July 13th, 2020

Когда Америке хреново она тут же вспоминает о России



Более двадцати лет тому назад лондонский Quarterly Review заметил: на земле есть лишь две великие страны, охваченные бурным развитием - Соединенные Штаты и Россия. Должно быть, это прозвучало ошеломляюще - особенно для чванливых англичан и тщеславных французов, воображающих, что все величие и слава мира сосредоточены в их пределах. Тем не менее, эти слова никоим образом не грешат против истины.

Конечно, итоги переписи в Великобритании показывают, что ее население увеличивается, пусть и медленно, а победы под Севастополем и Сольферино говорят о том, что Англия и Франция по-прежнему обладают немалой военной мощью. Но та же осада Севастополя свидетельствует перед историей и об упадке их могущества - ведь обеим странам пришлось напрячь все силы, чтобы взять эту крепость; а союзный договор между этими двумя державами-соперницами служит лишь дальнейшим подтверждением того же факта. Россия по размерам и населению превосходит и Англию, и Францию, а открывающиеся перед нею возможности для расширения поистине безграничны.

Collapse )

Гитлеру будет трудно эксплуатировать богатые ресурсы России



Заявления по поводу начавшейся войны, сделанные вчера Гитлером и Молотовым, - выступившим в роли «рупора» Сталина – напоминают диалог в аду, если предположить, что ад – это некая оборотная сторона нравственной вселенной, где добро и зло, правда и ложь поменялись местами. Каждая из сторон обвиняет другую в «беспримерном вероломстве», во всех тех преступлениях, что совершила она сама, обе называют друг друга лжецами и предателями. Эти два выступления – самая подходящая увертюра к акту агрессии, не имеющему прецедента в истории, как хвастливо заявил Гитлер, к вторжению, фронт которого простирается от Белого до Черного моря.

Они раскрывают причины, по которым в ходе этой войны может случиться все что угодно. Нельзя мыслить обычными категориями ожидаемого и неожиданного, когда имеешь дело с людьми, чьи мысли движутся в неизвестном направлении, полностью оторванные от любых мерок логики, порядочности и последовательности, лежащих в основе общепринятых законов человеческой расы.

Collapse )

Нападение Германии на Россию представляет собой однозначное благо для демократий



С яростью, словно воплотившей в одной драматичной вспышке всю долгую историю их насилия над собственными народами, два великих революционных режима современности внезапно схлестнулись в схватке не на жизнь, а на смерть. Это – война, предначертанная самой судьбой, давно уже предугадывавшийся конфликт между тоталитаризмом и тоталитаризмом. Он вторгается в ход идущей уже второй год более масштабной борьбы между тоталитаризмом и демократией и сливается с нею воедино – ошеломляя весь мир своей бурной внезапностью. Несомненно, он окажет глубокое влияние на развитие событий в этой войне. Столь же несомненно, что Гитлер, решивший вдруг резко повысить ставки в игре, многократно усилил и потенциальную опасность собственного положения.

Collapse )

Нападение на Россию – лишь еще один этап подготовки к вторжению на Британские острова



Вряд ли стоит тратить слова на нравственную оценку последнего шага Гитлера. Внезапно, без всякого предупреждения, он развернул на 180 градусов политический курс, начало которому было положено год и 10 месяцев назад подписанием Пакта Риббентропа-Сталина – точно так же, как сам этот пакт диаметрально изменил его политику (и принципы, в верности которым он клялся с пеной у рта) предыдущих пятнадцати лет.

Различные предлоги, которыми оправдывается нынешний разворот – насчет того, что Советская Россия не соблюдала заложенную в Пакте позицию нейтралитета, или что советские патрули на прошлой неделе нарушали границу – звучат по-детски нелепо. Единственный пассаж в заявлении Гитлера, содержащий хотя бы малую толику искренности – тот, где он по сути признает, что Пакт был временной уловкой, позволявшей добиться определенных целей, с тем, чтобы позднее «сбросить маску», когда эти цели будут достигнуты.

Collapse )

Сколько было «помощничков» у России в 1918 году



Россия, страдающая от анархии, эксплуатируемая своим германским соседом, нуждается в помощи Соединенных Штатов и их союзников. Для оказания этой помощи союзникам стоит направить миссию в Россию, но прежде необходимо получить ответы на ряд непростых вопросов. В какой форме нужно оказывать эту помощь? Действительно ли народ России хочет нашего вмешательства, или оно вызовет отрицательную реакцию и будет встречено в штыки? Нужно ли направлять нашу миссию в Россию через Сибирь, и, если да, какова должна быть природа подобной миссии?

Нижеследующее описание ситуации призвано помочь правильному ее осознанию, что позволит получить правильные ответы на наши вопросы.

Collapse )

Атака легкой бригады глазами английского корреспондента



В десять минут двенадцатого в атаку пошла наша бригада легкой кавалерии... Когда она двинулась вперед, русские встретили ее огнем пушек с редута справа, ружейными и штуцерными залпами. Наши кавалеристы гордо промчались мимо; их амуниция и оружие сверкали под утренним солнцем во всем великолепии. Мы не верили своим глазам! Неужели эта горстка людей собралась атаковать целую армию, выстроенную в боевой порядок? Увы, так оно и было: их отчаянная храбрость не знала границ, настолько, что позабыто было то, что называют ее самым верным спутником - благоразумие.

Collapse )