December 1st, 2020

Приказ Народного Комиссара Обороны СССР №55, 23 февраля 1942 года



…8 месяцев назад фашистская Германия вероломно напала на нашу страну, грубо и подло нарушив договор о ненападении. Враг рассчитывал, что после первого же удара Красная армия будет разбита и потеряет способность сопротивления. Но враг жестоко просчитался. Он не учел силы Красной армии, не учел прочности советского тыла, не учел воли народов нашей страны к победе, не учел ненадежности европейского тыла фашистской Германии, не учел, наконец, внутренней слабости фашистской Германии и ее армии.

В первые месяцы войны ввиду неожиданности и внезапности немецко-фашистского нападения Красная армия оказалась вынужденной отступать, оставить часть советской территории. Но, отступая, она изматывала силы врага, наносила ему жестокие удары. Ни бойцы Красной армии, ни народы нашей страны не сомневались, что этот отход является временным, что враг будет остановлен, а затем и разбит.

Collapse )

Махач между финскими и немецкими солдатами



В конце декабря прошлого года в одном ресторане города Оулу четыре немецких солдата подсели к финским женщинам и нагло предложили следовать с ними. Женщины обратились за помощью к финским солдатам, находившимся в ресторане. Один финн схватил стул и с размаху ударил им немца.

Collapse )

Волчьи посулы



Немцы издают в Киеве газету «Украине цейтунг». Это не листок для пропаганды, это интимный вестник грабителей и вешателей. В «Украине цейтунг» оккупанты жалуются на трудности своего ремесла: у них руки устали - столько приходится пороть и вешать.

Издавна при одном слове «Украина» у голодной немчуры текли слюнки. Мамаши рассказывали желторотым фрицам о молочных реках и кисельных берегах. Однако немцев ждало разочарование.

Конечно, захватив Украину, они поживились. Пошарив, они нашли и малость хлебца, и сало, и сахар. Но все это быстро исчезло в брюхе голодной Германии. Подходит время весеннего сева. Немцы уговаривают украинцев, грозят им. Но украинцы не торопятся...

Collapse )

Что происходит в оккупированных областях Украины



На днях немцы передали по радио распоряжение гаулейтера Украины Эриха Коха. Фашистский сатрап об'являл установленный Гитлером «новый порядок» землепользования в оккупированных областях Украины.

Земля, распоряжается этот ублюдочный правитель, переходит в частную собственность, т.е. фактически становится достоянием немецких помещиков и кулаков. Однако ввиду нехватки сельскохозяйственного инвентаря и невозможности обработки земли временно устанавливается общинная форма землепользования. Совхозы становятся собственностью германского государства, так сказать, государственными имениями.

«Новый порядок» землепользования есть не что иное, как новая форма организованного ограбления украинской деревни. С одной стороны, фашисты хотят оставить за собой право свободно распоряжаться чужой землей, с другой - их прельщает возможность превратить общественные хозяйства или, как они их называют, «экономические дворы» в замаскированные помещичьи усадьбы.

Мысль, в самом деле, для фашистов заманчивая: украинцы сообща обрабатывают землю, убирают урожай, а немцам остается подавать вагоны и свозить весь хлеб в Германию. По форме - колхоз, по существу - имение. Распоряжается им немец-помещик.

Collapse )

Украинский националист Петлюра



Выдающаяся карьера малороссийского лидера - бухгалтера, писателя, но не профессионального военного

Имя Симона Петлюры опять зазвучало у всех на устах - на этот раз в связи c вторжением Польши на Украину. За прошедшие полтора года имя этого украинского лидера стало в большей или меньшей степени известно всем, кто интересуется ситуацией в Восточной Европе, особенно в той ее части, которая ранее принадлежала Российской империи. Причем оценки, которые дают Петлюре как человеку и руководителю его друзья и враги, сильно разнятся.

Collapse )

Немцы 1944



Есть сентенция: «В доме повешенного не говорят о веревке». Это относится к деликатности: зачем напоминать о совершившемся? Но в доме преступника, который знает, что его повесят, если не говорят, то думают о веревке. Действительно, трудно интересоваться галстуками или шарфами, когда впереди петля. Немецкая армия и немецкий тыл теперь думают об одном: о возмездии. Для осужденного есть нечто страшнее самой казни: несколько шагов, которые отделяют его от эшафота. Еще сотни километров отделяют границы Германии от Красной Армии. Но немцы, сейчас не считают километров. Они считают месяцы и часы.

Пленные фрицы и в начале войны, мгновенно переходя от наглости к подхалимству, вопили: «Гитлер капут». Это было лицемерной угодливостью. Теперь пленные произносят «Гитлер капут» меланхолично и спокойно, как справку. Недаром на фронте немцев образца 1944 года прозвали «фрицы-капутники». Однако, желая определить состояние германской армии, я менее всего склонен основываться на рассказах пленных: это ненадежный источник. Я предпочитаю послушать немецких офицеров, находящихся на свободе: этим незачем сгущать краски. Вот как описывает наступление Красной Армии майор Виер из германского генштаба в специальном бюллетене для солдат «Центральной группы армии»:

«Советы стягивают на узкий участок фронта полтысячи танков, тысячу орудий разного калибра и в день атаки совершают свыше тысячи боевых вылетов, - причем это не единичное явление.

Collapse )