то издалека прибежал к саперам, осматривал захваченные немецкие автоматы и о чем-то таинствен­но шептался со старшим сержантом Коробовым. Командир отде­ления у саперов – очень справедливый человек. Только как-то один раз рассердился, сказал, что Номоконов «спит на ходу». Это верно: никак не может сорокалетний солдат все делать «живо и быст­ро». Зато старается «на нейтралках», искупает «строевые грехи». А вчера, наверное, что-нибудь не так рассказал старший сержант большим командирам. Вот и вызвали теперь с винтовкой.

Collapse )


Давай закурим товарищ по одной





Крепко стиснул лейтенант Номоконова, отпустил, на несколько
шагов отошел:
– Да какой из вас сапер? Вы действительно шаман, волшебник! Только не обижайтесь, пожалуйста. Верно, верно – шаман огня! Давайте покурим и поговорим. Подробно расскажите мне, когда и где вы научились так стрелять?

Collapse )

Скажите, Семен Данилович, вот что. Говорят, вы молитесь по вечерам, ка¬кие-то наговоры от пуль знает





Здесь, на фронте, все торопятся. Еще никто из командиров вот так спокойно и долго, с добрым сердцем не слушал Номоконова. Делать костыли, подбирать раненых и убитых, сколачивать паро­мы, прокладывать дороги, ставить на «нейтралках» заграждения –нужное дело. А вот не лежит к этому сердце таежного человека. Тянет побродить с винтовкой, посидеть в засаде Быстрее бери, лей­тенант, к себе охотника.

Collapse )

Тунгусы отмечали добрую охоту памятными знаками на оружии





А трубку от отца получил позже – в тяжелый, очень памятный день. Но об этом потом, лейтенант…
Не украшение на отцовской трубке у солдата Номоконова. Не знают русские обычаев тайги: тунгусы отмечают добрую охоту памятными знаками на оружии.

Collapse )