May 24th, 2020

Взлет и падение германского вермахта



Вторая мировая война в Европе закончилась всего несколько дней назад, но мы уже яснее понимаем ее ход. Ее история состоит из трех этапов, каждый из которых можно охарактеризовать интуитивными ощущениями человека.
Три этапа: эмоциональная окраска
В демократических странах первый этап запомнился сначала парализующим, нарастающим ощущением шока после нападения нацистов на очередную страну; затем несколькими днями иллюзорных надежд, что в этой кампании дела пойдут лучше, чем раньше; затем отчаяньем, осознанием необратимости очередного полного поражения; и, наконец, новым периодом самообмана (как во время 'странной войны'), продолжавшимся до следующего немецкого вторжения.
Напомним, сколько раз нам приходилось переживать всю эту гамму чувств:
- 1 сентября 1939 г., когда немецкие дивизии в предрассветных сумерках вторглись в Польшу (через четыре недели мы стали свидетелями падения Варшавы).

Collapse )

ООН: Неандерталец с правом вето



Начиналось 174 заседание Совета Безопасности ООН. Тихие коридоры штаб-квартиры в Лейк-Саксесс заполнила обычная пестрая толпа дипломатов, студентов, экспертов по любым вопросам и домохозяек, которым больше нечем себя занять. Полная матрона в шляпе для пикников, как будто сошедшая с одной из карикатур Хелен Хокинсон (Helen Hokinson), игриво спросила у ооновского охранника: "Как пройти к Большому вигваму?". В одном из главных залов заседаний здоровенный детина с молотом в руках подошел к боковой стене и начал долбить ее. Четырехдюймовые бетонные блоки крошились под его ударами. Вскоре в варварски разрушенной стене уже зияло громадное отверстие.
Этот здоровяк не был, как утверждали некоторые остряки, Андреем Андреевичем Громыко. То был каменщик, который по указанию начальника пожарной охраны ООН проделывал новый выход. Однако когда он закончит свою работу, в зале появится еще одна дверь, через которую Громыко сможет демонстративно покидать заседания.

Collapse )

Умение ждать



В мире никогда не было и никогда не будет абсолютной диктатуры. Каждый тиран неизбежно становится рабом своей власти, он все время задается вопросом: как я могу постоянно удерживать их покорными моей воле? На прошлой неделе Кремль продемонстрировал крен в сторону нового более миролюбивого внешнеполитического курса и тем самым признал (как и много раз до этого), что 193.000.000 граждан СССР, слепых и безгласных, все еще являются важным фактором, определяющим путь России.

Collapse )

Охотник Берия



Одним майским вечером 1939 года пражский Национальный театр был полон – среди зрителей были и чехи, и их нацистские господа. По окончании концерта чехи и немцы начали аплодировать. Спустя какое-то время немцы остановились, чехи же продолжали монотонно хлопать – они не устраивали овацию, просто били в ладоши так, как будто собирались продолжать до бесконечности. На лицах немцев читались недоумение и гнев. В конечном итоге дирижер Вацлав Талих взял партитуру, поцеловал и широким жестом протянул ее публике. Это было произведение Сметаны Má Vlast (Моя родина), цикл симфонических поэм, проникнутых духом чешского патриотизма, где в последней части звучит победная тема освобождения Чехии.

Collapse )

Красноармеец



Желая узнать побольше о характере и привычках русских «джи-ай», мы решили провести небольшое исследование. Для начала уточним: легкомысленных прозвищ, вроде нашего «джи-ай», у рядового в Красной Армии нет. Во всех случаях его с подобающей торжественностью называют «красноармеец» - т.е. солдат Красной Армии. Типичный красноармеец коренаст, коротко стрижен, чисто выбрит, роста невысокого; он обладает впечатляющей способностью поглощать крепкие напитки и иногда расстраивается до слез, если у него что-то не выходит. Ему выдают примерно такой же котелок и столовые приборы, как американскому солдату, но он предпочитает носить нож, ложку и вилку за голенищем правого сапога – так повелось с тех времен, когда солдатам приходилось довольствоваться одной деревянной ложкой, а она отлично помещалась за голенищем. В полевых условиях главная пища русского солдата – это борщ, но имейте в виду: речь идет не о том лиловатом, чуть теплом супчике, что подают в наших ресторанах. В Красной Армии борщ – это горячая, сытная, густая похлебка из сушеного мяса, капусты и морковки. После него русский солдат пьет горячий чай – при этом он держит в зубах кусок сахара и всасывает жидкость через него. Еще ему выдают свиную тушенку - что-то вроде свиного фарша. Делают ее у нас на Среднем Западе; некоторым русским солдатам она нравится, другим – не очень. Получает он и сигареты, – не самого лучшего качества, надо сказать - а иногда и порцию водки. Водку, кстати, всегда можно купить в солдатских столовых – их называют клубами.

Collapse )