September 9th, 2020

Последнее интервью Льва Гумилева



ВОПРОС: Приходилось слышать, что Ваш, Лев Николаевич, интерес к евразийству проявился очень рано. Не могли бы Вы рассказать, как открыли для себя евразийство?

- Когда я был молод, точнее, когда я еще только поступил на первый курс исторического факультета Ленинградского университета, меня уже тогда интересовала история Центральной Азии. Со мной согласился поговорить «заслуженный деятель киргизской науки» Александр Натанович Бернштам, который начал разговор с предостережений, сказав, что самое вредное учение по этому вопросу сформулировано «евразийством», теоретиками белоэмигрантского направления, которые говорят, будто настоящие евразийцы, то есть кочевники, отличались двумя качествами - военной храбростью и безусловной верностью. И на этих принципах, то есть на принципе своего геройства и принципе личной преданности они создавали великие монархии. Я ответил, что мне это, как ни странно, очень нравится и мне кажется, что это сказано очень умно и дельно. В ответ я услышал: «У вас мозги набекрень. Очевидно, вы - такой же, как и они». Сказав так, он пошел писать на меня донос. Вот с этого и началось мое знакомство с евразийством и с научным работником Бернштамом... А в 1938 году, когда я учился на четвертом курсе и был арестован в третий раз (всего же меня арестовывали четырежды), в Крестах, в душной тесноте под нарами (я спал на голом асфальтовом полу), мне пришла в голову замечательная идея...

Collapse )

Лев Гумилев знал «Чего стоит МУДРОСТЬ»



Во всем его облике явственно проступают черты отца - известного поэта. А глубоким, хорошо поставленным голосом, неторопливостью речи, ироничностью и точностью суждений, частой несговорчивостью с собеседником он во многом напоминает мать. Такой, по крайней мере, видится Анна Андреевна Ахматова в воспоминаниях современников. Старая фотография родителей висит справа от рабочего стола научного сотрудника НИИ географии Ленинградского университета Льва Николаевича Гумилева. Впрочем, он говорит о своих знаменитых родителях неохотно, категорически прерывая любые намеки на подобную тему. Но наша беседа совсем о другом. У Льва Николаевича Гумилева за плечами долгая трудная жизнь, встречи с людьми, книгами… И еще - множество жизненных наблюдений, огромный (подчас горький!) опыт ученого и человека. Я рада, что наш разговор происходил у профессора дома, Ведь именно так возникает особая доброжелательная атмосфера, без которой немыслима доверительная, искренняя беседа.

Collapse )

Всем нам завещана Россия – Лев Гумилев



Безусловно, отечественная история многолика и сложна, - начал нашу беседу Лев Николаевич. - Здесь нет прямых линий и однозначных ответов. Но, увы, историческая наука из родника самопознания народа постепенно превратилась в весьма запутанное дело. История же, между тем, точная наука. Историк, сколько бы он ни ратовал за патриотизм, должен быть беспристрастным, следовать факту в его логическом, историческом и критическом осмыслении.

Наше общество сегодня лихорадят противоречия, и это, естественно: прорыв в будущее всегда труден, но трудности наши, я убежден в этом, преодолимы. И чтобы это понять, необходимо уяснить себе особенность и уникальность исторического пути России, ее роли в мировой истории, точно знать, откуда мы и чью генетическую память храним в себе.

Collapse )

Гумилев: Обвинение понятно. Виновным себя не признаю



Из архивов КГБ
Казалось, о «тех временах» написано столько, что ни у кого уже не должно оставаться и тени сомнения насчет нашего страшного прошлого. Тем не менее, вопреки здравому смыслу на митингах появляется все больше людей, благоговейно прижимающих к груди портретики «вождя народов». Лишь потому, что по счастливой случайности сталинская коса репрессий их не задела, они уверены: лучшего периода в жизни советского государства никогда не было. На все попытки доказать им обратное незамедлительно следует отпор: «Вы все врете!». Человеку свойственно идеализировать собственную точку зрения, но беспристрастными в политических спорах остаются документы, а наиболее глубокие впечатления среди них оставляют уголовные дело, заведенные не на сильных мира сего, а на простых смертных…

«Хочешь счастья стране — будь бдителен вдвойне!»
10 марта 1938 года сержантом госбезопасности А. Бархударьяном в Ленинграде была раскрыта молодежная контрреволюционная организация из трех человек. Путем активной антисоветской агитации против политики ВКП(б) и совершения терактов в отношении Сталина, Ежова и Жданова они ставили перед собой задачу свержения Советской власти и восстановления в СССР буржуазно-демократической диктатуры. Возглавлял организацию студент IV курса ЛГУ Лев Гумилев — сын расстрелянного участника Таганцевского заговора Николая Гумилева.

Collapse )