December 10th, 2020

Зачем грабить банк, если можно основать банк



1870 год. Через несколько месяцев завершится объединение Германии под главенством Пруссии. С побеждённой Франции будет взыскана 5-миллиардная контрибуция. Бурными темпами развивается промышленность. «Пробуждённое» немецкое национальное чувство используется для извлечения новых прибылей. Наступает эра спекуляции и грюндерства, эра акционерных обществ. Только за четыре года – с 1870 по 1874-й – в Германии возникло 857 акционерных обществ с совокупным капиталом в 3306 млн марок. Множество мелких капиталов объединялись в немногие крупные. Пройдёт несколько лет, и из чрева акционерных предприятий выползут тиссены, сименсы, появится тень зловещей «ИГ Фарбениндустри». Эти монополии будут становым хребтом германского империализма, который уже вожделенно смотрит на чужие территории.

События развиваются своим чередом. Создание акционерных обществ ещё больше подстёгивает концентрацию производства и капитала. Появляются крупнейшие коммерческие акционерные банки. Им суждено заменить маломощные частные банкирские дома.

Collapse )

Как «Немецкий банк» претендовал на европейское фюрерство



Первые 30 лет своего существования «Немецкий банк» посвятил железнодорожному бизнесу и операциям с иностранными займами. Строительство железных дорог было весьма прибыльным делом. На нём обогащались и другие германские монополии. Можно даже сказать, что последняя треть XIX в. была отмечена железнодорожной лихорадкой. Ещё В. И. Ленин вскрыл связь железных дорог «с крупным производством, с монополиями, с синдикатами, картелями, трестами, банками, с финансовой олигархией…»[7]. Железные дороги были как бы визитной карточкой капитализма. Они являлись, по ленинскому определению, итогами самых главных отраслей капиталистической промышленности – каменноугольной и железоделательной – и одновременно наиболее наглядными показателями развития мировой торговли и буржуазно-демократической цивилизации.

Collapse )

Россия – страна, где можно недурно заработать, если знать её условия



Процветающие военные монополии, входившие в сферу влияния «Немецкого банка», стремились к обострению империалистических противоречий, им тоже нужна была «жирная» война. Группа «Немецкого банка» всячески подталкивала имперский кабинет к развязыванию такой войны. Для этой цели «Немецкий банк» имел в правительстве кайзеровской Германии могущественных ходатаев.

Первым среди них был Карл Хельфферих. Реакционер, пруссак до мозга костей, Хельфферих прошёл путь от чиновника колониального отдела министерства иностранных дел рейха до директора «Немецкого банка», а затем и министра. Став министром финансов в имперском кабинете, Хельфферих, как свидетельствует немецкий экономист Г. Бауманн, «взял ответственность по финансированию первой мировой войны». В этой должности он действовал столь «успешно», что в 1916 г. уже стал вице-канцлером Германии. Хельфферих непосредственно участвовал во всех аферах грабительской империалистической политики. Наряду с ограблением государственной кассы рейха во время войны к его самым «блестящим» достижениям можно отнести аферу с инфляцией, проведённую крупными концернами Германии в начале 20-х годов.

В кровавом 1914 году капиталы «Немецкого банка» увеличились на 50 млн марок, достигнув внушительной цифры в 250 млн марок. Характеризуя тогдашнюю мощь банка, В. И. Ленин писал:

Collapse )

Куда вынесла Германию американская золотая волна?



Однако, несмотря на оккупацию, потерю части патентов – основы экономической экспансии, немецкая экономика в общем не потерпела существенного ущерба. Напротив, монополии, поставлявшие вооружение для армии, вышли из войны ещё более сильными. Через несколько лет германские концерны и банки снова выступили с претензиями на мировое господство.

«Немецкий банк» и здесь был одним из первых. Он приумножил свои капиталы. В предпоследнем военном году дельцы с Бэренштрассе прибрали к рукам «Шлезише банкфэрейн» и «Норддойче Кредитанштальт» – два значительных финансовых института Северной Германии – и открыли очередной филиал в Софии.

1918 год отмечен экспансией «Немецкого банка» в идеологическую область. Банк основывает киностудию «Универзум фильм АГ», ставшую в последующие годы пропагандистской организацией всех националистических и шовинистических сил Германии, идеологической базой фашизма. 1920 год – год неслыханных экономических трудностей – принёс «Немецкому банку» очередное увеличение капитала на 125 млн марок. Совокупный капитал банка составил уже 400 млн марок. Располагая такими средствами, можно было продолжать экспансию. И уже в следующем году банк открывает свой филиал в Амстердаме. Недурное начало после тотального поражения в войне!

