November 11th, 2020

Разговор с Августом Гуммелем



Прежде чем сдаться в плен нашим разведчикам, он отяжелевшей рукой метнул гранату, затем пошатнулся и упал.

Протрезвившись, лейтенант Август Гуммель из Гросскарценбурга предстал перед рабочей делегацией, прибывшей на фронт.

Потирая огромные оттопыренные уши, Гуммель тупо смотрел на людей и, кажется, плохо соображал, что с ним происходит. Если он в плену, то почему его окружают штатские люди?

Collapse )

О немецком садизме



В маленьком тихом немецком городке Мюнстербурге жил старый холостяк по имени Денке. Он любил розы и капусту. Жители городка считали его добродушным, безобидным человеком. Однажды в 1924 году из этого уютного домика с дикими криками выскочил человек в разодранной одежде. Он вопил, что его хотели убить, и убить хотел не кто иной, как сам Денке. Вопивший оказался нищим, которого пригласил в домик Денке. Его забрали в полицию и сначала не поверили ему, решили, что он возводит поклеп на тихого старичка. Но он так клялся и так подробно рассказывал о том, как его душил Денке, что старичка под ропот его соседей пришлось арестовать. В тюрьме он повесился.

Collapse )

Армия мстителей



Кровавый след преступлений тянется за немецкой армией, вторгнувшейся в нашу страну двадцать месяцев тому назад. Самая мрачная фантазия не могла бы представить себе неслыханных злодейств, учиненных гитлеровцами на советской земле. Миллионы наших братьев и сестер ввергнуты немцами в такую бездну страданий, перед которыми бледнеют муки Дантова ада. Казалось, мы уже хорошо узнали зверское лицо врага. Но каждый день войны с немцами открывает нам новые и новые подробности кошмарных бесчинств гитлеровской банды убийц. Не одну сотню километров прошли за последние месяцы советские бойцы в своем победоносном наступлении. И то, что предстало их глазам, леденит в жилах кровь, болью сжимает сердце.

Мощные удары Красной Армии посеяли среди немецких войск чувство растерянности. Но жестоко ошибется тот, кто подумает, что враги покинут без боя хотя бы километр нашей земли, умерят свои животные инстинкты. Наоборот, чем крепче мы бьем их, тем сильнее злобный демон низменной ярости и разрушения овладевает темными душами этих дикарей XX века. Им мало того, что они натворили за месяцы своего хозяйничанья в захваченных районах. Отступая, они хотят окутать саваном смерти всё живое, что еще уцелело за время их владычества.

Collapse )

Тринадцать повешенных



Тринадцать повешенных... Этот страшный снимок найден в бумажнике немецкого офицера, убитого у Нижне-Кумской. Равнодушный об'ектив его фотоаппарата запечатлел кошмарное преступление наших врагов. Мы не знаем имен этих жертв немецко-фашистских мерзавцев. Мы не знаем места, где тринадцать советских людей приняли свою мученическую смерть. Мы видим только снег, русские сосны и трупы наших братьев.

Collapse )

Звериная сущность немцев



Пленный обер-ефрейтор 14 роты противотанковой обороны 328 гренадерского полка 227 немецкой пехотной дивизии Эрих Пфальцграф обратился к советским военным властям со следующим заявлением: «За время моей службы в немецкой армии я побывал в Голландии, Бельгии, Франции и России. Я видел, как немецкие солдаты грабили гражданское население и убивали мирных жителей. Везде немецкие офицеры относились к населению бесчеловечно и варварски. Перед походом в Россию солдат проинструктировали, что они не должны щадить никого из гражданского населения, невзирая на пол и возраст. Офицеры говорили: «Чем беспощаднее вы будете действовать, тем скорее русские будут ползать у наших ног».

Collapse )

На люнебургском процессе



Под Люнебургом можно увидеть березы. Они мелькают у шоссе и в отдаленных перелесках рябенькими своими стволами, такими же, как и у нас, на родине, в России. Может быть, березы несколько слабее в росте, заглушаемые какими-то каменными стволами дубов и вязов. Пейзаж почти русский здесь, в Северной Германии, и только чужды взгляду сплюснутые с боков высоченные крыши из черепицы, с желобами, боковыми водоотводами. Холодный дождь обмыл крыши. Осень во всем: в порывах простудного ветра («дышит Северное море»), в листопаде, перемежающихся дождях, в свинцовой окраске вод Эльбы.

К Бельзенскому концентрационному лагерю ведет аллея берез. По асфальту шоссе, пролегшему между стволами, вели на смерть много людей разных национальностей и среди них русских. Русскими называли всех советских граждан, будь он узбек, башкир или грузин. Советских людей отмечали красными полосами на груди, на правой стороне брюк, на шапке и буквами «US». Тех, кто пытался бежать, клеймили по одежде красными кругами. Обычно в большинстве только русские пытались бежать из лагерей. Иногда им удавалось. Пойманных расстреливали или избивали до смерти. Когда в Бельзенский лагерь поступала очередная партия, эсэсовцы выстраивали вновь прибывших на плацу, выгоняли из бараков заключенных и для устрашения остальных, на глазах у всех, убивали саперными лопатами перед строем несколько русских. Делали так: ударяли лопатой наискось по затылку, слетало полчерепа. Если удар был не точен, человека сшибали палкой, и череп раскалывали уже на земле. Мне рассказал об этом лейтенант Ефрем Малинович, житель Ростова, освобожденный из лагеря 15 апреля нынешнего года.

Collapse )

Победа в Маньчжурии



Квантунская армия не могла уже организованно сопротивляться. Она была парализована, сокрушена. Японцы оказались не в состоянии ни создать сплошного фронта, ни противостоять манёвру Красной Армии. Их последняя надежда - дать генеральный бой на линии Мукден-Чанчунь - развеялась, как дым. Искусство и сила советских войск сорвали все их планы.

Напрасно японское командование металось в поисках выхода, стараясь оторваться от советских войск. Они наступали стремительно. И уже близилось соединение войск Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов, хотя еще большие пространства разделяли их.

Collapse )