February 1st, 2020

Воскрешение немецкого диверсанта




В тот же день я явился к Усову.
Невысокий худощавый человек с добродушным лицом поднялся мне навстречу.
«Да, — подумал я, — прав был генерал, когда рассказывал, что за десять лет совместной работы он не слышал от Усова и десяти слов о самом себе… Таким людям все хорошо, лишь бы дело шло и подчиненные всем были обеспечены».

Collapse )

Будете помнить «Черную кошку»



С документами демобилизованного по ранению солдата Ильина я прибыл в районный центр, где стоял батальон связи. Это был обычный районный городок с одноэтажными домиками, тонувшими в густой зелени садов. «Удобное место, — подумал я, — в любом саду можно поставить рацию — и выстукивай».
— Как с работой? Не определились? — равнодушно, по обязанности спросил военком.
— Благодарю вас, — ответил я. — У меня на руках направление на базу торга. Заместителем по снабжению.
Я стал торговым работником.

Collapse )

У фашистов вас ждет… слава, почет, деньги



По прибытии в районный городок я немедленно зашел к Голованову и в ответ на его удивленный вопрос по поводу моего костюма сообщил:
— Нет, милейший, это не маскарад… Тут не до смеха. Нас с Марией раздела «Черная кошка». Пришла очередь вам выручать меня из беды… У меня украли восемь тысяч рублей казенных денег. Теперь опять тюрьма. Да и проклятый пожар еще припаяют. Пойдет крутиться колесо… еще тебя втянут, чего доброго, — и я подал ему записку от парикмахерши.

Collapse )

Встреча разведчика со скелетом в подвале



Я доложил полковнику Хельвигу, что прибыл от Голованова, и передал записку.
Хельвиг, высокий, стройный, с крупными выразительными чертами на смугловатом лице, широкими шагами мерил просторный кабинет. Когда я закончил говорить, он остановился, ощупал меня острым, цепким взглядом (мне стало даже не по себе), потом медленно протянул руку. Все суставы мои захрустели в его огромной заросшей волосами ладони.
Полковник приказал немедленно расшифровать записку.
— Прошу, — жестом указал он мне на кресло. — Кто вы, откуда? Слушаю.

Collapse )

Как разведчик за кордон отъехал, так и холостяк




— Отдыхай, голубчик, пока не прилетит орел, — Дружески похлопал меня по плечу на прощание Усов. — Ты не плохо поработал. Можно сделать передышку.
Я понял, что речь идет о Хельвиге.
Стоял декабрь, в воздухе уже кружились белые мухи, временами задувал колючий ветер. Целыми днями просиживал я в теплой комнате над книгами. Меня освободили от всех обязанностей.
Но вот однажды меня неожиданно вызвали в штаб.

Collapse )

Зачем разведчику уметь квакать



Хельвиг хватил меня здорово. Больше месяца провалялся я на койке.
А за Днепром при выполнении одной операции снова не повезло — ранили и опять угодил в госпиталь, в тот же самый, где и лежал. На следующий день приехал навестить Усов и сказал, что меня переводят в полевой госпиталь 2093.
— Зачем? — удивился я.
— Так надо, дорогой, — по-отечески нежно улыбнулся Усов. — Дело одно есть.

Collapse )

ПРОСЧЕТ РАЗВЕДЧИКА



Милая Оля!
Больше месяца я томился здесь, в фашистском застенке. Муки, нечеловеческие пытки… Но сейчас все это позади. Сегодня был суд. Приговор. Милая, зачем спрашивать? Он ясен.
Но меня мучает другое — какой грубый просчет мы допустили!

Collapse )