October 29th, 2020

Сны Гильды Фишер



Перед нами пачка писем, найденных у пленных и убитых немецких солдат и офицеров.

«Если тебе представится возможность купить что-либо, то смотри, купи маленькие кожаные ботинки, каждому по паре, № 25 и № 23. Также купи метел для нашей кухни (у нас их совсем нет) и, прежде всего, сапожных щеток», - просит домовитая мамаша ефрейтора Гельмута Вирта из Энсдорфа.

В том же письме она беспокоится, что ее сын может пострадать от партизан («в России так много стрелков из кустарников!»), и выражает свой страх перед территорией нашей страны («бесконечно огромная Россия»).

Collapse )

Неумеючи и свинью не убьешь, а немца нужно бить умеючи



После артиллерийской подготовки немцы пошли в атаку. Они думали, что в рощице не осталось живой души. Тогда закричал старшина Жамбул Тулаев: «Ни шагу назад!» Семь бойцов. Пулеметчики выбыли из строя. Тулаев лег за пулемет. Немецкие автоматчики просочились во фланг. «Ни шагу», кричал Тулаев. Атака была отбита. Жамбул Тулаев - бурят. До войны он был искусным охотником. Далеко от фронта до дома Тулаева, далеко от Старой Руссы до Байкала. Но Жамбул Тулаев защищает свою родину.

Гавриил Хандогин родом из Красноярского края. Бродил по тайге с ружьем, бывало, приносил домой по двадцати белок. Жил хорошо человек: жил, как ему нравилось. Напали на Россию немцы. На Волхове осколок мины ранил Хандогина: оторвал указательный палец на правой руке. Что же, Хандогин приспособился. Недавно он убил сто шестнадцатого немца. Он говорит: «Ох, и зол я на них!..»

Collapse )

Священная война за ЧЕЛОВЕКА



Затишье между боями способствует раздумью. Неутолима жажда человека понять свое время, взглянуть с высоты на лихорадочную пестроту дней, осознать смысл происходящего. Когда стоишь возле русского города, занятого немцами, когда в ночи душу томят видения виселиц или шум ветра, похожий на человеческий стон, не спрашиваешь себя, зачем ты воюешь. Война давно перестала быть загадкой для ума, она стала делом совести. Однако человек продолжает думать. Он догадывается, что его судьба шире и глубже освобождения ближнего города, шире и глубже спасения товарищей по роте. Он может быть еще не осознал до конца, но он уже почувствовал свое историческое назначение.

Недавно некоторые литераторы меня упрекнули в чересчур легкомысленной и пренебрежительной оценке наших противников: как можно при виде мощной германской армии писать о «фрицах-блудодеях» или о «мото-мех-мешочниках»? Дело, конечно, не в моих статьях, а в подходе к существу современной Германии, следовательно, в понимании смысла нашей войны.

Collapse )

ПУЛЕМЕТЧИКИ СБИЛИ ТРИ НЕМЕЦКИХ САМОЛЕТА



ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 17 июля. (По телефону от наш. корр.). Вечером над боевыми порядками N Гвардейской стрелковой части появились девять бомбардировщиков врага. В это время в воздухе не было наших истребителей, и немецкие летчики рассчитывали безнаказанно сбросить бомбовый груз. Пока «Юнкерсы» были на большой высоте, ничто не мешало им. Но вот они вошли в пике, и стрелки-гвардейцы открыли по ним дружный огонь из всех видов оружия.

Collapse )

ФРОНТОВОЙ СЛЕТ СНАЙПЕРОВ



ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ, 17 июля. (По телеграфу от наш. корр.). Три дня продолжался фронтовой слет снайперов-истребителей. На этот слет собрались наряду со снайперами лучшие мастера военного дела всех родов войск. Тут были представлены знатные кавалеристы, артиллеристы, зенитчики, танкисты и летчики. Среди участников слета были такие, как снайпер лейтенант Изегов со своими тремя учениками Орловым, Гавриловым и Бронниковой. Вчетвером они за три месяца довели свой боевой счет до 605 уничтоженных немецких солдат и офицеров. Здесь были также летчики-истребители Герои Советского Союза Силантьев и Галкин, которые сбили в воздушных боях по 10 самолетов, храбрый танкист гвардии капитан Семенной, за год войны награжденный четырьмя орденами, и другие.

Участники слета прослушали доклад начальника политуправления фронта о развертывании массового движения снайперов и бойцов-истребителей других военных специальностей. После доклада начался широкий обмен боевым опытом.

Collapse )

В России холодно, неуютно и нас бьют



Немецкая радиостанция «Вейксель» передала 18 марта следующее описание Москвы: «Москва все еще находится рядом с фронтом. Отзвуки боев, шаги марширующих колонн и стук копыт настораживают население. Автомобиля нигде не увидишь, за исключением нескольких заблудившихся машин с фронта, наполовину разрушенных немецкими снарядами. На улицах Москвы целыми днями упражняются группы милиционеров, окопавшись в снегу, они стреляют по мишеням. Настороженные жители Москвы быстро перебегают через перекрестки улиц. По вечерам в город возвращаются колонии женщин, которые работают на оборонительных работах и направляются в тюрьмы или в другие указанные им помещения. Все кафе, рестораны, клубы закрыты. Кремль и почти все вокзалы разрушены. Красной площади больше не существует. Особенно пострадали промышленные районы. Коммунисты принуждают измученных рабочих устраивать по ночам политические демонстрации».

Collapse )