July 9th, 2020

Подвиги и мученическая смерть Героя СССР Примо Джибелли



27 декабря 1893 года в семье миланского столяра Анджело Джибелли родился, сын, которого родители назвали Примо.
Повзрослев, он стал днем помогать отцу в мастерской, а вечером учиться в «Технической школе». После ее окончания, смышленому юноше предложили работу испытателя моторов на заводе «Фиат». Вскоре Примо познакомился с создателем «Итальянской коммунистической партии» Антонио Грамши, и вступил в партийную «Федерацию молодежи». За революционную деятельность, и призыв бойкотировать участие в мировой войне, Примо арестовали и отправили на фронт. Пока он добирался до передовой, война успела закончиться. В 1920 году, Примо за коммунистическую пропаганду уволили с завода, и он перешел на нелегальное положение.

Collapse )

Как Бог отомстил немецкому асу за сбитых «Ночных ведьм»



В октябре 1941 года по приказу «Ставки» был сформирован 588 ночной бомбардировочный полк, который возглавила 28-летняя Евдокия Бочарова. В мае 1942 года, полк прибыл на фронт, где его тут же прозвали «Дунькин полк». Бойцы сначала несерьезно отнеслись к авиаполку, в котором служили одни девушки, даже техники и те были женского пола. Немцы очень быстро оценили мастерство советских летчиц, прозвав их «Ночными ведьмами».
Уже 8 февраля 1943 года полк удостоился звания «Гвардейский» и был переименован в 46-й гвардейский «Таманский ночной бомбардировочный полк».
За ночь наши летчицы совершали по два-три боевых вылета. Советские У-2, поначалу прозванные немцами «Рус-фанер», на деле оказались трудно сбиваемыми целями.

Collapse )

Ходила на фронте одна байка



Говорят, что во время Великой Отечественной войны, командующие фронтами, стояли в очередь, за «искусным» советским снайпером, который мог взять любую цель. Он всегда прибывал на заранее указанный участок фронта с конкретным заданием: отработать заказ на «крупную дичь», или выполнить план по массовой валке врага. Гастроли могли продлиться неделю, когда один меткий выстрел закрывал заказ на высокопоставленного офицера вермахта, или продолжались несколько чпсов, когда снайпер валил любого немца попавшего в перекрестие его прицела.

Collapse )

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ФУТОВ



1

— Итак, она вам отказала обоим? — спросил на прощанье хозяин степной гостиницы. — Что вы сказали?

Род молча приподнял шляпу и зашагал; так же поступил Кист. Рудокопы досадовали на себя за то, что разболтались вчера вечером, под властью винных паров. Теперь хозяин пытался подтрунить над ними; по крайней мере, этот его последний вопрос почти не скрывал усмешки.

Когда гостиница исчезла за поворотом, Род, неловко усмехаясь, сказал:

— Это ты захотел водки. Не будь водки, у Кэт не горели бы щеки от стыда за наш разговор, даром что девушка за две тысячи миль от нас. Какое дело этой акуле…

Collapse )