November 6th, 2020

Суд идет!



Я долго ждал этого часа. Я ждал его на дорогах Франции, где гитлеровцы расстреливали беззащитных беженцев. Я ждал его в Истре и в Волоколамске, глядя на пепелища и виселицы. Я ждал его в селах Белоруссии, в городах омраченной Украины. Я ждал часа, когда прозвучат слова «Суд идет». Сегодня я их услыхал.
Главы союзных государств торжественно заявили, что фашистские преступники не уйдут от суда. Суд открыт. На скамье подсудимых, кроме презренного предателя, три немца. Это первые. Но это не последние. Мы запомним 15 декабря - в этот день мы перестали говорить о предстоящем суде над преступниками, мы начали их судить.

Collapse )

Стандартные убийцы



Сколько раз я видел таких же - и на улицах Парижа, и в наших землянках, наглых или перепуганных, но неизменно бесчеловечных. Конечно, эти три выделяются - не своими пороками, цифрами. Они замучали очень много невинных. Но дело не в их свойствах, дело в службе. Немецкий артиллерист или пулеметчик пытает мимоходом, расстреливает между делом. Эти служили в войсках СС, в полевой полиции, в СД. Я убежден, что на их месте любой фриц любого вида оружия достиг бы тех же рекордов расстрелов и повешений. Дело не в душевных свойствах того или иного немца, а в сущности гитлеровской армии.
Вот уже третий день они сидят перед нами, они поражают именно своей ничтожностью. Это не таинственные злодеи, это стандартные фрицы. Вот капитан Лангхельд. В него впились юпитера. Его снимают анфас и в профиль. Переполненный зал прислушивается к каждому его слову. Капитан смущен успехом. Почему им заинтересовались? Но его спрашивают, а он отвечает. Он привык повиноваться. Отвечает спокойно, методично - да, он убивал женщин, да, он истязал пленных. Да. Да. Да.

Collapse )

О немецких «клиньях» и «клещах»



В зарубежной печати неоднократно писалось о так называемых немецких «клиньях» и «клещах». Можно подумать, что эта форма борьбы представляет собой исключительно оригинальный образец оперативного творчества фашистского командования. В действительности это не так. Она уходит своими корнями в опыт первой мировой войны 1914-1918 гг. Истоки таких оперативных и тактических приемов можно найти и значительно раньше.

Прежде всего отметим, что характерная особенность «клиньев» и «клещей» - наступление на широком фронте с концентрацией основных сил на решающих направлениях для прорыва фронта противника и окружения его группировок в оперативном или тактическом масштабе. Основная задача наступающих войск - пленение и уничтожение живой силы противника с выходом на важные рубежи. Одно из важнейших условий успеха такого наступления - внезапность удара.

Collapse )

На поле боя



Это было очень удобное место для удара. Надо было только завлечь противника, заставить его вклиниться в невыгодную для него лощину. Операцию провели умно, продуманно, и крупное соединение германо-румынских войск, попав в ловушку, оказалось разгромленным.

Вот оно - поле боя, обильно политое вражеской кровью, усеянное трупами солдат, офицеров и лошадей, покрытое машинами, орудиями, ящиками с патронами и снарядами, минами, бомбами, минометами, обломками, осколками, обуглившимися повозками.

Вот здесь, повидимому, группа вражеских пулеметчиков и стрелков пыталась удержаться. Она засела во рву, спряталась за земляное возвышение и открыла огонь по наступавшим бойцам Красной Армии. Но на огонь наши ответили огнем ожесточенным, метким. Все вражеские пулеметчики получили ранения в голову. Так и сидят четыре пулеметчика, приткнувшись к самому краю рва.

Следующая группа вражеских солдат погибла в результате штыковой атаки.

Collapse )

Фибровый чемодан немецкого лейтенанта



О том, как попал фибровый коричневый чемодан лейтенанта немецкой армии Вильгельма Цейца в расположение наших войск, рассказал нам разведчик ефрейтор Константин Зотов.

Группа наших разведчиков отправилась на добычу «языка». Скрытно подобравшись к дзоту, разведчики убрали часового так, что тот и не пикнул. В дзоте было всего четверо немцев. Трое из них пытались было сопротивляться и были убиты, а четвертого разведчики захватили живьём и привели в часть. Взят был и его чемодан.

В штабе части допросили Вильгельма Цейца и осмотрели чемодан.

Collapse )

Исповедь врага



24 октября на правом берегу Днепра южнее Днепропетровска был убит лейтенант германской армии К.Ф. Брандес. На нем нашли толстую записную книжку - это был дневник. Не раз мне попадали в руки дневники немецких офицеров и солдат. Это были однообразные записи о грабежах и попойках, об экзекуциях и посылках. Дневник лейтенанта Брандеса отличается от таких документов. Он написан умным и образованным человеком. К.Ф. Брандес был доктором исторических наук и литератором. Он много читал и в отличие от своих сослуживцев много думал.

На первой странице дневника значится: «В случае смерти прошу, не читая, переслать этот дневник моей жене». К.Ф. Брандес понимал, что его записи не придутся по вкусу начальникам. Дело не в идеологии: К.Ф. Брандес - фашист. Захват Европы он называет «немецкой весной». Он, как и его сотоварищи, пришел в Россию за «жизненным пространством». Но в отличие от многих гитлеровцев К.Ф. Брандес видел крах своих мечтаний. Он добросовестно описывал развал германской армии. Он показал ничтожество людей, которые до настоящего времени правят Германией. Всё это придает исключительный интерес его дневнику. Я приведу из него наиболее интересные отрывки.

Collapse )

Автопортрет немецкого офицера



Лейтенант Гергард Линке - типичный кадровый офицер немецко-фашистской армии. Он прошагал с нею по землям многих оккупированных Германией стран Европы, и там, где ступала его нога, земля становилась красной от крови и черной от пожарищ. Из порабощенной Франции он был послан на Восток и 22 июня 1941 года перешагнул границу СССР, чтобы и здесь огнем и штыком утвердить «новый порядок», знакомый уже народам Польши и Чехословакии, Бельгии и Греции, Голландии и Югославии. За свои кровавые «подвиги» лейтенант Гергард Линке получил от Гитлера два железных креста - 1-го и 2-го класса.

Карьера офицера немецкой армии, по собственному признанию Линке, являлась его «давнишней мечтой». И он преуспевал, ибо являл собой в некотором роде эталон гитлеровского среднего офицера: превозносил «фюрера» и презирал народ, обожал муштру, был исполнителен, блистал безупречным пробором и полным отсутствием мысли в водянисто-голубых глазах и каких-либо человеческих движений в сердце.

Collapse )