January 13th, 2021

Ян Гус - один против всемогущей империи



С самого начала своего исторического существования Чехия со всех сторон была окружена немецким миром, и потому ей долгое время приходилось бороться за свою национальную самобытность.

В этой борьбе первые чешские короли из династии Пржемысловичей хорошо сознавали грозившую им опасность «от ненасытной пасти немцев». В XIII веке Чехия стала независимым государством, значительно расширила свои границы и заняла первое место среди государств Западной Европы. Но в XIV веке, с прекращением династии Пржемысловичей и избранием короля из Люксембургского дома, страна вновь подпала под иноземное влияние. В страну нахлынули немецкие колонисты, сначала захватившие в свои руки промышленность и торговлю, а потом и всю власть.

Collapse )

Бальтасар Косса - пират, студент, римский папа



Бальтасар Косса, вошедший в анналы истории под именем антипапы Иоанна XXIII, происходил из древнего и далеко не бедного рода. Владения его отца располагались на острове Искья, расположенном у входа в Неаполитанский залив. Старший из братьев, Гаспар, первым вступил на путь «джентльменов удачи», и удача ему сопутствовала почти всегда. Потом на путь пиратства вступили и другие братья, а Гаспар со временем стал командовать большой пиратской флотилией и называться «адмиралом».

Бальтасар был крепок не по летам, поэтому уже с 13 лет начал участвовать в операциях старшего брата, на кораблях которого с упоением прошел «высшую школу» пиратства. Родители занятия сыновей не считали чем-то предосудительным, ведь оно было таким доходным. Только когда от них подолгу не было вестей, сердце госпожи Косса замирало от страха, так как она прекрасно понимала, что ждет «ее милых мальчиков», если счастье изменит им. Она не хотела увидеть на виселице ни одного из четырех своих отпрысков и потому решила спасти хотя бы одного из них, направив его на более безопасный путь. В один из приездов Бальтасара в родной дом рассудительная матушка провела с сыном несколько душеспасительных бесед. И так как она была очень красноречива, то в скором времени он отправился в университет Болоньи и поступил на теологический факультет.

Collapse )

Валашский господарь Влад III Цепеш (Дракула)



Пожалуй, ни одна из фигур, которыми хвалится наше прошлое, не была настолько идеализирована в фантазии народа и историков, насколько фигура Влада Цепеша. Кровавый ореол, окружающий это имя, сделал того, кто носил его, легендарным господарем и наделил его добродетелями, которыми он не отличался. В представлении народа он получил окраску господаря жестокого, но справедливого; поэты следовали народному представлению… а историки-патриоты сделали его великим национальным героем — гением, господарем, сражавшимся за независимость своего государства и водворявшим в нем порядок и справедливость.

Так начинает свое повествование о Владе III Цепеше, вошедшем в историю под именем Дракулы, румынский ученый И. Богдан. Эпоха, в которую жил этот валашский князь, — одна из самых темных в истории румынского княжества Валахия, хотя она и не бедна историческими источниками. Многие румынские историки и литературоведы считают, что Влад Цепеш стал жертвой исторической несправедливости, и с легкой руки английского романиста Б. Стокера был оклеветан во всем мире. В Румынии же к нему относятся с уважением, к которому, конечно же, примешивается большая доля суеверного страха.

Collapse )

Жанна д'Арк - Орлеанская Дева



В начале 1415 года англичане начали новое вторжение во Францию. До этого времени они прочно овладели лишь Кале и Бордо с прилегающей областью, теперь же захватили богатейшие и жизненно важные провинции страны — Нормандию, Иль-де-Франс, Мен и большие части Пикардии и Шампани. В руках англичан оказался и Париж. К 1428 году владения дофина Карла были сведены к центральным провинциям Франции, на юге в его руках оставался Лангедок, на юго-востоке — Дофинэ, а также провинция Пуату. Здесь было много крупных городов, но эти территории были малонаселенными, менее плодородными, к тому же они не были так связаны дорогами, как французские владения англичан.

Решение уйти из дома, чтобы помочь Франции и дофину Карлу, зрело у Жанны д'Арк постепенно, усиливаясь при дурных новостях и ослабевая при добрых. Но сообщение об осаде Орлеана отбросило все сомнения, и в 1429 году Жанна д'Арк ушла из родительского дома. Впоследствии она говорила: «Будь у меня сто отцов и сто матерей, будь я королевской дочерью, я все равно ушла бы».

