May 5th, 2020

Проклятье и триумф, купцов братьев Морозовых



Сегодня жемчужина мирового зодчества «Особняк Арсения Морозова», служит для приемов «Правительства Российской Федерации», а когда-то, глядя на него москвичи, рассуждали о дурновкусии купца Арсения Морозова и архитектора Виктора Мазырина.
Архитектор, интересовавшийся мистицизмом и реинкарнацией, рассказывал друзьям, что в прошлой жизни, он был строителем египетских пирамид. Чтобы пробудить глубинные воспоминания, он дважды посещал Египет.
Арсений, представитель московской богемы, третий сын «миллионщика» Морозова, с детства не знал нужды в деньгах. Когда маменька подарила ему на двадцатый день рождения, землю и стоявший на ней старый московский особнячок он решил снести нелепую «хибару» и возвести на этом месте сказочный дворец.

Collapse )

К чему обязывало богатство купца Николая Рябушинского



Купец Николай Рябушинский словно предчувствуя надвигающийся беспощадный русский бунт, промотал все свое состояние задолго до октября 1917 года.
Двухмесячный роман с французской певичкой Фажетт обошелся ему в 200 000 рублей.
В конце скоротечной интрижки, он подарил француженке колье усыпанное бриллиантами и жемчугом, купленное у Карла Фаберже за 10 000 рублей.

Collapse )

«Самцы» и «Самки» выходят на бой



Битва, на Сомме продолжавшаяся с 1 июля по 18 ноября 1916 года стала крупнейшим сражением I мировой войны, за 3,5 месяца боев было убито и ранено 1 000 000 бойцов.
Благодаря первому применению танков победа осталась за англичанами.
Немцы и англичане создали глубокоэшелонированную оборону, перекрыв подходы к позициям, рядами с колючей проволокой, бетонированными пулеметными гнездами и защищенной капонирами артиллерией.
Волна за волной накатывались английских «томми» на немецкие позиции и под шквальным фронтальным и фланговым огнем, раз за разом откатывались назад.

Collapse )

Советский антиснарядный «ПРИЗРАК»



Командующий укрепрайоном белофиннов «Сумма-Ляхде» на Карельском перешейке, воевал с советскими войсками с большим удовольствием, зная, что его УР неприступная крепость.
Утром, когда ему доложили, что к передовой выдвинулись два русских танка, он не придал этому донесению никакого значения. Сколько их уже пожгли его бойцы за время обороны.

Collapse )


«Какая мерзость эти поляки!»



В мои руки попало письмо одной немки, подписанное Кетхен и адресованное Grockimann. Письмо отправлено из города Drossen возле Франкфурта-на-Одере. Кетхен указывает, что пишет письмо в помещении местного отделения национал-социалистской партии Ortsgruppe. Письмо представляет огромный интерес признаниями об отношении польского населения к гитлеровцам.

Вот наиболее любопытный пассаж: «Со мной едет фрау Brantickam, чтобы со мной ничего не случилось. Здесь сбежали два поляка, их все боятся. Вообще, как эти поляки, теперь ведут себя — неслыханно! На прошлой неделе множество поляков доставили в полицию. Там они получили изрядную порцию. Понятно — с начала войны против России они вели себя вызывающе. Грозят работодателям. Некоторых из них арестовали. 22 июня, когда пришло известие о походе на Россию, в Дроссене один субъект меня остановил, грозил мне. Они, наверно, думали сейчас сделать то, что им не удалось осенью 39-го года. Но их укротят, эту шваль. На одной ферме поляк убил хозяина и жену и убежал. Сын, приехав в отпуск с фронта, нашел трупы. Какая мерзость эти поляки! Мы были слишком гуманны к этому сброду».

Collapse )