July 19th, 2020

Приказ ЗАВРАВШЕГОСЯ немецкого генерала Брокдорфа



СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 16 июня. (По телеграфу). На-днях на нашем участке фронта при разгроме одного штаба батальона из дивизии СС «Мертвая голова» бойцы захватили любопытный приказ командующего 2-м немецким армейским корпусом графа Брокдорфа, датированный 6 июня 1942 года.

Приказ озаглавлен: «Дивизия СС «Мертвая голова» в героической борьбе взяла Бол. Дубовицы». В тексте этого приказа говорится следующее:

Collapse )

Немцы несут огромные потери под Севастополем



СЕВАСТОПОЛЬ, 16 июля. (По телеграфу от наш. корр.) Ни на один час не прекращаются бои на Севастопольском участке фронта. Враг несет тяжелые потери и вводит в бой все свои резервы, вплоть до саперных и тыловых подразделений. Однако он с прежним ожесточением продолжает атаковать наши позиции. Вчера только на южных подступах к городу немецкие войска при поддержке большого числа танков и бомбардировочной авиации пять раз штурмовали линию обороны N стрелковой части. Героические севастопольцы стойко отражали натиск противника, нанеся ему большой урон.

Collapse )

Девушка с винтовкой



Со стороны это было похоже на представление в кукольном театре. Немец сидел за ширмой из густых непролазных кустарников и разыгрывал целую комедию. Сначала он выставил вперед металлическую каску. Ржавая, с помятым козырьком, с пробоиной в левом углу, каска то лежала неподвижно, то вдруг принималась прыгать, как заводная.

Потом Людмила Павличенко увидела, как возле одинокого тополя словно из-под земли выросло искусно сделанное чучело немецкого солдата. На нем была темнозеленая шинель, пилотка-пирожок, бурые ботинки, нарочно запачканные грязью. И даже винтовку этот тряпичный воин держал с той непринужденностью, которая отличает живого человека.

Collapse )

Плач КОЛЧЕНОГОГО Геббельса



Жестокая и беспощадная битва за Севастополь, а также общее наступление германской армии привели к возобновлению оживленной дискуссии – в первую очередь в прессе нейтралов. Как и прошедшей зимой, ее предметом стала так называемая «русская душа». Западноевропейцев всегда интересовал вопрос о том, где проходит не только территориальная, но и духовная граница между Европой и Азией. Не стоит отрицать, что в наших краях то смешение народностей, что называлось Россией до 1917 г., а в дальнейшем – Советским Союзом, всегда казалось чем-то загадочным. Это не имело никакого отношения к царизму в прежние дни, и к большевизму сегодня. Загадка связана с тем, что различные национальности, соединившиеся в пределах этого чудовищного государства, даже не являются народом [Volk] в нашем понимании этого слова.

Collapse )

Фрицы о фрицах



Я часто писал о немецкой армии. Мои статьи могли показаться чрезмерно страстными. Сегодня я дам слово самим немцам: пусть фрицы нам расскажут о фрицах.

Немцы поняли, что война в России — это не парад и не карательная экспедиция. Красная Армия заставила их призадуматься. Один фриц в письме к невесте Доре сначала жалуется на жару, а потом добавляет: «Дни такие же пасмурные, как ночи. Надеюсь, милая, ты меня понимаешь? Яснее я написать не могу». Ефрейтор Мейер отвечает брату: «Ты пишешь, чтобы мы поскорее расправились с русскими. Да, если бы это было так легко. Мы стоим во вражеской стране, в проклятом «зеленом аду». Иногда я молюсь от всей души, а когда начинаются такие мучения, поневоле ругаешься, как извозчик». Лейтенант Карл Шпанде возмущен нашей артиллерией: «Эта «чортова пушка» уже погубила сотни тысяч немцев. У меня от нее сделалось нервное заболевание, тик и спазмы». Фельдфебель Карл Мауер, самолет которого сбил наш летчик, возмущенно говорит: «Таран — недостойный прием. Я не могу летать, когда противник способен на такие сумасшедшие штуки». Шофер Гельмут говорит: «У нас все боятся русских штурмовиков». Ефрейтор Ганс Крамер пишет: «Когда у нас кричат, что летит «железный густав», я хочу помолиться и не могу — зуб на зуб не попадает». Солдат Гросс говорит: «Жизнь стала невозможной из-за русских снайперов, нельзя носа показать». Танкист Шаллер негодует: «У русских завелись какие-то свинские ружья, они пробивают любую броню. Можно сойти с ума от этакого угощения».

Collapse )