June 25th, 2020

Ясновельможные паны-людоеды в Москве



В 1610 году при поддержке кучки русских предателей толстосумов поляки вошли в Московский Кремль. Русского царя Василия Ивановича Шуйского низложили, а на русский престол пригласили 15-летнего польского принца Владислава Вазы.
Шуйского насильно постригли в монахи, хотя он и отказался произносить монашеские обеты, а затем подло выдали польскому гетману Станисалву Жолкевскому.
В Варшаве свергнутый царь и его братья, окруженные криворылыми усмешками поляков, присягнули на верность ляшскому королю Сигизмунду.
Семь бояр предавших Родину выдвинули полякам условие, что принц перед венчанием на царствование должен принять православие, а Боярская дума после его воцарения исполнять основные государственные полномочия. Сигизмунд III дал все требуемые от него обещания. Удивленным советникам он сказал, что-то похожее на сей циничный афоризм: «Обещайте русским все что угодно, а вешать будем потом».

Collapse )

Самый убогий либеральный миф – «Народ победил ВОПРЕКИ Сталину»



Великая Отечественная война стала для нашего народа Подвигом, который не совершал ни один народ в мире. Сегодня этот ПОДВИГ обливают грязью, чтобы принизить его значение. Первый и самый долгоиграющий миф запущенный лакействующими перед Западом отечественными либералами звучит так:
«Народ победил в Великой Отечественной войне вопреки Сталину».

Collapse )

Не танк воевал, а советский танкист



Наша страна стала родиной первого воздушного и первого танкового тарана.
Первый танковый таран совершил в Испании Семен Кузьмич Осадчий.
29 октября 1936 года на легком танке Т-26 в бою под Мадридом он столкнул в пропасть легкий итальянский танк «Ансальд» вооруженный двумя спаренными пулеметами.
В этот день советские танкисты уничтожили, два эскадрона франкистов, 12 пушек, тридцать автомашин, сожгли танковое подразделение противника.

Collapse )

Только к концу жизни Отто Скорцени понял, почему в 1941 году они не взяли Москву



«Супердиверсант» III Рейха, «мастер нацистского террора» за время войны прославился одной успешной операцией, а диверсантом стал, испугавшись навсегда остаться под березовым крестом, вбитым в землю «варварской России».
До самой смерти Скорцени подвергался ночным паническим атакам, когда ему снились бои под Москвой зимой 1941 года. Напиваясь в узком кругу друзей нацистов, бывший оберштурмбанфюрер, пьяно подвсхлипывая задавал один и тот же вопрос:
«Почему мы тогда не взяли Москву?».
На этот вопрос «человек со шрамом» ответил в книге воспоминаний «Неизвестная война». В ней он разложил по полочкам, почему немцы получили под Москвой звездюлей и стали отползать восвояси.    

Collapse )