Collapse )

Правитель и великий ученый Улугбек



В 1409 году Шахрух, сын великого Тимура, вернул себе Самарканд, но править в нем не стал, а объявил правителем своего старшего сына Улугбека, которому было тогда 15 лет. Наследовав государство Великого Тимура, Улугбек вынужден был вести почти непрерывную борьбу то с беспокойными родственниками, боровшимися за власть; то с племенами кочевников, которые нападали на окраины его обширных и богатых владений. Все старались внушить, что ему — любимому внуку Тимура — надлежит защищать империю, созданную его великим дедом. Молодому правителю трудно было противостоять своим приближенным, и в первые годы правления Улугбек предпринимал военные походы, отрываясь от любимых занятий науками.

Придворные льстецы всячески старались поддерживать в Улугбеке военный дух, но предпринятый им в 1427 году поход на север против кочевников окончился поражением, и Шахрух едва не лишил сына самаркандского трона. Да и сам Улугбек с этого времени охладевает к воинской славе и со всей страстью отдается научным занятиям. Он начинает возводить в Самарканде обсерваторию. Астрономия была его любимой наукой, но, будучи сыном своего времени, он не был чужд и другим наукам: знал наизусть большую часть Корана и толкования к нему, а также слова комментаторов по каждой суре священной книги. Грамматику и синтаксис арабского языка Улугбек тоже знал хорошо, был осведомлен в законоведении, логике, теории литературного стиля и основах музыки. С его именем связан большой труд «История четырех улусов», в котором излагается история государств, образовавшихся после распада империи Чингисхана: Китая с Монголией, Золотой Орды, Ирана и Средней Азии[10] [Рукопись этого сочинения до нас не дошла].

Collapse )

Аристотель Фиораванти, фальшивомонетчик, архитектор и узник Великой Московии



Поздним вечером 20 мая 1474 года, когда Москва укладывалась спать, в Кремле вдруг раздались сильный треск и грохот. Сразу же вспыхнули и заполыхали факелы, народ стал собираться на Соборной площади, откуда раздался разбудивший всех гул. Новый Успенский собор, еще несколько часов назад высившийся своими белыми стенами, теперь лежал в развалинах. Сначала упала северная стена, за ней наполовину разрушилась западная и устроенные при ней хоры. Весь город опечалился гибелью собора, и стали раздаваться тревожные голоса: «Не к добру это! Опять знамение!».

Не только в Москве, но и в других больших и малых городах государства с нетерпением ожидали построения этого храма. Огромный и величественный, он возводился как символ единения русской земли, как символ ее политического и духовного могущества. Сотни и тысячи людей в городах и селах, устав от неустроенной жизни, повседневных тягот и невзгод, надеялись, что вот завершится строительство и милосердный Бог, увидев великолепие нового собора, даст им счастливую жизнь. А теперь все их мечты оказались погребенными под обломками…

Collapse )

Неукротимый Савонарола



В XV столетии разъединенная Италия не имела сил для борьбы с могущественными противниками. Но война выдвинула несколько замечательных личностей, и среди них одно из главных мест принадлежит монаху Джироламо Савонароле. С ранних лет он обнаружил любовь к учению и отличался строгой жизнью, а в 23 года ушел в доминиканский монастырь в Болонью. В скором времени настоятель монастыря заметил таланты Савонаролы и поручил ему читать диалектику и метафизику другим монахам. Не довольствуясь только лекциями, Савонарола стал читать и проповеди, но сначала успеха не имел из-за своего дурного произношения и неуместной порой жестикуляции. Тогда он ушел из монастыря, чтобы обработать свой голос, и побывал в нескольких городах Италии.

Разврат века до глубины сердца поразил благочестивого монаха, несчастья отечества были слишком очевидны; он не мог оставаться посторонним и начал громить людские пороки. В 1494 году в Бреши состоялась первая его проповедь, в которой он угрожал городу потоками крови за его нечестие. Через пять лет Савонарола по приглашению Медичи переехал во Флоренцию и, став приором в соборе Святого Марка, с еще большим рвением взялся за исправление людских нравов.

Collapse )