February 3rd, 2020

Присяга белорусского партизана



Я, гражданин великого Советского Союза, верный сын героического белорусского народа, клянусь, что не выпущу из рук оружия, пока последний фашистский гад на нашей белорусской земле не будет уничтожен.

Collapse )

Герои Советского Союза партизаны Бумажков и Павловский



Как-то поздним вечером часовые привели к командиру партизанского отряда Бумажкову пожилого крестьянина. Он был широк в плечах, малоразговорчив.
— Тихон Павлович, я из «Маяка революции», — сказал крестьянин. — Фомин я. Помнишь, премию на Первое мая ты мне в районе вручал?
Командир отчетливо вспомнил и животновода из колхоза «Маяк революции» и Первое мая этого года, когда он на торжественном заседании вручал ему велосипед за отличную работу.
— Заходи, товарищ Фомин, — пригласил Бумажков. — Тебя помню и премию помню. Заходи.

Collapse )

Партизанские пули от сердца летят



Город Н., расположенный на правом берегу Западной Двины, по приказу командования был очищен нашими войсками. Армия вывезла все военное снаряжение. Немцы спустили в девяти километрах от города десант — сорок танков, мотоциклистов. Первую атаку на город отбили партизаны. Танки, укрывшись в противотанковых рвах, стали ДОТами; они обстреливали город из орудий.
В городе был пивоваренный завод. В течение суток тысячи бутылок были наполнены воспламеняющейся жидкостью. Смельчаки поползли к танкам. Девятнадцать танков были уничтожены. Кидали бутылки в мотоциклистов. Для этого нужно много отваги — подойти вплотную. Нашлась отвага…

Collapse )

Героические женщины белорусского народа



Немцы пришли в село 3. и в тот же вечер расстреляли председателя колхоза пятидесятишестилетнего Павлова, бригадира-комсомольца Федю Колина и делопроизводителя сельсовета восемнадцатилетнюю Паню Петрову.
Потом пошли по домам, грабили дочиста. Брали кур, поросят, носильные вещи, обувь, кастрюли. Ломали печи в поисках спрятанного.
На другой день после прихода немцев член правления колхоза Евдокия Миронова собрала женщин в лесу; взрослых мужчин в селе не было — ушли в Красную армию. Собрались на глухой поляне, тайно, выставили дозорных. Евдокия уселась на траву, пригладила головной платок, откашлялась и спросила:
— Ну, как быть, бабы?

Collapse )