January 25th, 2021

Римский папа проводит «ЛИНИЮ» на карте



Обострилась борьба между двумя великими соперниками, двумя морскими державами Южной Европы: Испанией и Португалией. Новые успехи испанцев заставляли Португальское королевство опасаться за свои колониальные владения и морские торговые сделки. А испанцы не желали упускать своего, они стремились урвать все, что можно, в этой новой ситуации. Нужно было найти решение, как поделить добычу. После коротких, но бурных споров стороны договорились пригласить римского папу арбитром по вопросу раздела Земли. Последовали новые споры, подкупы, угрозы и шантаж, и спустя каких-нибудь два месяца после возвращения Христофора Колумба из первого путешествия, в мае 1493 года, папа Александр VI (Борджиа) огласил в торжественной булле свою волю. На карте была проведена линия в ста милях к западу от Азорских островов: все уже открытые и открываемые впредь земли по одну сторону линии принадлежали Испании, по другую - Португалии. Годом позже стороны в так называемом Тордесильясском договоре изменили границу владений и тем самым, казалось, окончательно урегулировали спор. Разумеется, ни в папской булле, ни в межгосударственных соглашениях не было и речи о правах туземцев. Этим людям римская булла уделила всего лишь несколько строк:

Collapse )

Индеец не человек



Первая крупная испанская колония была основана на острове Эспаньола, где наместником некоторое время был Диэго, сын адмирала Колумба. Королевским наместником всего найденного континента стал испанский гранд-сеньор Дон Николас де Овандо, глава рыцарского ордена Алкантара. На острове, к несчастью для его коренных жителей, нашли серебро и открыли рудники по его добыче.

Collapse )

Гонец спешит



Сколько лет топчет он этот путь? Гонец не считал. Но уже наверняка лет десять-двенадцать прошло с тех пор, как он впервые пробежал по этой сначала плавно, затем все круче поднимающейся горной тропинке между городом Золтепек и горной крепостью Тласкала и обратно. Сейчас он мужчина, достигший полного расцвета, а тогда был еще подростком, когда сборщики налогов взяли его из дальней родной деревни. Сборщики собирали дань живьем: молодых девушек - на службу в королевский дом, молодых мужчин - в королевские рабы, на военную службу. Сборщики осмотрели и его, измерили, насколько расширяется его грудная клетка при вдохе, ощупали мускулы ног, послушали биение сердца и вынесли свой приговор: быть ему гонцом Владыки Гнева, господина всего Анауака, от озер до морей.

Collapse )

Капитан Кортес



"Из моря выполз еж и свернулся в клубок на берегу", - эта мысль возникла в мозгу Эрнана Кортеса, когда он увидел выросший перед ним лагерь с торчащими на кольях ружейными дулами, угрожающе направленными во все стороны. Пятьсот пехотинцев, около двадцати кавалеристов, три дюжины лучников и тринадцать мушкетеров, готовые к бою, ожидали в лагере приказа капитан-генерала, Кортеса. В бухте стояли на якоре одиннадцать кораблей; их пушки были уже доставлены на берег для подкрепления позиций лагеря.

Collapse )

Шестьсот человек против целой империи



Когда велись приготовления к экспедиции, Кортес получил от своего боевого товарища в подарок молодую рабыню. Это было настоящее сокровище: пятнадцатилетняя Марина была не только красавицей, но и знала испанский язык, прекрасно говорила на языках ацтеков и майя, знала их обычаи; она была отпрыском знатной семьи ацтеков.

Collapse )

Сожженные корабли



Морской берег снова опустел. Ни вдали, ни вблизи испанцы не видели ни одного человека, кроме членов экспедиции. Только нестерпимый блеск кучи драгоценных камней доказывал, что все происшедшее им не приснилось.

Полтысячи человек устремили на сокровище напряженные взоры. Полтысячи пар рук со скрюченными пальцами жадно протянулись. А золото бесстрастно сверкало, камни искрились манящим блеском...

Первым опомнился Эрнан Кортес. Он дал короткую команду: вооруженные стражи встали вокруг кучи сокровищ.

Collapse )

В союзе с индейцами



Конкистадоры основали на берегу новый город-крепость, назвав его Вилья рика де ла Вера-Крус (Богатый город истинного креста), или, короче, Веракрус, и оставили в ней гарнизон. С помощью подарков и ловких переговоров они завязали дружбу с жителями ближайшей провинции Семпоала. Это племя враждовало с ацтеками и, следовательно, видело в испанцах своих союзников. Воины Семпоалы поступили на службу к Кортесу, часть их осталась в Веракрусе для поддержки испанского гарнизона, большой отряд присоединился к выступившей в поход армии. Эта неожиданная помощь имела огромное значение, так как - хотя слова Кортеса о том, будто Семпоала могла предоставить пятьдесят тысяч воинов, кажутся сильным преувеличением - масса хорошо вооруженных и прекрасно знающих местность воинов, бесспорно, означала большую силу.

Collapse )