Collapse )

Тайные правители мира



Огромная финансовая мощь позволяла банковской монополии играть определяющую роль в политической жизни страны. В этом смысле «Немецкий банк» лишь продолжил традиции. Ещё в конце прошлого века он контролировал имперский кабинет. Гешефты банка определяли внешнеполитический курс Германии. Достаточно вспомнить аферу с Багдадской железной дорогой. И каждый раз кайзеровское правительство послушно следовало в фарватере «Немецкого банка».

Вместе с Круппами, Стиннесами и Тиссенами «Немецкий банк» властвовал и в «либеральной» Веймарской республике. Всё, что происходило в стране, во многом зависело от воли банка. Так, имперский кабинет Брюнинга существовал лишь за счёт поддержки региональной группы «Немецкого банка», которую возглавлял один из директоров «Немецкого банка» и член правления могущественного «Стального треста» Отто Вольф. К этой группе, куда входили восемь крупных фирм, примкнули стальной воротила Клекнер, угольный магнат Зильберберг, влиятельный банкир Пфердменгес и др. Эта группа имела своих политических представителей в правительстве – католическую партию Центра, лидером которой был сам канцлер. Однако фактическим главой партии являлся член её центрального правления, крупный акционер «Немецкого банка» Клекнер.

Collapse )

Имперские притязания и… мошенничество



Свои разбойничьи замыслы банк с самого начала намеревался осуществлять с помощью грубой силы. Это совпадало с планами нацистской партии и фашистского генштаба. Так же как и Гитлер, финансисты с берлинской Бэренштрассе были сильно заинтересованы в войне против Польши и Советского Союза. Ради этой «великой цели» банк готов был подождать с возвращением колоний. Однако подготовка к колониальной экспансии велась им усиленными темпами. Особенно усердствовал директор «Немецкого банка» Курт Вейгельт. Он возглавил группу «немецких колониально-экономических предприятий», получившую наименование «группа Деко». В документах того времени отмечалось, что

«„Деко“ вела практическую работу, чтобы быть подготовленной на случай возвращения колоний».

Занимая одновременно пост экономического референта колониально-политического ведомства нацистской партии, Вейгельт мог выдвигать интересы «Немецкого банка» на передний план.

Collapse )

«Мой друг Гиммлер»



Как видно, заправилы банка не нуждались в рекламе своего могущества. Их больше волновала проблема военной экономики, закупки в других странах стратегически важных материалов на валюту, которую добывал отдел «зарубежных связей» банка. Не будет преувеличением сказать, что «Немецкий банк» сыграл определяющую роль в экономической подготовке фашистской Германии ко второй мировой войне. Ещё летом 1933 г. представители фирм «Хеншель» и «Рейнметалл», финансируемые «Немецким банком», провели секретное совещание с руководителями третьего рейха о разработке новых типов танков. Спустя несколько месяцев правление концерна «ИГ Фарбениндустри», в котором также господствовал банк, предложило Герингу четырёхлетний план развития германской химической промышленности в военных целях, который был с благодарностью принят. «ИГ Фарбениндустри» и «Сименс», гиганты химической и электротехнической индустрии, являлись главными поставщиками вооружения и боеприпасов для вермахта. Производство военной продукции в этих фирмах непрерывно расширялось. К 1939 г. обороты «ИГ Фарбениндустри» достигли фантастической цифры – 3,116 млрд марок, а «Сименс унд Гальске» – 1,100 млрд марок. С конвейеров подконтрольного «Немецкому банку» концерна «Даймлер-Бенц АГ» сходили танки, которым вскоре предстояло утюжить поля Европы. Концерн БМВ выпускал для гитлеровского вермахта автомашины и мотоциклы. Фирма ДЕА и «ИГ Фарбениндустри» снабжали горючим люфтваффе, военно-морской флот и танковые войска. В лабораториях ИГ были разработаны смертоносные газы для массового уничтожения людей. Директора «Немецкого банка» знали об этом и молчали, ибо немалая часть доходов с производства этой продукции шла в их собственные карманы.

1937 год стал знаменательным годом в истории «Немецкого банка». В его руководстве произошли изменения, открывшие новую эру – эру Германа Абса. Того самого, о ком 30 лет спустя западногерманский журнал «Шпигель» скажет:

«Морщинки на лбу Абса решают судьбу миллионных кредитов и предпринимателей».

Collapse )